Зачем же стулья ломать?

В мире
№27 (846)
Разбушевавшиеся активисты так называемого движения социального протеста разбили вдребезги не только витрины банков. Вместе с витринами они, по сути, разбили надежды на то, что массовый социальный протест все-таки достигнет своих целей и заставит нынешнее правительство скорректировать социально-экономический вектор своей политики. Само движение после того, что произошло, в его нынешнем виде и с нынешними лидерами, явно утратило легитимность. И хотя к этому все шло, все равно немного обидно…
 
Думается, читатель достаточно хорошо знаком с событиями, произошедшими в конце минувшей и начале этой недели, и мне остается лишь вкратце напомнить о них. Как мы уже писали в предыдущем выпуске “НН”, первая попытка Дафны Лиф снова установить палатку на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве была пресечена. Дафна, разумеется, на этом не успокоилась и в прошлую пятницу явилась на бульвар в окружении нескольких десятков своих сторонников, попытавшихся установить несколько палаток. Когда подоспевшие полицейские решили конфисковать палатки, молодые люди в ярости стали оскорблять их, плевать им в лицо и выкрикивать оскорбления.
 
В ходе пресечения беспорядков (а о том, что это были именно беспорядки, спорить не приходится), полиция арестовала 12 человек, включая Дафну Лиф. Тогда остальные окружили полицейские машины и долго не давали им выехать с улицы Ротшильда.
 
В ночь на субботу все задержанные, впрочем, были отпущены на свободу и не преминули обвинить полицию в насилии и произволе, заодно обещав вывести в воскресенье вечером на улицы десятки тысяч своих сторонников.
 
Скажу сразу: это было, мягко говоря, излишне самоуверенное заявление, основанное исключительно на виртуальных оценках и виртуальном (через все тот же “Фэйсбук”) восприятии реальности. Даже если у Лиф и ее сподвижников на самом деле есть несколько десятков тысяч сторонников, попытаться с помощью Интернета в течение суток организовать их и вывести на улицу было совершенно нереально. Тем более что речь, повторю, идет о людях, живущих в основном виртуальной, а не реальной жизнью.
 
То есть о тех, для кого проявлять солидарность в “Фэйсбуке” куда естественнее, чем оторваться от компьютера и, говоря словами Галича, выйти на площадь.
 
И хотя в субботу вечером все израильские сайты сообщили, что “несколько тысяч участников движения социального протеста движутся маршем по Тель-Авиву”, это совершенно не соответствовало действительности. Не было там нескольких тысяч.
 
По разным оценкам, в акции принимали участие от 600 до 1 тысячи человек, да и то после того как к ним присоединились геи и лесбиянки, до того выражавшие свое “фе” Анастасии Михаэли, осмелившейся открыто, вслух сказать о секс-меньшинствах то, что думает и сама она, и подавляющее большинство населения страны.
 
Видимо, именно малочисленность и явное отсутствие всенародной поддержки вывели участников марша из себя. Они начали демонстрировать свою приверженность демократии и социальной справедливости, круша попадающиеся им на пути витрины банков и магазинов, а затем оказывая сопротивление полиции.
 
В результате, как известно, 85 участников акции были арестованы, и против некоторых из них полиция решила возбудить уголовные дела.
 
После этого Дафна Лиф и ее сподвижники из актива социального движения мгновенно превратились просто в кучку хулиганов, считающих, что им все позволено, и оттолкнули от себя сотни тысяч людей. Ибо большинство израильтян, поддерживая требования об изменении социальной политики, убеждены, что требования эти надо выдвигать в рамках закона, а не устраивая “хрустальную ночь” в Тель-Авиве.
 
Мало того, своими действиями участники беспорядков дали правительству повод говорить о том, что за их требованиями социальных перемен стоит группка леворадикальных экстремистов, на которых просто не стоит обращать внимания. А заодно и на их требование перемен.
 
Между тем, достаточно просто полистать газеты и походить пару часов по магазинам и банкам, чтобы понять: перемены необходимы. Продолжающийся рост цен на продукты питания при не растущей или почти не растущей зарплате работников частного сектора; астрономические, непонятно каким образом возникшие цены на квартиры, постоянное повышение косвенных и прямых налогов (проверьте ваши счета за арнону и электричество!) при одновременных планах урезания пособий отбрасывает тех, кто до недавнего времени был представителем среднего класса, все ближе и ближе к черте бедности. О тех, кто жил у этой черты или за ней, вообще говорить не приходится.
 
Все это не может не вызывать раздражения у все более беднеющих слоев населения по отношению к вполне преуспевающим и неуклонно повышающим свой уровень жизни бизнесменам, чиновникам, врачам и т.д. А вместе с раздражением невольно возникают и вопросы о том, стоит ли и дальше жить в этом государстве, стоит ли его защищать и посылать на его защиту своих детей?!
 
Чтобы остановить эти центробежные, угрожающие самому существованию еврейского государства процессы, необходимо продолжить акции социального протеста, чтобы добиваться изменения социальной политики. Но каким образом это сделать после того как их откровенно дискредитировали Лиф и ее соратники?!
 
В сущности, повторю, все это было ожидаемо. Еще в прошлом году стало ясно, что Дафна Лиф, Став Шапира и все прочие - дутые, кем-то искусственно созданные лидеры. Причем не столько для проведения социальных реформ, сколько с целью падения ненавистного правого правительства. Когда же дело дошло до переговоров с правительством и выдвижения конкретных предложений, выяснилось, что речь идет о молодых людях из обеспеченных семей, не имеющих ни конкретных идей и предложений, ни, по большому счету, представления о нуждах и проблемах большинства населения страны. В результате Лиф и Шапиро из героинь телерепортажей очень быстро превратились в героинь анекдотов. Грохот разбиваемых витрин на улице Ибн-Гвироль был просто концом этого анекдота. Причем, увы, совсем не смешным.
 
Остается добавить, что в ходе расследования субботнего погрома у полиции появились веские основания подозревать, что накануне лидеры “социального протеста” получили 4 миллиона шекелей от некого иностранного фонда и что именно из этих денег они выплачивали по 400 шекелей суданским мигрантам за битье стекол (то есть это была не стихийная, а тщательно спланированная акция). Если эти подозрения будут доказаны в суде, то с Дафной Лиф и ее товарищами все станет более или менее ясно. Вопрос в том, кто придет им на смену.
 
 “Новости недели”