“Ветровой Гамелан”, “Камнебутылки” и многое другое

Нью-Йорк
№45 (551)

В этом году относительно небольшой Socrates Sculpture Park, находящийся на берегу Ист-Ривер в Квинсе, отпраздновал свое двадцатилетие. Вплоть до осени 1986 года территория этого парка, которую арендовал за один доллар в год у города нью-йоркский Департамент портов и торговли, использовалась в качестве нелегальной свалки. Возможно, она существовала бы и до сих пор, если бы известным скульптором Марком ди Суверо не была учреждена в 1977 году общественная организация «Афины» для сбора средств на создание культурной зоны на месте свалки. Его идея заключалась в приобретении городской площадки, где на постоянной основе проводились бы выставки скульптур наиболее интересных современных авторов, а также осуществлялись музыкальные и театральные представления. Название организации «Афины» объяснялось тем, что в этом месте Квинса проживает крупнейшая популяция греков.
После того как были собраны необходимые средства, потребовался целый год, чтобы очистить территорию будущего парка от скопившегося там мусора. И вот осенью 1986 года состоялась первая выставка современной скульптуры под открытым небом в парке, которому было дано имя знаменитого древнегреческого философа Сократа. С тех пор экспозиции работ скульпторов со всех концов Соединенных Штатов, Европы и Центральной Америки проводятся там постоянно.
В 1993 году скульптурный парк Сократа перешел под управление департамента парков Нью-Йорка и был признан единственным местом в городе, предназначенным исключительно для создания и экспозиции современной скульптуры. Через два года Socrates Sculpture Park получил статус одного из 63 «самых замечательных американских общественных мест». Сейчас здесь представлены работы двадцати членов Товарищества молодых скульпторов.
Первое, что привлекло мое внимание, когда я зашел в парк, было странное сооружение из пяти огромных белых яиц, неведомым образом балансирующих одно на другом. Для этой своей скульптуры Марта Фридман отыскала даже не страусиные яйца, а кладку какого-то доисторического гигантского ящера, которую она и принесла в парк. Я не удержался и потрогал одно из «яиц». Оказалось, что оно слегка пружинистое на ощупь, ибо сделано, как и все остальные, из каучука.
Недалеко от этой скульптуры находится показавшаяся мне очень забавной массивная, высотою более пяти метров, черного цвета с серыми разводами скульптура, сооруженная Руди Шефердом из бетона, местами осыпанного мелкими блестками из аметиста и слюды. Автор дал этому сооружению название «Черная скала, поглощающая негативную энергию». Из вершины почти круглой в основании скалы торчат два выступа в виде коротких рожек. Вероятно, по задумке автора это специальные антенны для поглощения негативной энергии. Не знаю. Однако я постоял около этого “поглотителя” в надежде, что он «высосет» из меня всю негативную энергию, но ничего не почувствовав, двинулся дальше. В данном случае здесь может быть только одно из двух: или во мне совершенно нет негативной энергии, или «поглотитель» не работает. Поживем – увидим. Может, его действие проявится позже.
Подойдя к краю парка в том месте, где он ограничивается рекой, я вдруг услышал какие-то однообразные, повторяющиеся раз за разом звуки. «Дзинь!» И через мгновение новое «дзинь» - на два тона выше. В общем где-то что-то постоянно дзинькало через неравные промежутки времени. И тут я увидел примерно с полдюжины пятиметровых металлических шестов, установленных на краю обрывистого берега Ист-Ривер. Вершины шестов венчали Т-образные перекладины. К одному концу каждой из них были прикреплены на вращающейся штанге две большие, похожие на суповые, чашки - металлические полусферы, направленные в разные стороны. К другому концу каждой перекладины был подвешен на шарнирной связке стальной шарик. Под напором ветра чашки вращались, шарики на шарнирах поднимались и падали на алюминиевую трубку, укрепленную на том же столбе с помощью треугольной подставки, и трубка издавала звякающий заунывный звук. Предо мною была скульптурная композиция Билла и Мэри Бухен, которую авторы назвали «Ветровой гамелан».
Хочу пояснить, что гамелан – это традиционный индонезийский оркестр, в состав которого входят преимущественно ударные инструменты. На наш слух, звучание этого оркестра обычно кажется нестройным и беспорядочным. В Индонезии же под музыку гамелана проводятся праздники, торжественные церемонии и шествия, сопровождающиеся танцами. В нашем случае название композиции «Ветровой гамелан», на мой взгляд, можно считать удачным, потому что какофоническое дзиньканье трубок на шестах в большой степени соответствует содержанию исполняемых «мелодий».
