Ночная встреча, или как мы чуть не утопили Брежнева

Литературная гостиная
№50 (294)

Было это в сентябре 1980 года, в эпоху " развитого социализма." Я в то время командовал учебным судном " ЮНОСТЬ ", переоборудованным из пассажирского теплохода " АБРАУ-ДЮРСО ".
Практику у нас проходили курсанты средних и высших мореходных училищ. Рейсы спокойные, уютные - по Черному и Азовскому морям, с заходом в порты. Курсанты старших курсов изредка ходили в Румынию, Болгарию, Турцию. Поскольку рейсы были "домашние ", изредка нам разрешали брать с собой жен, а так как оклады и валюта оплачивались нам по высшей категории, то подобрался хороший, стабильный экипаж, в основном, из пожилых лиц, которые старались доработать до пенсии. [!]Кроме того, мы выполняли функции штабного судна, так как пароходство ежегодно принимало участие в военно-морских учениях и для руководства имелись каюты - люкс. Подчинялись мы непосредственно начальнику пароходства, в силу чего наше судно были прекрасно оборудовано новейшей техникой.
Итак, в начале сентября 1980 года - в бархатный сезон - мы зашли по расписанию в Ялту - излюбленное место отдыха членов «родного советского правительства». Видим: на дальнем рейде стоит крейсер «на бочке» - первый признак того, что отдыхает сам генеральный. В порту на штатном месте отсутствует правительственный катер " КРЫМ " - это второй признак присутствия САМОГО.
Подходим к причалу, курсанты в парадной форме выстроились согласно этикету учебных судов вдоль борта. На причале полно народу - все наблюдают за нашими маневрами. Быстро заканчиваем швартовку, на причале курсантов ждут автобусы для экскурсии. Увольнение до 23-х часов, отход от причала ровно в полночь. Следующий порт - Новороссийск.
Тот, кто бывал в Крыму, знает, какие там черные ночи, особенно на Южном берегу Крыма: от Фороса до Чатыр-Дага, где высокие горы резко обрываются над морем. И только россыпь золотых огней опоясывает кромку берега. Все знают, что в этой зоне расположены правительственные дачи и санатории. Однако не все знают, что в зависимости от чина отдыхающей «шишки» на дальнем рейде, на бочке, дежурил либо линкор или крейсер, если отдыхал генсек, либо большой противолодочный корабль, если отдыху предавался предсовмина. Силовые министры «обходились» дежурным эсминцем.
Генсек и предсовмина пользовались для морских прогулок быстроходным комфортабельным катером " КРЫМ ", где имелись специальные каюты для первых лиц государства, их свиты и охраны, а также специальный узел связи. Вообще-то таких катеров было построено в дружественной Финляндии два: один - " КРЫМ " - для Ялты, другой -" Кавказ " - для Сочи. Командиром такого катера должен был быть офицер не ниже капитана 3-го ранга, с особым допуском. С командиром " КРЫМА " -капитаном 3-го ранга Виулиным - я был знаком лично: он часто передавал со мной крымские подарки своей матушке в Одессу. На этот раз " Крыма " у причала не было - значит, дежурит у генсека. Около полуночи мы стали готовиться к отходу. Обычная рутинная работа: принимаются доклады о готовности служб, включаются приборы, навигационные огни, проворачиваются двигатели. Ровно в полночь по рации получаем разрешение портнадзора на выход. Отдаем концы и малым ходом, огибая Ялтинский маяк, ложимся на курс. На мостике, кроме меня, старший помощник, вахтенный второй помощник, старший рулевой и два сигнальщика - все с биноклями. Только прошли маяк - сразу с дальнего рейда заморгал светом крейсер : кто, откуда и куда? Дали свои опознавательные данные, сообщили, что из Ялты идем в Новороссийск. С крейсера передают длинное тире: поняли, следуйте своим курсом. Тут же старпом, стоявший у локатора, докладывает : прямо по курсу цель, курсовой ноль, дистанция одна миля. Немедленно связываемся и докладываем портнадзору: прямо по носу - неизвестная цель, в бинокль ее не наблюдаем. На что получаем ответ : не морочьте голову, никого быть не может, ваш локатор врет и поменьше пейте крымское вино. Включаем второй локатор - такая же картинка: крупная цель прямо по носу и до нее уже пол мили. Снова докладываю портнадзору, что оба локатора показывают одинаково. И снова дежурный портнадзора утверждает, что ни кого быть не может! Что за чертовщина, думаю, может, какой-то рыбак в лодке заснул и его сюда вынесло? А в бинокль ни зги не видать. Черная бархатная ночь, вода как ртуть, не шелохнется, полный штиль. А старпом докладывает : дистанция 3 кабельтова, два - курсовой не меняется! Даю команду: полный назад, лево на борт, включить прожектора. От резкого поворота аж крен появился. А на мостике " черный ящик " записывает все: и команды, и показания приборов, и время с точностью до секунды. Напряженно вглядываемся во тьму и что же видим? Правительственный катер! Забегала охрана с автоматами, орут: не подходить - стрелять будем, и давай пулять в воздух...
