ankara escort

Рыба гниет с головы

Из штата в штат
№47 (553)

Недовольство американцев политикой администрации Буша в Ираке помогло демократам вернуть себе большинство в обеих палатах Конгресса. Однако поражение республиканцев на прошедших недавно выборах – это не только следствие неудачной военной кампании. Не менее важным слагаемым поражения консерваторов, считают многие эксперты, стали громкие скандалы, связанные с отступлением от этических норм и коррупцией видных представителей правящей партии, серьезно подмочивших их репутацию. Начав тонуть, они потянули за собой на дно остальных.
Главный политический советник Буша Карл Роув вынужден был признать свою ошибку: мол, каюсь, не уделил проблеме коррупции должного внимания.
«Я не думал, что она так сильно скажется на умонастроениях избирателей, - заявил он. - Эту ошибку следует записать на мой счет».
После драки, как известно, кулаками не машут. Да и речи покаянные совершенно ни к чему Советнику президента, при всей его дьявольской изворотливости (пусть он не обижается) было не под силу на этот раз отстоять Конгресс. Когда грешит несколько человек – это можно считать исключением из правил, но если у людей перед глазами проходит целая вереница сановных коррупционеров – это уже явление, бросающее тень на всю партию. Безусловно, и демократы, находясь в оппозиции, не блистали безупречностью поведения, поспособствовав расцвету коррупции на Капитолийском холме. Однако грешников среди них было несравнимо меньше.
Сколько себя помню в Америке, столько и слышу обещания партийных лидеров очистить Конгресс от скверны коррупции. Ирония судьбы, но в ходе этой борьбы они сами оказываются в лапах зверя.
Организатор и вдохновитель «республиканской революции» Ньют Гингрич, возглавивший в 1994 году Палату представителей, заявил тогда: моя цель – сделать Конгресс таким, чтобы на «слуг народа» можно было равняться. Пройдет не так много времени, и выяснится, что бывший профессор истории сам нередко поступал, мягко говоря, вопреки правилам политического этикета, отстаивать которые он поклялся. Гингричем вынужден был заняться Комитет по этике Палаты представителей, который, правда, оставил все его проступки без серьезных последствий. Не желая подставлять товарищей по партии, проявивших к нему столь безграничное великодушие, Гингрич вынужден был подать в 1998 году в отставку, отказавшись занять свое место в Конгресс, которое он выиграл в одиннадцатый раз.
Перед тем как покинуть большую политику, Ньют благословил на спикерство близкого к нему человека – конгрессмена Роберта Ливингстона. Преемник тут же заявил о необходимости высоко нести звание народного избранника. И тоже намекнул о реформах. Однако дальше намеков дело не пошло. Судьба предоставила Бобу совсем немного времени, чтобы проявить себя. Вскоре его самого уличат в скандале на сексуальной почве, и он не только покинет высокий пост, но и вообще уйдет из Конгресса.
Заступивший на пост спикера вместо Ливингстона Денис Хастерт, наученный горьким опытом своих предшественников, оставит «зверя» в покое, поставив на борьбе с коррупцией жирный крест. Наоборот, он станет делать вид, что ее в Палате представителей просто не существует. Конечно же, не случайно, что именно при добродушном толстяке Хастерте коррупция и неэтичное поведение законодателей расцветут пышным цветом. Именно спикер стеной станет на пути предлагаемых демократами и частью республиканцев реформ. Именно он подвергнет санкциям членов комитета по этике от собственной партии, вместе с демократами вынесших порицание тогдашнему лидеру республиканцев в Палате представителей Тому Дилею, уличенному в противоправных деяниях. Окажется причастным Хастерт и к недавнему скандалу с конгрессменом Марком Фоули: спикера заподозрят, что он сознательно покрывал обвиняемого в педофилии политика, не желая выносить сор из избы.
Подвергая критике республиканцев, необходимо обратить внимание и на позицию демократов, которые пошли на поводу у партии власти.
Их лидеры заключили с республиканцами негласное соглашение о ненападении, фактически парализовавшее работу специального антикоррупционного комитета - House Ethics Reform Task Force. Вместо того чтобы расследовать факты коррупции и отступления от этических норм, данный орган только тем и занимался, что старался отвести от проштрафившихся законодателей удар со стороны правоохранительных органов.
В своей статье «Пятая власть» я отмечал, какого немыслимого влияния на Капитолийском холме добились в период нахождения у власти республиканцев многочисленные лоббистские конторы. Что не мудрено – большинство владельцев этих контор сами являлись республиканцами. В ходе проводимого в рамках скандала с известным вашингтонским лоббистом Джеком Абрамоффым расследования стало известно о хитроумном плане конгрессмена Дилея, осуществив который республиканцы получили бы возможность надолго законсервировать свою власть в Конгрессе, опираясь на поддержку «своих» людей в лоббистском бизнесе. Одни участники сделки могли надеяться на щедрые подношения для ведения избирательных кампаний, другие – рассчитывать на правительственные подряды и субсидии вкупе с возможностью непосредственно влиять на действия правительства.
