Ядерная доктрина Президента Буша

Большая политика
№24 (320)

К итогам Московского саммита

«...Ядерные силы, взятые сами по себе, не подходят для большей части тех ситуаций, к которым готовятся Соединенные Штаты. Нужна новая комбинация ядерных, неядерных и оборонительных сил для отражения самых различных угроз, с которыми США могут столкнуться в ближайшие десятилетия».
Из доклада
«Состояние ядерных сил США»


Этот доклад, представленный американскому Конгрессу 8 декабря прошлого года, явился, в сущности, изложением новой ядерной доктрины, разработанной по указанию президента Дж. Буша.[!] В ней подходы времен холодной войны заменены решениями, которые базируются на учете новых угроз и современных возможностях их парирования.

СТРАТЕГИЯ ЯДЕРНОГО СДЕРЖИВАНИЯ

Она действовала на протяжении второй половины ХХ века и была нацелена на гарантированное уничтожение вероятного противника, каким являлся Советский Союз и страны Варшавского пакта. Одним из главнейших элементов этой стратегии была безусловная готовность к полному и неотвратимому уничтожению инфраструктуры жизнеобеспечения неприятельских стран, каким бы ядерным потенциалом они ни располагали. И если бы даже Соединенные Штаты первыми подверглись ядерному удару, то и в таком случае уцелевших средств должно было с лихвой хватить для гарантированного уничтожения СССР и его сателлитов. Именно из такого расчета была создана и оснащена так называемая ядерная триада, существующая и в наше время. К началу 2002 года ее компоненты входили в Объединенное Стратегическое Командование ( ОСК ), которое состояло из:
- Морских сил: две эскадры подводных ракетоносцев, развернутых на восточном и западном побережьях США. Атлантическая эскадра насчитывает 10 субмарин и базируется на Кингс-Бей, Тихоокеанская – 8 субмарин – порт Бангор. Все субмарины являются подводными крейсерами класса «Огайо» и способны нести по 24 межконтинентальные баллистические ракеты ( МБР ) подводного старта типа «Трайдент – 2», снаряженные 10 боеголовками индивидуального нацеливания каждая. Одним залпом все 18 субмарин могут запустить 428 МБР с 2784 боеголовками, мощностью от 100 до 475 килотонн по тротиловому эквиваленту (от 7 до 25 «хиросим» соответственно).
- Наземных сил : носители, входящие в состав Боевого Космического Командования. В его группировке 550 МБР: 50 ракет типа «Пискипер МХ» и 450 типа «Минитмен – 3». В одном залпе наземные силы несут 1300 боеблоков индивидуального нацеливания.
- Воздушных сил, представленных Боевым Авиационным Командованием. В его восьми крыльях ( соединения типа авиадивизии ) 200 бомбардировщиков В – 52, 86 самолетов типа Б- 1Б и 16 – типа Б – 2А. В одном вылете все авиакрылья поднимают 1100 авиабомб и крылатых ракет.
Всего в арсенале Объединенного Стратегического Командования 6750 термоядерных боеприпасов. Следует добавить, что в общем виде аналогичные ядерные триады имеют Россия, Китай и Израиль, естественно, с иным количеством боеблоков в каждом виде базирования.

