Сампрас и Макэнрой об играх

Спорт
№30 (849)

 

Бывшая первая ракетка мира, легендарный Джон Макэнрой считает, что в распределение наград олимпийского теннисного турнира могут вмешаться “темные лошадки“. Американец отметил, что отсутствие в Лондоне Рафаэля Надаля дает шанс другим теннисистам. 
 
«Мужской теннис потеряет многое, но с другой стороны, облегчит жизнь другим парням. Я думаю, что претендентов на место на пьедестале почета станет больше. Например, наш Джон Изнер может потрепать нервы любому фавориту и пробиться в призеры, особенно учитывая трехсетовый формат матчей, - сказал Макэнрой. - На Олимпиаде вероятность сюрпризов куда больше, чем на турнирах серии «Большого шлема». Но если оставаться объективным, то кто-то из большой тройки - Роже Федерер, Новак Джокович или Энди Маррей – будет на высшей ступени подиума».  
 
А вот семикратный чемпион Уимблдона Пит Сампрас считает, что формат олимпийского теннисного турнира следовало бы изменить. “Помню матч первого круга в Барселоне-1992, который я проводил на третьем корте. В это же время на центральной арене играл другой американский теннисист Джим Курье. Мы с ним играли в парном разряде, но, когда выходили в одиночном, я не чувствовал какого-то единства, хотя и представляли мы одну страну. На Олимпийских играх хочется присутствия этого командного духа. Поэтому, может быть, следовало бы немного изменить формат, сделать командный турнир, привнести элемент уникальности», – заявил Сампрас.  
 
Легендарный теннисист подтвердил, что сейчас олимпийскому теннисному турниру уделяется гораздо больше внимания, в сравнении с временами его карьеры. 
 
«Когда я рос, теннис на Олимпийских играх был показательным выступлением. Для меня Олимпиада – это всегда были атлетика и бокс, плавание и гимнастика. Но в последние годы теннис на Играх стал более престижным. Это в наше время многие игроки размышляли, принимать участие в олимпийском турнире или нет. Я думаю, что нынешние соревнования, которые пройдут на Уимблдоне, станут уникальными. И я бы, не задумываясь, принял в них участие, будь у меня такая возможность», – сказал американец.