А как не подходить? Пока задним ходом инерцию сбивали, катер оказался у нас под бортом, а тут еще наш сигнальщик с перепугу включил второй, более мощный, прожектор и ослепил на катере всех до единого. И вот мы с высоты 15 метров наблюдаем такую картину : на палубе катера стоит кровать, окруженная какими-то ширмами, на ней сидит или полулежит с всклокоченными волосами Брежнев, его тело прикрывает какой-то полный мужчина, а вокруг бегает охрана. Тут же на мостик катера выскакивает полуодетый человек, на катере зажигаются огни, двигатели ревут на высоких нотах, в секунду катер исчезает - как растворяется в ночи, и вновь, выключив огни, направляется в сторону Алупки. На несколько минут мы все онемели, только старпом произнес: «Будет большой нагоняй!» А из машины стармех нудит: «Будем двигаться или я всю ночь у реверса простою?..» Пока докладывал о случившемся портнадзору, пришло указание капитана порта: вернуться и стать на якорь на ближнем рейде для приема на борт комиссии. Комиссия прибыла в третьем часу ночи, человек десять: и капитан порта, и начальник погранзоны, и какой-то прокурор, и некий адмирал, а с ними какие-то шишки, доставленные срочно вертолетом из Севастополя.
Буфетчица с ног сбилась, еле успевая подавать бутерброды и кофе.
Опрашивали всю вахтенную службу: и по одному, и в перекрест, в учебном классе на доске рисовали схемы. В общем, ночь была веселая. Наконец, с разрешения начальника пароходства, которому я до «буйства» комиссии все доложил по телефону, сняли и увезли на берег для расшифровки " черный ящик ".
Около восьми утра на связь вышел главный диспетчер пароходства - с разрешением следовать в Новороссийск, но потребовал вернуть и установить на место " черный ящик ". Ага, думаю, значит, к нам претензий нет. Полегчало...
Вызываю на связь капитана порта: так, мол, и так, имею разрешение продолжить рейс, но без " черного ящика " не имею права двигаться. Прошу доставить наш или новый ящик - за счет виновной стороны, и вообще - имею указание составить акт о простое. Мурыжили нас на рейде еще несколько часов, пока не пришел катер со специалистами, которые установили и опечатали новый " черный ящик ".
Снялись мы с якоря и включили на полную громкость " Варяга ".
И я под музыку открыл бутылку " Крымского букета " да распил ее со старпомом и стармехом. Пока шли до Новороссийска, молва о нашем приключении уже пошла гулять по кабинетам пароходства, обрастая анекдотическими подробностями, о которых мы даже не подозревали.
В Новороссийск прилетел старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Борис Иванович Уваров. Не потребовал никаких бумаг, попросил все ему рассказать, включил диктофон. Когда я нарисовал ему картинку с прожекторами, он хохотал, как мальчишка. Пробыл он у меня около часа и, пожелав счастливого плавания, покинул борт.
К сожалению, вторая встреча с Уваровым произошла в связи с трагической гибелью теплохода " Адмирал Нахимов ", когда у нас на борту находилась правительственная комиссия, возглавляемая Гейдаром Алиевым. Но об этом - в другой раз .
...Через некоторое время возвращаемся в Одессу, докладываю портнадзору: «Вошли в зону, прошу дать добро следовать в порт.» А в ответ слышу: « Не та ли ты славная " ЮНОСТЬ ", которая хотела генсека утопить?..» И в пароходстве коллеги измывались: «Ну-ка расскажи, как ты ночью Брежнева напугал?» В общем, шуток было в наш адрес предостаточно. Так что же все-таки произошло? А произошло вот что: стареющему генсеку врачи рекомендовали спать на морском воздухе. Вызвали катер " КРЫМ ", который стал у причала правительственной дачи, поставили на палубе кровать, огородили легкими ширмами, рядом кресло для дежурного врача. Вечером генсек лег спать, катер отошел от причала, привязался к рейдовой бочке, и для полной тишины остановили дизель-генератор, дающий освещение. Тут же, конечно, отключились все приборы. Где-то около полуночи, когда все, включая бдительную охрану, крепко спали, канат, державший катер у бочки, перетерся, и катер стал дрейфовать. А поскольку течение у Ялты идет от берега в море, его и вынесло на наш курс. Непонятно лишь вот что: ну, дежурный портнадзора поленился включить свой локатор. Но как дрейф брежневского катера проморгал специально дежуривший крейсер? Как проморгали все погранпосты, ощупывающие своими локаторами каждый миллиметр морской глади?..
Итог: командира катера " КРЫМ ", капитана 3-го ранга Виулина разжаловали в лейтенанты, командира крейсера и всю его вахтенную службу понизили в званиях. Дежурного диспетчера Ялтинского портнадзора уволили. Мы же отделались легким испугом...
Потихоньку вся эта история стала забываться, я уже капитанил на других судах. В 1991 г. меня назначили капитаном-наставником группы пассажирских судов. Один из членов комиссии, утверждавшей меня на эту должность, спросил: а не тот ли я капитан, «покушавшийся» на генсека?..
Недавно вся эта история вновь приснилась мне, да так явно, что жена разбудила: « Что это ты кричишь во сне: полный назад! Прожектор, прожектор!?»
Вот и решил я обо всем этом написать - в надежде, что тот трагикомический случай больше никогда не приснится...


Комментарии (Всего: 1)

Интересная статья, вышел на неё по поиску информации о "Теплоход Абрау Дюрсо". Есть ли возможность про этот теплоход узнать - когда и где родился, когда закончил дни свои? Я был не нем летом 1972-го.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *