Страхи

Факты. События. Комментарии
№44 (550)

Россияне живут в постоянном стрессе, сравнимом с последствиями землетрясения.
Похоже, развеивается миф о нашем холоднокровном отношении к своему психическому здоровью. Ведь раньше считалось: это слабаки-американцы чуть что бегут к психоаналитику. А нам черт не брат, нас эта жизнь не колышет. Оказалось, колышет. Как свидетельствует академик Татьяна Дмитриева, ежегодно за психиатрической помощью к врачам обращаются 7,5 миллиона россиян. Но это не отражает истинного положения. Действительно нуждающихся неизмеримо больше, в разы. Взять хотя бы статистику самоубийств – 60 тысяч в год. Почти в два раза больше, чем погибает в автомобильных авариях. Мы – на втором месте в мире по суицидам со смертельным исходом. Причем мужчин-самоубийц в шесть раз больше, чем женщин. Но это и понятно - женщина не бросит детей на произвол судьбы.
«В обычной жизни 25 процентов людей нуждаются в психико-психологической помощи, – говорит Татьяна Дмитриева. – Но в переломный период или при катастрофах – например, землетрясении – эта цифра взлетает до 90 процентов. А наша страна пережила, по сути, революцию... Мы собирали данные о воздействии социально-экономического кризиса на психическое состояние россиян. Результат сопоставим с землетрясением – почти 90 процентам впору было обращаться к врачу».
С заключениями ведущего психиатра перекликаются выводы аналитического доклада Института социологии Академии наук «Социальная политика и социальные реформы глазами россиян».
В последнее время отмечаются рост российской экономики и увеличение доходов граждан, на основании чего часто делаются выводы относительно улучшения социально-экономического положения в стране, - говорится в докладе. - Однако при более детальном изучении оказывается, что положение дел в социальной сфере не так однозначно, как кажется, а порой и просто тяжелое. Об этом объективно свидетельствуют социально-психологическое состояние россиян, характер проблем, с которыми сталкиваются наши сограждане, а также специфика их переживаний и страхов.
Если суммировать, то более 80 процентов россиян за последний год не раз испытывали чувство собственной беспомощности, невозможность повлиять на происходящее, 90 процентов не раз сталкивались с несправедливостью, 77 процентов считают, что дальше так жить нельзя.
И хотя по сравнению с первыми годами реформ ситуация несколько улучшилась, все равно в группе «отчаявшихся» - 17 процентов россиян, то есть почти 20 миллионов взрослых людей. Большая часть – пенсионеры и люди старше пятидесяти лет. И - «более 7 миллионов сравнительно молодых людей, хронически находящихся в тяжелейшем психологическом состоянии». «Сравнительно молодой» - значит от пятидесяти лет и ниже, до тридцати пяти, к примеру. В этом возрасте терять надежды на все – это непредставимо.
Самое главное – работа. Почти 60 процентов жителей страны в 2006 году часто испытывали чувство страха перед будущим из-за ситуации на службе. Причем они одновременно переживают и другие деструктивные чувства – беспомощность, несправедливость всего происходящего, чувство, что дальше так жить нельзя. Две трети даже работающих россиян не уверены в завтрашнем дне и относят себя к наименее благополучным слоям населения. Из них треть основным считает доход не с места работы, а со своих приусадебных участков и подсобных хозяйств. Половина из тех, кто боится потерять место, не имеют квалификации, то есть неконкурентоспособны на рынке труда.
«Характер кажущегося благополучия в социально-экономической сфере подтверждает и динамика основных опасений россиян в социальной сфере, - отмечается в докладе. - Интенсивность опасений россиян за последние три года возросла. Особенно из-за роста жилищно-коммунальных платежей и страха остаться без работы. С проблемами плохого материального положения в 2006 году столкнулись 39 процентов россиян, боятся остаться без средств к существованию около 50 процентов».
Далее в шкале страхов - боязнь потери собственного здоровья или здоровья близких. Тридцать процентов опрошенных отмечают невозможность получения определенного образования и необходимых знаний, а также реализации себя в профессии.
Треть россиян, имеющих несовершеннолетних детей, боится, что они станут наркоманами. А еще к этому добавляется алкоголизм взрослых. «Почти в каждой десятой семье алкоголизм и наркомания отдельных членов семьи уже стали острейшей реальной проблемой».
К перечню страхов и опасений в опросных листах россияне самостоятельно добавили еще один пункт – боязнь, что их ребенка призовут в армию.
Постоянные стрессы и страхи, связанные с детьми, сказываются и на здоровье. В семьях с двумя и более детьми лишь 27 процентов характеризовали свое здоровье как хорошее, в то время как в семьях с одним ребенком этот показатель составлял 43 процента.
«Таким образом, - заключают исследователи, - семья и дети в условиях современной России – это не столько некий «тыл», позволяющий чувствовать себя увереннее в условиях масштабных трансформаций, сколько огромный дополнительный психологический стресс для всех, их имеющих».
Дети – это не только дополнительные психологические, но и серьезные материальные проблемы. Треть семей с двумя детьми живет за чертой или на черте бедности. А те, у кого трое и более детей, - уже полная беднота на 70 процентов.
В связи с этим начинаешь думать – помогут ли делу 250 тысяч рублей, что обещает правительство за рождение второго ребенка? Ведь на руки их не дадут, только на счет – на будущее образование, на квартиру. Квартиру на такую мелочь в городе не купишь – разве что в поселке. А до института дитя еще надо дорастить. То есть деньги нужны прямо сейчас, на текущие расходы. Боюсь, что второго ребенка будут рожать и получать дополнительные 250 тысяч те, кто и так, без помощи государства, решил завести еще одного ребенка. Выходит тот ж принцип – богатые богатеют и деньги к деньгам. У бедных же остаются страхи. И надежда на русские поговорки: у страха глаза велики, глаза боятся, а руки делают. Иначе, если слушать только психологов и социологов, точно с ума сойдешь от безнадеги.

Примечание. Не боятся потерять работу, не испытывают чувства беспомощности и чувства, что так дальше жить нельзя, то есть живут по-настоящему комфортно, около 5 процентов россиян.