Сегодня будущий спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси говорит о своем желании провести необходимые реформы, направленные на борьбу с коррупцией в законодательном корпусе. Не станет ли это обещание очередным сражением с ветряными мельницами?
По мнению профессора Джонатана Турли, у лидеров демократов просто нет выбора: решительных действий ждут от них не только избиратели, традиционно голосующие за левых, но и электорат республиканцев, возмущенный беспринципностью своих протеже.
Я готов согласиться с ученым. Правящие круги себя настолько дискредитировали, что вопрос реформирования власти не менее важен для общественности, чем война в Ираке.
Каков же должен быть новый этический кодекс поведения, следуя которому, можно попытаться ликвидировать «культуру коррупции» в высших эшелонах власти?
Вот что рекомендует Пелоси профессор Турли.
1.Запретить конгрессменам и сенаторам, их помощникам, сотрудникам аппарата вступать в официальные, деловые контакты со своими родственниками - как с близкими, так и с дальними, являющимися сотрудниками лоббистских фирм. Члены комитетов должны, во избежание конфликта интересов, добровольно отказаться от участия в обсуждении того или иного запроса, направленного лоббистами, если эти люди являются членами их семей (жены, дети).
Накануне выборов Служба Гэллапа провела опрос на данную тему. Точка зрения более 80 процентов американцев совпала с мнением профессора Турли. А вот из 94 членов комитетов по ассигнованиям Палаты представителей и Сената (Appropriation Committees) мнение о неэтичности оказания содействия родственникам, представляющих интересы лоббистских структур, поддержало всего 4 политика. В настоящее время только демократы Том Харкин и Дик Дурбин (второй по рангу среди лидеров демократов в Сенате), республиканцы Митч Макконел (новый лидер республиканского меньшинства) и Аллен Спектер, принимающие участие в работе Senate Appropriation Committee, полностью отказались от деловых контактов с родственниками - сотрудниками лоббистских контор.
Комментируя результаты опроса, Фред Вертхеймер, глава организации Democracy 21, заявил, что «нельзя было не обратить внимания на ту роль, которую играли в Конгрессе, контролируемом республиканцами, жены, мужья и прочие родственники политиков».
Как удалось выяснить газете USA Today, в прошлом году законодатели и их помощники 53 раза брали на себя задачу помочь родственникам – представителям лоббистских фирм продвигать их заявки.
2. Создать специальный, независимый орган (без участия самих членов Конгресса), который бы стал расследовать случаи отступления политиков от этических норм.
3. Запретить конгрессменами и сенаторами использовать средства, предназначенные на ведение избирательных кампаний, не по назначению. Также должна быть запрещена передача этих денег другим кандидатам.
4. Запретить законодателям, сотрудникам их офиса, женам и детям путешествовать за счет заинтересованных организаций.
5. Запретить политикам предлагать собственные законопроекты, если они затрагивают их деловые интересы. Это же относится и к законопроектам, которые касаются их партнеров по бизнесу.
6. Полностью отказаться от практики одобрения так называемых earmarks или pork-barrel spending - различных субсидий на финансирование проектов, которые включаются в билли по ассигнованиям вне общепринятой практики обсуждения на заседаниях комитетов.
В свое время Гингрич и прочие республиканские «революционеры» подвергали резкой критике демократов за включение в финансовые законопроекты статьи расходов, не прошедшие стандартной процедуры одобрения в комитетах по ассигнованиям, усматривая в этом завуалированную коррупцию. Однако за 12 лет республиканского правления практика earmarks достигла просто чудовищных размеров. По данным организации Citizens Against Government Waste в 1991 году, когда Конгресс был в руках демократов, число пристегнутых к бюджетным биллям «левых» ассигнований составило цифру 600. В прошлом году – 1400. Хотя республиканское руководство заявило, что большинство earmarks экономически оправданно и целесообразно. Имен людей и названий компаний, которые пробивали данные проекты, названо не было. Кстати, очень трудно также выяснить, кто именно из законодателей добился включения в закон дополнительных статей расходов.
7. Законодателям следует пересмотреть нынешнюю практику получения подарков. Размер их допустимой стоимости должны определить независимые эксперты.

Хочется надеяться, что план реформ следующего спикера - г-жи Пелоси не будет сильно отличаться от рекомендаций профессора Турли. Погрязший в коррупции Конгресс – бельмо на глазу всей страны. А ведь рыба, как известно, гниет с головы...


Комментарии (Всего: 1)

Больше таких давайте! сайт супер.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *