Шахиды атакуют с моря

Факты. События. Комментарии
№23 (319)

Сужение дуги противодействия террору на земле и в воздухе, особенно после 11 сентября 2001 года, вынуждает руководителей мирового экстремизма подыскивать новые, менее защищенные объекты для своих атак. По мнению наиболее осведомленных экспертов, в ближайшем будущем международный терроризм может сосредоточить свое внимание на третьей природной стихии - водной и перейти к масштабным операциям против целей, характерных для нее: грузовых, пассажирских и военных кораблей, портов и судостроительных верфей.
Уязвимость военного и коммерческого судоходства для таких атак достаточно убедительно продемонстрирована 12 октября 2000 года, когда два шахида, члена организации «Аль-Каеда» на моторной лодке врезались в борт американского эсминца «Коул», ошвартованного у стенки йеменского порта Аден.[!] Заряд взрывчатки, весом около 300 кг, пробил в борту корабля брешь площадью в 72 кв. м. Погибли 17 американских моряков и более 40 получили серьезные ранения. Ценой чрезвычайных усилий удалось спасти эсминец от гибели, однако его возвращение в строй пока даже не прогнозируется.
Следует подчеркнуть, что атака на «Коул» была далеко не первой террористической акцией на море и, судя по всему, лишь пробой сил для развертывания целой кампании. Успех шахидов в Адене вызвал немалый энтузиазм у других террористических групп и подтолкнул их к организации подобных же диверсий на море.
23 октября, через 10 дней, два катера со смертниками из организации «Тигры Тамил Илама» врезались в пассажирские паромы Шри Ланки, один из которых затонул, а второй был сильно поврежден. При этом погибло более 400 человек. Через две недели боевики ХАМАСа атаковали израильский ракетный корабль и не уничтожили его только из-за преждевременной детонации заряда. Список такого рода атак содержит десятки наименований судов всех классов.
Реальные возможности морских террористов не только на тактическом, но и на стратегическом уровнях создают многостороннюю угрозу безопасности многих стран. Эти угрозы весьма эффективны, тем более что в большинстве государств, которые являются потенциальными объектами для морских террористов, нет действенных сил и средств для их блокирования или отражения.
Международный центр изучения проблем терроризма в Шотландии ( Глазго ) отмечает в специальном докладе: «Если наземные и воздушные средства вооруженной борьбы после «холодной войны» были переориентированы на действия против менее глобальных угроз, то в области морского оружия никаких метаморфоз не произошло. Его нацеленность на крупномасштабные операции позволяют террористам успешно действовать в акватории Мирового океана».
В течение трех последних десятилетий нападения морских террористов регистрировались почти во всех регионах планеты, однако конструктивного реагирования со стороны западных государств они не вызвали. Эффективное же противодействие нынешней и особенно грядущей активности морских террористов требует не только учета их боевых возможностей, но и наличия сугубо специальных подразделений, оснащенных мощными средствами разведки и подавления противника, готового и на самопожертвование во имя даже незначительного успеха.