НОВЫЕ УГРОЗЫ

Геостратегическая ситуация в начале ХХI века неопровержимо свидетельствует, что американские силы сдерживания, опирающиеся только на ядерные средства поражения, недостаточны для блокирования агрессивных стремлений тех противников, которые угрожают США в настоящее время. Ими являются, в первую очередь, агрессивный исламский фундаментализм, использующий в качестве передового отряда свою террористическую структуру, а также реликты коммунизма в Юго–Восточной Азии.
Новая ядерная доктрина подразделяет исходящие от этих противников угрозы на три вида: немедленные, потенциальные и неожиданные.
НЕМЕДЛЕННЫЕ – представляют собой уже имеющиеся в настоящее время опасности. В качестве примера приводится нападение Ирака на Израиль, агрессия Северной Кореи против Южной, попытка Китая захватить Тайвань.
ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ – к их числу относятся вероятные опасности, связанные с наличием у ряда стран оружия массового поражения и средств его доставки. Возникновение враждебной США коалиции, членами которой являются такие страны, станет потенциальной угрозой, требующей соответственной реакции со стороны американских сил сдерживания.
НЕОЖИДАННЫЕ – это внезапные и непредсказуемые вызовы национальной безопасности США. К ним может привести, к примеру, неожиданная смена режима в такой стране, как Пакистан, в результате чего существующий там ядерный арсенал попадет в руки враждебным США лидерам.
Северная Корея, Ирак, Иран, Сирия и Ливия – страны, которые сегодня можно квалифицировать как источники любого из видов этих угроз. Все они в течение многих лет враждебно настроены к Соединенным Штатам и нашим стратегическим союзникам. Но и кроме того, все они спонсируют и укрывают террористические отряды, активно развивают программы, направленные на создание и производство оружия массового уничтожения и средств его доставки.
К числу самых крупных немедленных или потенциальных опасностей мы сопричисляем Китай. Эта страна, благодаря государственной политике интенсивного развития и наращивания стратегических ударных средств и непрерывного обновления обычного вооружения, уже вышла в число самых милитаризованных держав. Ее потенциальную угрозу особенно усиливает огромная численность населения, обеспечивающая практически неисчерпаемые людские резервы.
Россия в ХХI веке сохраняет самый мощный на планете (после США) ракетно-ядерный потенциал и значительные обычные вооруженные силы. Но в настоящее время политика жесткой конфронтации с этой страной сменилась практикой доверия и сотрудничества.
Однако ядерные силы и программы России и сегодня по–прежнему вызывают озабоченность. Россия ст ому ее будущий курс не может быть очерчен со всей определенностью. Не исключен и вариант смены власти или перемены ее идеологической направленности, что не позволяет вычеркнуть Россию из списка потенциальных противников США и не учитывать этого при разработке ядерной стратегии.

НОВАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ТРИАДА

Одним из важных факторов, которые повлияли на возможность формирования новой стратегической доктрины, служит появление весьма эффективных неядерных боевых средств. К их числу принадлежат управляемые и самонаводящиеся высокоточные крылатые ракеты, авиабомбы и артиллерийские снаряды. К этим средствам относятся также информационные системы и средства управления, разведки и связи – наземные, воздушные и космические.
Их наличие позволяет нанести прпотивнику решительное поражение, ограничить, при необходимости, эскалацию конфликта, снизить жертвы мирного населения и масштаб попутных разрушений.
Неядерные боевые средства являются частью ПЕРВОГО ударного наступательного компонента новой триады. Однако основу его все же составляют ядерные силы, но их количество должно быть решительно сокращено, с тем чтобы к 2012 году оно не превышало 1700 – 2200 боеголовок в оперативно–развернутых силах.
Сокращается также и количество носителей ядерного оружия. Через десять лет оно должно составить 14 подводных крейсеров класса «Огайо», 500 межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен –3», 76 бомбардировщиков Б – 52 Н и 21 бомбардировщик Б – 2 А «Спирит».
Неядерными боезарядами будут оснащены крылатые ракеты на 4 подлодках класса «Огайо» и высокоточные авиабомбы для 94 бомбардировщиков типа Б 1 – Б, которые также войдут в первый наступательный компонент новой стратегической триады.
ВТОРЫМ компонентом триады являются стратегические оборонительные системы – активные и пассивные. Признавая, что эти системы не гарантируют от глобального ракетного удара, новая доктрина предполагает, что они обеспечат защиту от ограниченного нападения и сохранят США свободу действий и возможность для нанесения сокрушительного ответного удара.
В состав оборонительных средств входят: новая противоракетная система с элементами космического базирования, сеть объектовых средств ПВО, инфраструктура дальней разведки, перехвата и подавления целей в космосе и в воздухе.
Предполагается развернуть в 2003 – 2008 годах систему ПРО с «ограниченными возможностями», состоящую из трех комплексов лазерного оружия воздушного базирования, предназначенного для уничтожения баллистических ракет любой дальности; размещенной на Аляске системы перехвата на средних участках траектории полета большой дальности; а также системы «Иджис» морского базирования – 4 комплекта для перехвата на средних участках траектории ракет малой и средней дальности.
ТРЕТЬИМ компонентом новой триады будет служить инфраструктура ядерного оружейного комплекса. Сюда относятся предприятия и научно–исследовательские центры Америки. Эти учреждения предлагается реформировать и нацелить на создание новых средств и своевременное сокращение устаревших. В частности, к числу первоочередных задач «третьего компонента» относится разработка единой ракеты класса «воздух – земля», запускаемой вне зоны ПВО, новый беспилотный ударный самолет и крылатые ракеты универсального базирования с особо большой дальностью полета.

