«Где пространство в изломанном времени»

Культура
№27 (846)

 

Мне туда,  где всё за полночь, заживо, заново...
Мне туда, разбиваться о скалы – о прошлые памяти 
Вера Зубарева
 
Думаю, те, кому посчастливилось пару лет тому назад побывать на выставке талантливых и самобытных картин Михаила Магарила, их наверняка не забыли. Потому что художник колдовским каким-то способом (может, его кисть оборотилась волшебной палочкой?) помог нам, родившимся  и долгие десятилетия жившим в стране, которой уже нет, воскресить в памяти многие невесёлые её реалии. Впрочем, и не пропадали они вовсе, просто инстинкт самосохранения загнал их куда-то в мозговые запасники. А помнить надо. И непременно рассказать миру, а главное – детям и внукам, каково было нам, а куда страшнее отцам и дедам нашим, всю «науку» советских времён превзошедшим.
 
Как же важно, что Михаил Магарил вышел на передовую линию огня. Вместе с художниками, обладающими особым, к прошлому (нашему прошлому!) обращённым видением и умеющими прошлое это не карикатурно, а правдиво, ярко и доходчиво, с большой долей грустного юмора и элементами гротеска, в живописи, графике и скульптуре отобразить. Невозможно не запомнить такие безусловные его шедевры, как кидающий зёрна души своей в унавоженную жестокостью, ложью и нищетой землю Сеятель. Как безликая, а вернее, многоликая истинно Советская Женщина, непосильно трудившаяся, в очередях выстаивавшая, ломавшая голову, где бы что «достать» (любимейшее словечко, не правда ли?), чем бы детей накормить...
 
И вот сейчас в той же, что и в 2010 году, замечательной галерее Мими Фёрзт в прославленном нью-йоркском богемно-галерейном Сохо снова экспозиция работ Магарила. Снова плакатность? Да. Но опять необычайная выразительность, глубина обобщений, дисквалификация пропагандистских совковых штампов. Плюс кое-что от бунтарских находок Второго русского авангарда, от супрематической геометричности Малевича, даже чуточку от великого американца Раушенберга... Но главное – от оригинального художнического мышления и от очень крепких и аналитичных  «прошлых памятей» самого Магарила.
 
Естественно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или даже прочитать, и, конечно же, посетить эту выставку у Мими Фёрзт надо непременно, но всё же попытаюсь о нескольких самых впечатляющих полотнах рассказать. 
«1937» – заточенные до кинжальной остроты грабли, прочесавшие всю страну до кровавой пены.
 
Политический памфлет «Вечно живой». Просто Ленин продолжает жить в разных обличьях: Сталин – Ильич Второй – Горби – Путин. Интересно, что в СССР только художникам первой и второй категорий, членам Союза, разумеется, правлением этого могучего Союза дано было право «тонкошеих», как образнейше припечатал их Мандельштам, вождей, а уж особенно «самого» рисовать. И вот мы видим фотографию Сталина, расчерченную на квадратики для того, чтобы сподручнее было перенести черты великого вождя и учителя на полотно. Но живописец не смог победить себя и написал портрет человека злого, лицемерного, запредельно жестокого, мстительного, не ведающего жалости.
 
«Щастье». Овеществлённое в бутербродах с икрой, которые на каком-то съезде увидели трое крестьян. Колхозница и молоденькая доярка попросту не знают, что это. Девчонка даже загорелась от стыда. Потрясает лицо старика. Отчаяние: трудился, трудился, а такое-вот, и ненужное вовсе, да и то оказалось доступным лишь на партейном мероприятии. Обман кругом.
 
Засиженная мухами лампочка Ильича. И как бы объёмное продолжение живописного изображения (на выставке представлена и минискульптура Магарила): лампочка разбилась, и сквозь осколки проглядывает лицо забальзамированного Ленина. Как символ мумифицированных его идей.
 
Удивительны разоблачительные эти холсты. Интереснейшие композиционные, колористические, сюжетные и, если позволите, идеологические решения. И – апофеоз экспозиции: «Совку звездец». Всё объясняющее и всё завершающее полотно. Итог. Точка.
 
Напомню: галерея Mimi Ferzt находится в Нижнем Манхэттене, на 81 Greene Street. Остановка поездов метро N, R – “Prince Street”. Поспешите.