ОСОБЕННОСТИ ДЕЙСТВИЙ МОРСКИХ ТЕРРОРИСТОВ

Количество террористических групп, которые специализируются на атаках с использованием акватории морей и океанов, резко выросло за последние десятилетия. Свои удары они наносят не только со стороны моря, но и с суши. Тактика этих акций варьируется от применения наземных групп, оснащенных подрывными зарядами, до действий подводных пловцов. Их снаряжение вполне современно: магнитные прилипающие мины, подводные транспортировщики, скоростные катера, морские скутеры, даже мини-подлодки и торпеды, управляемые смертниками-шахидами. Следует особо подчеркнуть, что использование шахидов, этих исламских камикадзе, резко повышает ударные возможности морских террористов, позволяя поражать самые защищенные объекты.
Тактические приемы атак на корабли зависят от того, находится ли судно в гавани или на рейде или курсирует в открытом море. Пришвартованное судно обычно атакуется боевыми пловцами в легководолазном снаряжении, которые крепят несколько крупных зарядов в наиболее уязвимых местах его корпуса. Боевики могут быть доставлены к порту по суше или спущены с надводных и подводных транспортировщиков. Наилучшими средствами транспортировки являются сверхмалые субмарины – миниподлодки. В течение последнего пятилетия отмечены три случая подпольного строительства таких подлодок: в Боготе (Колумбия), Картахене (Африка) и на юге Индии. Однако отмечено также, что террористы могут и приобретать такие субмарины в целом ряде стран Западной Европы, в России и в Иране.
При атаках в море факторы внезапности и скрытости достигаются террористами за счет применения малых низкосидящих катеров. Они атакуют ночью и с разных направлений – «волчья стая». Благодаря ничтожной радиозаметности такие средства не обнаруживаются операторами бортовых радаров.
Этими катерами могут быть вполне успешно атакованы как грузовые суда, так и громадные круизные лайнеры и даже боевые корабли, особенно если речь идет об их уничтожении, а не о захвате. Диверсионные катера нередко оборудуются съемным такелажем, который маскирует их под рыболовецкие шхуны или суда береговой охраны. В этих случаях террористы переодеваются рыбаками или таможенниками. Могут они проникать на судно и легально, как пассажиры. Так было и в случае захвата итальянского пассажирского лайнера «Акилле Лауро» в 1985 году.
В последние 5 – 6 лет морские террористы все чаще применяют тактику и средства японских камикадзе времен Второй мировой войны, которую они использовали для нападений на американские боевые корабли. К таким средствам относятся человеко-торпеды типа «Кайтен» и взрывающиеся катера «Фукурю». В преобразованном виде они состоят на вооружении исламских шахидов.
Но и кроме них, такие средства имеют место в практике колумбийских террористов ( группы FARC ), ланкийских партизан организации «Тигры Тамил Илама», баскских ЕТА и филиппинских морских диверсантов.
Эти террористические организации не только создают собственные боевые средства, но в больших количествах закупают более сложные технологически образцы в Европе, США и в Австралии. Сегодня в их число входят планеры и дельтапланы, легкомоторные самолеты и вертолеты. Такие средства в последнем десятилетии прошли боевую проверку в Красном и Аравийском морях, в Моллукском проливе и в Южной Атлантике.
Наконец, недавно в средствах массовой информации появились данные, что в документах руководства «Аль-Каеды», найденных в Афганистане, обнаружены разработки массированных атак восточного побережья Соединенных Штатов при помощи грузовых судов, принадлежащих бен Ладену. Планировалось оснастить не менее пяти таких кораблей установками типа «Скад», закупив их в Ираке. Корабли, имея ракетные установки в трюмах, должны были приблизиться к территориальным водам Америки на дальность полета ракет ( не менее 300 миль ) и обстрелять ими крупные города Новой Англии.
В настоящее время руководители морских террористов консолидировали свои усилия, что привело к смещению «центра тяжести» их деятельности на Ближний и Средний Восток и в Западную Атлантику. Военные аналитики считают, что перед ними открылись возможности более широкого взаимодействия с аналогичными организациями самой разной экстремистской направленности.
ОРГАНИЗАЦИЯ
И КОМПЛЕКТОВАНИЕ

Сегодня исламские террористы, и в первую очередь «Аль-Каеда», активно перенимают опыт и методы действий морских диверсантов ланкийской группировки «Тигры Тамил Илама». Она создала самую совершенную организацию для партизанской борьбы на море, в том числе практически крупнейший в мире негосударственный военный флот, эффективно действующий в составе двух самостоятельных формирований.
Первое из них – «Морские Тигры» - представляет собой амфибийную группу, насчитывающую около 4 тысяч боевиков. Организационно они делятся на секции: «Тигрицы» (около тысячи женщин), «Черные Тигры» (смертники), боевые пловцы-подрывники, катеристы и др.
«Морские Тигры» оснащены по последнему слову техники, имеют скорострельные орудия, гранатометы и малогабаритные установки залпового огня, японские средства связи и германскую оптику. Их мастерские производят плавучие и донные мины, подводные подрывные заряды. Они даже сумели построить мини-подлодку, впоследствии захваченную индусами. В настоящее время ими испытывается человеко-торпеда. Судоверфи «Морских Тигров» строят фиберглассовые скоростные катера для транспортировки боевых пловцов, для взрывного тарана и для абордажных нападений на коммерческие суда.
По данным индийских разведслужб, «Морские Тигры» уничтожили почти треть военного флота Шри-Ланки, применяя тактику «волчьих стай» и удары камикадзе. Кроме того, они атакуют торговые и рыболовные суда ланкийских, индийских и даже западных компаний, входящих в цейлонские территориальные воды.
Но кроме боевых формирований, «Тигры» располагают флотом из 20 морских кораблей коммерческого типа, которые предназначены для скрытой перевозки оружия, наркотиков, боевиков и новых наемников – нелегалов. Формально эти суда принадлежат подставным компаниям и плавают под флагами Панамы, Гондураса, Либерии и других «оффшорных» стран. Перевозка коммерческих грузов служит прикрытием для чисто диверсионных целей.
Флот «Тигров» сегодня привлекает пристальное внимание американской разведки потому, что сходное количество транспортных судов, но только более высокого класса, принадлежит Осаме бен Ладену. Он сам и его эмиссары не зря изучали специфику действий тамильских морских террористов. Судя по всему, следует ожидать, что их методы могут быть применены исламскими боевиками не только «Аль-Каеды», но и палестинских террористических организаций.
Американской разведке стал известен факт финансирования нефтяными шейхами, в частности из Катара и Бахрейна, морских боевых отрядов ХАМАСа и Исламского джихада. Особое внимание ЦРУ привлекло наличие в них подразделений хорошо подготовленных боевых пловцов, обучение которых весьма сложное и не быстрое дело.
Оказалось, что эти «фрагменты» используют снаряжение советского типа и производства: дыхательные аппараты замкнутого цикла СЛВИ – 57, боевые акваланги АВМ – 1 и подводные транспортировщики «Протей – 3». Настораживает, что методика действий палестинских легких водолазов практически неотлична от той, которая применялась разведывательно-диверсионными подразделениями ГРУ ГШ, носившими кодовое наименование «Дельфин». Их штаб находился в советское время в бухте Казачьей, близ Севастополя.
Эти отряды были расформированы в начале 90-х годов, и отлично подготовленные подводные спецназовцы оказались не у дел. Между тем среди них было немало уроженцев Северного Кавказа, Башкирии, Татарстана - мусульманских ареалов Российской Федерации. Существуют данные, что некоторые из этих ценнейших специалистов, не будучи востребованы на родине, могли оказаться там, где их знания и опыт были бы оплачены. В том числе – на Ближнем Востоке.

