Радуга над Тарусой

История далекая и близкая
№42 (548)

В Тарусе открыт памятник Марине Цветаевой. Босая, в длинном одеянии, приложив руку к груди, она стоит в городском парке над Окой...
Скульптор – Владимир Соскиев, архитектор – Борис Мессерер.
Посмертный путь Марины Цветаевой в ее родную Тарусу был сложен, изломан, как и ее судьба. Таруса для нее родная потому, что связана с детством, с дачей, с зеленым лесным и светлым речным покоем.
Детство верни нам, верни
Все разноцветные бусы,
Маленькой, мирной Тарусы -
Летние дни...
Последний раз Марина Цветаева была в Тарусе в 1939 году. Но тогда уже покоя ей не было нигде.
В 1961 году в Калуге вышел знаменитый литературный альманах «Тарусские страницы», составленный Константином Паустовским и Николаем Оттеном. И в нем – рассказ Марины Цветаевой «Кирилловны». Как завещание: «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины. В одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая крупная в тех местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уже нет, я бы хотела, чтобы на одном из холмов... поставили с тарусской каменоломни камень: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева». Париж, 1934 г.»
В 1962 году прочитал рассказ киевский студент Семен Островский и... поехал в Тарусу. Ни у кого ничего не спрашивая, договорился с рабочими, с шофером, нашли камень, загрузили, выбили надпись, привезли, поставили.
Общественность и власть впали в шок. Общественность – в изумление от того, что МОЖЕТ сделать ОДИН энергичный человек. Ведь общественность наша была и есть не очень деятельная. Власть – в растерянность от такого самоуправства. Тотчас решили – убрать! Но посчитали, что необходимо согласие Ариадны Сергеевны Эфрон, дочери Марины Цветаевой. Ариадны Сергеевны тогда в Тарусе не было, она уехала в Прибалтику. Через посредников связались с ней. И Ариадна Сергеевна Эфрон дала телеграмму, что согласна.
Ее действия объяснимы и понятны. К тому времени уже вовсю гремел идеологический скандал с «Тарусскими страницами». Альманах объявили идейно вредным, изъяли из продажи и из всех библиотек, сняли с постов областного цензора, директора Калужского издательства, секретаря Калужского обкома партии.
А тут – недозволенный памятник! Как вызов! Его даже могли расценить как злонамеренный бунтарский ответ решениям партии! Ведь постановление по «Тарусским страницам» принималось в ЦК КПСС, в Бюро по РСФСР.
Ариадна Сергеевна боялась, что из-за этих скандалов остановят, «зарубят» однотомник Марины Цветаевой «Избранные произведения» в Большой серии «Библиотеки поэта», который готовился к печати. Потому и сторонилась фрондерствующей тарусской публики. Книга, к счастью, увидела свет в 1965 году – с нее и начался в стране цветаевский бум. Уже в семидесятые годы молодежь превратила Тарусу в место паломничества. Тогда в стране самопроизвольно сложилось некое сообщество людей, с виду вроде бы благополучных, грамотных, но ведущих странный, непостоянный, как бы нигде не укорененный образ жизни. Были среди них и старые, и пожилые, и ничего материального не имеющие в жизни мужчины активного возраста; много молодежи, девушек, которые приезжали в Тарусу, как в Мекку. Ариадну Сергеевну они раздражали; но в то же время она их и жалела, называла цветаевками. Как облако возникло в те годы духовно бесприютное и духовно бездомное сообщество и растаяло, рассеялось почти без следа под ветрами новой, иной жизни.
В середине семидесятых я жил и работал в Тарусе, в местной редакции. Партийные начальники по части идеологии запрещали даже упоминать в нашей славной районной газете «Октябрь» имя Цветаевой, говорили: «У нее муж белый офицер!». Они, да и все мы, не знали, что Сергей Эфрон в Европе был завербован и служил ВЧК-ОГПУ-НКВД. Потому и был вывезен, после убийства разведчика-перебежчика Игнатия Рейсса, в СССР, спасен от уголовного преследования во Франции и расстрелян уже здесь, «своими»...
Десятилетие спустя пришла гласность. Многое стало известно. Но тем не менее, когда в Тарусе решили поставить камень с памятной надписью, на страницах той же газеты «Октябрь» возникла жаркая дискуссия. В которой новые радетели неизвестно почему называли Цветаеву белогвардейкой. Но камень установили. В 1988 году. Он и поныне там, над Окой. А тот, старый, Семена Островского, в 1962 году ночью сбросили в реку...
История нынешнего памятника тоже была непростой. Финансировал его частный фонд. Пригласили известных мастеров: Владимир Соскиев – член-корреспондент Академии художеств, Борис Мессерер – академик, лауреат Государственной премии. Все вопросы согласовали с властями, утвердили на художественных советах. И вдруг – Тарусская администрация стала рассматривать другой проект, с другим автором. Причем новую скульптурную композицию хотели установить на месте памятного камня. А тот, уже легендарный, народный памятный камень, выходит, снова уничтожить?
Соскиев и Мессерер вынуждены были заниматься тем, что менее всего показано художникам, – давать интервью, взывать к общественности.
Однако все уладилось. Но осадок остался.
И не только от этой истории. Речь о книге местного автора, в которой расписываются частные, личные стороны жизни Марины Цветаевой. Причем сочинение это изобилует ошибками; то, что в действительности было, смешано со слухами, сплетнями, задета память близких Цветаевой людей. Если бы кто-то чужой, со стороны... в журналистско-литературном мире немало таких мародеров... с них вроде бы и спроса нет. Но у тарусян особое, бережное отношение к Марине Ивановне, близкое к родственному. И вдруг - свой, тарусский...
С годами главным чувством по отношению к Цветаевой становится жалость. Все в ее судьбе мучительно, изломано, перековеркано. Мало сжигающего жизнь поэтического дара, так еще революция, смерть дочери в детском приюте, эмиграция, муж, из белого рыцаря превратившийся в агента НКВД, возвращение вслед за ним в Советский Союз, арест дочери и мужа, Елабуга, раздор с родным сыном, самоубийство. Воплощение трагедии поэта и человека...
После открытия памятника, после торжественных речей и чтения стихов над головой Марины, над Тарусой, в октябрьском осеннем небе на короткий миг появилась радуга.


Комментарии (Всего: 1)

Спасибо за позднюю правду

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *