Питерские боевики

Факты. События. Комментарии
№44 (550)

В сентябре 2003 года у платформы Дачное в Петербурге неизвестные напали на двух цыганок с детьми. Шестилетнюю Нилуфар Сангбоеву зарубили топором.
В 2004 году в Петербурге неизвестные убили девятилетнюю таджикскую девочку Хуршеду Султонову. На ее теле медики насчитали одиннадцать колото-резаных ран.
В том же 2004 году в Петербурге неизвестные напали на 20-летнего студента Политехнического института вьетнамца Ву Ань Туана. Ему нанесли более сорока ударов ножом.
По этим убийствам на расовой, национальной почве вынесены приговоры.
Семь обвиняемых в убийстве Нилуфар Сангбоевой получили от 2.5 до 10 лет заключения. А вот обвиняемых в убийстве Хуршеды Султоновой суд присяжных оправдал. Общественность возмутилась. Городская прокуратура подала кассацию, и шесть молодых людей были приговорены к серьезным срокам лишения свободы. 17 октября 2006 года суд присяжных оправдал обвиняемых по делу об убийстве вьетнамского студента. Пресса писала: «Оправдание скинхедов-убийц стало в Петербурге традицией», «Cудя по статистике, убийства на этнической почве в северной российской столице преступлениями не считаются».
Но на этот раз волна возмущения была потише. Хотя процессы закрытые, потому что на скамье подсудимых несовершеннолетние, но то, что просочилось за стены суда, с очевидностью говорило - следствие велось из рук вон плохо, ничто не доказано, и в таких условиях решение присяжных закономерно.
Вообще из развалившихся в суде дел по расовым убийствам, по оправдательным приговорам можно сделать три вывода.
Первый – присяжные на стороне обвиняемых, они также преисполнены расовой ненависти к жертвам, к «черным», к «инородцам», к «мигрантам».
Второй – следственные органы также заражены расизмом. Они на стороне убийц и потому нарочно подают дела в таком виде, что в суде они разваливаются.
Третий – следователи просто-напросто непрофессиональны, лепят как попало и что попало в надежде, что суд не пойдет против обвинения.
Все три вывода можно обсуждать, доказывать или опровергать, имея точную информацию о материалах следствия и материалах суда.
Но есть еще и четвертое предположение – совершенно фантастическое. На этих трех процессах судили людей, вообще непричастных к данным преступлениям.
С таким сенсационным заявлением еще в мае нынешнего года выступил заместитель директора петербургского Агентства журналистских расследований Александр Горшков. Он рассказал, что агентство вышло на след «боевой террористической организации» - так ее называли сами члены банды.
7 июня 2004 года бандиты совершили показательную казнь своих же подельников Головченко и Гофмана. Головченко заподозрили, что он может их всех сдать, а Гофман, как выяснилось, имеет еврейского предка в каком-то дальнем поколении. В лесу их расстреляли из охотничьего карабина и арбалета, а затем добили ножами. Цель акции известна со времен Нечаева и нечаевщины – запугать и повязать всех кровью. Но результат был достигнут противоположный – двое испугались, что с ними могут поступить так же. Они и стали для журналистов-расследователей источником информации. И как ни был велик соблазн обнародовать ее, огорошить мир, признается Александр Горшков - в Агентстве журналистских расследований понимали, что так можно затруднить дальнейшее следствие, нанести вред, и передали информацию в МВД, оговорив и получив гарантии безопасности для раскаявшихся.
А потом уже было официальное сообщение. Задержанные члены банды Боровикова (застрелен при аресте) признались в нападении на граждан Армении в селе Никольском, убийстве гражданина КНДР Ким Хен Ика, покушении на гражданина Нигерии Амара Диона, убийстве Гофмана и Головченко, убийстве ученого Николая Гиренко и убийстве сенегальца Ламбсара Самбы. А также - в убийстве Нилуфар Сангбоевой у платформы Дачное, в убийстве Хуршеды Султоновой и в убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана.
Но ведь по делу об убийстве двух девочек уже вынесены приговоры тринадцати подросткам-скинхедам, а убийство вьетнамского студента раскрыто и дело передано в суд! На скамье – семнадцать обвиняемых.
Прокуратура попала в невыносимое положение. Получается, схватили хулиганствующих в районе подростков, одного-двух заставили «признаться» и на том основании состряпали обвинение. А суд проштамповал приговор?!
И потому прокуратура попыталась сразу же поставить под сомнение показания задержанных. Заместитель прокурора Лавренко объявил на пресс-конференции, что ни в одном из этих преступлений они не yчacтвoвaли, а по газетным публикациям тщательно изучали обстоятельства громких преступлений: «Выезжали на место происшествия для рекогносцировки... Сначала члены группы Боровикова вели себя очень уверенно, но потом стали пyтaтьcя. Например, один из них заявил, что Султонову били заточкой в спину, а это совсем не тaк. И мы поняли, что все эти признания – фoкyc. Наши арестованные экстремисты хотели запутать следствие и заодно – пpocлaвитьcя».
О славе – вопрос спорный. Как видно из материалов, им и своей славы хватит с лихвой. А вот точность признаний в убийстве – совсем другое дело. Хорошо, что заместитель прокурора напомнил. Суть в том, что недостаточно лишь признания, признавшийся должен сам же доказать, что именно он совершил данное преступление. К примеру, на следственном эксперименте должен показать место преступления, рассказать, кто где стоял, что делал и т.д. Мало ли кто и что может на себя наговорить... Похоже, сейчас прокуратура и проверяет признания членов банды Боровикова с особой тщательностью. А кто мешал следствию сделать то же самое с признаниями подростков, осужденных за убийство Нилуфар и Хуршеды?
Вот при каких открывшихся вдруг обстоятельствах 17 октября завершился суд над обвиняемыми в убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана. Присяжные сочли все обвинения недоказанными.
А дальше начинается совсем другая страница в мрачной саге о расовых убийствах в Петербурге. «Боевая террористическая организация» - это не подростки-скинхеды. Здесь жесткая система, конспирация, арсенал оружия. Связаны ли питерские боевики с параллельной или какой-то вышестоящей структурой – покажет расследование. Вообще-то в таких группах, по теории, выход на руководство имеет только главарь, а его как раз и застрелили при задержании. Но организация, если она есть, не шило в мешке. Все со временем выяснится.
Почти все задержанные члены банды Боровикова – студенты, из приличных семей, интеллектуально развиты, увлекаются литературой, историей, философией. Но они прежде всего – «люди действия».. Мать одного из них рассказывает: «Он не хотел, чтобы черн... Хм... Как сказать-то? Чтобы люди кавказской национальности... В общем, он говорил: пока мы тут сидим, они потихоньку начнут нами управлять... Нам с отцом говорил: вы, мол, сидите, пьете чай - и сидите. А я буду действовать».
Сайт РОНС (Русского общенационального союза) призывает: «Время действовать!»