ТЕРРОРИСТЫ СМЫКАЮТСЯ
С ПИРАТАМИ

В течение последнего десятилетия количество разбойных нападений на коммерческие суда утроилось. Только в 2000 году оно выросло на 40 процентов по сравнению с 1999 г. Две трети таких атак приходится на Азиатско-Тихоокеанский регион, то есть на ту же акваторию, где оперируют морские террористы.
Основными районами пиратства сегодня считаются Юго-Восточная Азия, Южно-Китайское море, Западная и Восточная Африка, Южная Америка и Карибский бассейн. Как видим, их акватория примыкает к побережью стран, где базируются исламские и другие террористы и повстанцы самых разных направлений.
В прошлом году зарегистрировано 350 пиратских нападений у берегов Индонезии и Филиппин. Как известно, в этих странах проживает большое количество мусульман, в Индонезии – свыше 160 миллионов. Наконец, за последние пять лет значительно выросло количество пиратских атак в Средиземном и Черном морях, прежде всего в водах, омывающих берега Ливана, Сирии, Турции и Грузии.
Методы действий современных корсаров варьируются от классических абордажных атак в открытом море до нападений на суда, стоящие в портах или на якоре в территориальных водах. Они имеют целью, как правило, ограбление пассажиров и членов команды. Однако в некоторых случаях судно захватывается для «конфискации» груза и даже угона самого корабля.
Нападения пиратов сопровождаются беспредельным насилием, убийствами и издевательствами над теми, кто оказался на судне. Немало случаев, когда пираты берут в заложники наиболее состоятельных или влиятельных пассажиров с целью получения выкупа. Отдельные нападения совершаются именно для того, чтобы захватить таких богачей в заложники.
Кстати, такого же рода операции проводят и морские террористы. Им, так же как и пиратам, требуются средства для покупки снаряжения и финансирования своих акций. И здесь они полностью смыкаются с пиратами, а потому все чаще тесно взаимодействуют с ними, вплоть до того, что некоторые разбойные налеты проводят совместно.
С момента окончания «холодной войны» морской терроризм и пиратство охватывают все новые регионы планеты. Атаки террористов становятся все более интенсивными, вызывают значительные материальные потери и людские жертвы и наносят серьезный ущерб морскому торговому и пассажирскому судоходству. Согласно данным наиболее авторитетного в таких вопросах британского агентства «Ллойд», прежде более 90 процентов терактов на море имели место в акватории морей у побережья развивающихся стран, руководители которых были некомпетентны в борьбе с экстремистами и не обладали для этого силами и средствами.
Однако в последнем пятилетии морские террористы, используя все более современные суда и боевые средства, стали переносить свои операции к берегам наиболее цивилизованных государств, вторгаясь порой в их территориальные воды, агрессивно атакуя в портах и на рейдах. Возникла опасность захвата и потопления гигантских круизных лайнеров в открытом море. Одна такая катастрофа по численности человеческих жертв вполне сравнима с потерями во Всемирном торговом центре.
Вышеизложенное в высокой степени аргументированно свидетельствует – организация эффективного противодействия морскому терроризму, так же как и его проявлениям в других стихиях, уже вышла за рамки национальных и даже региональных проблем и стала объектом острейшей насущной потребности всего цивилизованного мира.