СОКРАЩЕНИЕ ЯДЕРНОГО БОЕЗАПАСА

Уровень сокращения оперативно развернутых стратегических боеприпасов (ОРБ) предусматривает их количество в 2012 году 1700 – 2200 единиц. Под этим термином понимаются ядерные боеблоки на развернутых баллистических ракетах и авиабомбах и те, которые хранятся в складах на аэродромах базирования стратегических бомбардировщиков.
Существующий ядерный арсенал США предполагается сократить в одностороннем порядке, если не удастся договориться с Россией о паритетных началах. Сокращение планируется провести в три этапа:
2002 – 2007 г.г. – 3800 единиц ОРБ;
2007 – 2009 г.г. – 2500 единиц ОРБ ;
2009 – 2012 г.г. – 2200 единиц ОРБ.
А всего через 10 лет будут иметь не более 2200 оперативно развернутых ядерных боеприпасов. При этом Соединенные Штаты оставляют за собой право прекратить сокращение и даже нарастить ядерные силы в случае непредвиденной угрозы. Большая часть боеголовок и так называемых «разгруженных носителей» не уничтожается, а переводится в резерв. Этот резерв подразделяется на активный (постоянная готовность к немедленному развертыванию) и пассивный (готовность к развертыванию в срок до одного года).
Таким образом новая ядерная стратегия предусматривает не только высокую степень готовности стратегических ядерных средств, находящихся на боевом дежурстве, но и быстрое наращивание потенциала немедленного реагирования.

НОВАЯ ДОКТРИНА И МОСКОВСКИЙ САММИТ

В начале марта газета «Лос-Анджелес таймс» опубликовала некоторые утечки из приведенного выше документа. И немедленно два Иванова – российские министры иностранных дел и обороны - выступили с резкой критикой новой ядерной стратегии США. Внимание акцентировалось на зачислении России в список главных целей.
Честно говоря, такая реакция двух «главных» министров Путина свидетельствует разве что о нищенском уровне их стратегической компетенции. Наивно же предположить, что американские ядерные средства не планируются для атаки российских целей, как, впрочем, российские – по целям в США. Отсутствие такого планирования свидетельствовало бы лишь о недобросовестном выполнении прямых служебных обязанностей Объединенным комитетом начальников штабов США, равно как и российским Генштабом.
Думается, эта тема вряд ли стала предметом обсуждения на встрече Буша и Путина в Москве. Но безусловно, новая ядерная доктрина США была в числе проблем, подлежащих рассмотрению.
Все дело в том, что сокращение ядерного арсенала США в любом случае не может остаться односторонним актом. Ибо такой же процесс давно идет в России. Но если Америка сокращает вполне боеспособные носители, то российские попросту выходят из строя, выработав все сроки эксплуатации.
Это относится, в первую очередь, к тяжелым жидкостным МБР типа РС-19 и РС-20, максимальный срок использования их может продлиться не далее 2005 года. После чего в строю сухопутных МБР останутся лишь твердотопливные носители типа «Тополь» и «Тополь-М». И тогда суммарный потенциал российских сухопутных ядерных сил не превысит 500 боеблоков, да и то при условии ежегодного ввода в строй 30 новых ракет.
Аналогичные процессы идут и в морской компоненте. Невозможност , из–за отсутствия финансирования, вводить в строй новые подводные ракетоносцы и ремонтировать действующие приводит к ежегодному уменьшению их количества на 2 – 4 единицы. Следовательно, уже через 7 – 8 лет в строю останутся лишь 6 подводных крейсеров класса «Тайфун» и к 2010 году количество боеголовок на МБР подводного старта не превысит тысячи.
Устаревают и российские стратегические бомбардировщики. В связи с тем, что в текущем десятилетии не планируется постройка ни одного нового самолета такого класса, группировка Дальней Авиации ( 37-я Воздушная Армия ) в 2010 году будет насчитывать не более 40 машин, которым к тому же, исполнится по 25 – 30 лет. Максимальная боевая нагрузка, которую самолеты 37–й ВА смогут доставить до цели, будет в пределах 700 авиабомб и крылатых ракет.
Таким образом, ракетно-ядерный стратегический потенциал России к 2010 году не превысит 1800 – 2000 боезарядов, что и составит то их количество, которое предусматривает новая американская стратегическая доктрина. Потому–то так гладко прошло подписание Договора о взаимном сокращении ударных арсеналов на встрече президентов России и США в Москве.