Совсем близко от «Ветрового гамелана», прямо на берегу Истр-Ривер, за изгородью, отделяющей парк от воды, на прибрежных камнях и бревнах полузатонувшего старого причала расположена инсталляция Тима Тайзела, которую он назвал «Bottlelites». Здесь автором использована игра слов, когда окончание «lite», означающее камень, применяется для конструирования названий различных горных пород или минералов, как, например, в словах кальсилит, пирофиллит, монтичеллит или хризолит. Название последнего минерала, являющегося драгоценным камнем, использовалось в Древней Греции для обозначения всех золотисто-желтых камней. Само же слово хризолит (chrysolite) состоит из двух греческих слов «chrysos» - золото и «lithos» - камень.
Вот и Тим Тайзел соединяет в названии своей инсталляции два слова «bottle» и «lite». Так что название этой инсталляции я бы перевел как «Окаменевшие бутылки», или просто «Камнебутылки». Конгломераты из покрашенных в яркие, броские цвета пластмассовых бутылок разных размеров и форм, небольших канистр и других сосудов для жидкостей, похожи на колючих морских ежей. И эти «ежи», или «камнебутылки», выглядят очень привлекательно и оригинально.
Между не очень густых деревьев парка можно увидеть снежного человека, которого выследил Камерон Гэйнер, применив сталь, стекловолокно, искусственный мех, стекло и эпоксидный клей.
А недалеко от этого неуловимого представителя дикой природы находится композиция Майкла Катальди «Подобие городской площади», которую он соорудил из мешков с песком, досок и металлических бочек из-под технического масла, в которых прорастил высокую сорную траву. Но это, конечно, далеко не все, что можно сейчас увидеть на территории парка скульптур.
К парку Сократа примыкает расположенная на берегу реки и огороженная сеткой площадка, где когда-то находился кирпичный завод. Теперь здесь всемирно известный мастер Марк ди Суверо создает свои гигантские металлические скульптуры. Сейчас там рядом с большим подъемным краном стоит несколько почти завершенных его работ. Я подошел к загородке и увидел среди нагромождений металлических балок, железных конструкций и сварочных аппаратов самого ди Суверо, отдававшего распоряжения своим помощникам. Подойти к нему у меня не было никакой возможности. Но я улучил момент и сфотографировал его (почти как папарацци), когда он, отойдя в сторону, сел на одну из многочисленных железяк, лежащих на земле.
Марк ди Суверо родился в 1933 году в Шанхае - в семье дипломатических работников. После окончания Второй мировой войны его родители обосновались в Сан-Франциско. Здесь Марк окончил школу, а затем поступил в университет в Беркли, где изучал скульптуру и философию.
С 1957 года он живет и работает в Нью-Йорке. Являясь приверженцем абстрактного экспрессионизма, начал свой творческий путь с использования металлического лома для создания того, что он называл «кубистской открытой пространственной скульптурой». В те годы Марк зарабатывал себе на жизнь в компании по ремонту лифтов, где в 1960 году из-за аварии попал под тяжелый подъемник и остался парализованным на всю жизнь. С тех пор он передвигается с помощью костылей. Тем не менее ди Суверо не оставил творческой деятельности, работая с электрическим сварочным аппаратом и управляя подъемным краном при создании своих монументальных стальных скульптур.
Произведения Марка ди Суверо широко демонстрировались как в Соединенных Штатах Америки, так и в Европе и принесли ему международное признание.
Посмотрев на рабочую студию мастера, я вернулся к «Ветровому гамелану», потому что оттуда открывался прекрасный вид на Манхэттен. И тут я увидел, что по узкой бетонированной дорожке, проложенной по краю парка, едет в мою сторону на велосипеде ди Суверо - седовласый и седобородый, в голубом джинсовом костюме с измазанными ржавчиной штанинами и красной защитной каске проехал мимо меня на велосипеде. Я громко поздоровался еще издалека. Ди Суверо широко улыбнулся, сверкнув бедыми зубами под черными, забитыми сажей ноздрями и весело ответил. Уже уезжая, он прокричал мне пожелание наслаждаться сегодняшней прекрасной погодой и парком. Что я и сделал. Ведь в парке было еще много разных скульптур и уютных зеленых уголоков.
Socrates Sculpture Park находится на пересечении Вернон-бульвара и Бродвея в районе Лонг-Айленд-Сити в Квинсе. Из Бруклина туда легко можно добраться на поезде метро линии «N», доехав до станции «Бродвей». От нее до парка можно дойти пешком за десять-двенадцать минут.