Я Б НА ПЕНСИЮ ПОШЛА

Из штата в штат
№39 (545)

Моей знакомой Дине Т. – 56 лет. Она долго работала менеджером отдела большого магазина, потом, устав от постоянных стрессов и волнений, устроилась секретарем в медицинский офис, утверждая, что спокойствие и стабильность для нее важнее, чем высокие доходы. Дина с мужем (бухгалтером) уже купили дом, их дети уже окончили колледжи, трудоустроились, отделились от родителей и вступили в брак. Сбылась американская мечта? Не совсем. Потому что Дина все еще мечтает. О внуках. А еще – о заслуженном отдыхе...
«В моем возрасте женщины психологически настраиваются на домашний уют, на общение лишь с самыми близкими, - говорит Дина. – Я – человек дружелюбный и добродушный, но мне все труднее ладить и с нашими пациентами, и с докторами. Хочется быть дома, делать перестановки, экспериментировать на кухне, приглашать в гости родителей и детей, сажать цветы в нашем дворе. Иногда – ходить в гости или ездить куда-то с мужем. Словом, я созрела для выхода на пенсию. В России я уже была бы на пенсии. А здесь мне надо работать еще почти десять лет...»
Среди моих знакомых и друзей встречаются career-oriented women, которые в 50, 55 и даже в 60 лет отбрасывают всякие мысли о пенсии и пенсионных планах, считая, что не осуществили даже половины намеченного, что главные их достижения и главные, сказочные заработки - впереди. Например, 50-летняя Ирина Ф. работающая в рекламном агентстве и собирающаяся открыть пиар-компанию. Или 52-летняя Татьяна С., в течение восьми лет руководящая успешным бизнесом и уверенная, что она только начала его как следует раскручивать.
Но еще больше среди моих знакомых family-oriented women, которые начинают мечтать о заслуженном отдыхе уже в 45 лет, жалуясь на чрезмерные нагрузки, сравнивая американскую трудовую жизнь с «сытой каторгой» и почти завидуя оставшимся в России подругам, которым до пенсии – рукой подать. Правда, для иных дамочек эти жалобы – своего рода метод давления на мужа, который должен вызвать у них угрызения совести и заставить лезть из кожи вон, лишь бы облегчить трудовое бремя жен. Но многие женщины вполне искренни в своем желании полностью или частично отказаться от работы, переключившись на семью и позволяя себе некоторые развлечения. «Женщина должна зарабатывать ровно столько, сколько ей хватает на «шпильки», - сказала мне 48-летняя Анна П., работающая на неполную ставку в музыкальной школе. – У женщины масса других забот: дом, дети, пожилые родители. А главным кормильцем семьи должен быть муж».
К сожалению, женщины, подобные Ирине с Татьяной, и женщины, мыслящие, как Дина и Анна, одинаково легкомысленно относятся к своему будущему. Возможно, кто-то действительно будет работать до преклонных лет, заработав, в конечном итоге, миллионы, а кто-то, бросив работу, окажется под теплым крылом мужа с его солидной зарплатой и солидными сбережениями. Тем не менее всем женщинам надо всерьез думать о собственных солидных сбережениях, ибо в Америке слабому полу гораздо труднее обеспечить себе достойную, сытую старость, чем сильному. Многие американки, разделяющие заблуждения моих знакомых дам, на старости лет оказываются на мели. Кто-то теряет мужа, кто-то – работу, кто-то – бизнес. И если пенсионная копилка к тому времени пуста или почти пуста, то начать ее заполнять в солидном возрасте очень нелегко...
Судя по данным Bureau of Labour Statistics, 12 процентов женщин старше 60 лет возвращаются на трудовой рынок через несколько лет после выхода на «заслуженный отдых», так как их мизерных пенсий не хватает даже на хлеб насущный, не говоря уж о масле с повидлом. А многие дамы из поколения бэбибумеров (то есть родившиеся в 1946-1964 годах) приходят к выводу, что лишь долгая (бесконечная?) трудовая жизнь спасет их от бедной, а то и нищей старости.
В сущности, всем нашим современникам, независимо от их пола, придется работать после 65 лет, если они хотят иметь нормальные доходы в 75 или 80. Люди стали дольше жить, что очень хорошо, но это значит, что их старость тоже будет длиться дольше, требуя приличных сбережений. Тем более что стоимость здравоохранения растет не по дням, а по часам, и попытки правительства реформировать Social Security и Medicare не позволяют надеяться, что пенсионер сможет безбедно жить за счет одних лишь государственных программ. Женщинам-пенсионеркам, однако, будет еще труднее сводить концы с концами, чем мужчинам. И причин тому немало.
Женщины, как правило, живут дольше. По подсчетам American Academy of Actuaries, 41% женщин, которым сейчас 65 лет, будут живы через 25 лет. До этого времени дотянут, увы, лишь 28% мужчин, которым сейчас 65 лет. Это значит, что многие женщины переживут своих мужей и не смогут рассчитывать на их финансовую помощь в преклонном возрасте. Кроме того, женщинам-долгожителям придется больше тратить на здравоохранение. Чем дольше живет женщина, тем больше у нее шансов попасть под конец жизни в дом для престарелых. По данным American Geriatric Society, даже в наши дни 72% обитателей nursing homes – женщины. А средняя стоимость пребывания в подобном заведении – 70,000 долларов в год. Медикер оплачивает лишь незначительную часть этой внушительной суммы, а Медикейд приходит на помощь лишь после того, как человек истратит все свои сбережения. Наконец, чем дольше живет женщина, тем больше вероятности, что ее пенсия истощится при ее жизни, оставив ее на милости детей или государства.
У женщин, как правило, менее продолжительный стаж работы, чем у мужчин. По данным Center for Retirement Research, большинство женщин, вышедших на пенсию в 2000 году, работали в целом около 32 лет, тогда как большинство мужчин – около 44 лет. Наши современницы работают дольше, чем их мамы и бабушки, но и им приходится временно прерывать работу – во время беременности, ухода за маленькими детьми, больными родителями и т.д. А многие женщины, особенно замужние, и в наши дни работают на неполную ставку. В 2004 году part-time jobs имели 25% замужних женщин 25-54 лет, и только 5% мужчин той же возрастной категории. В результате женщины теряют колоссальные суммы, часть которых могла пойти в Social Security или пенсионные планы. Наконец, женщины выходят на пенсию раньше, чем мужчины, в среднем – в 62 года, что тоже сокращает их стаж.
Женщины зарабатывают меньше, чем мужчины. По данным Бюро переписи населения, в 2005 году женщины, работающие на полную ставку, зарабатывали почти на 25% меньше, чем мужчины. На каждый доллар, заработанный мужчиной, приходилось 77 центов, заработанных женщиной. К сожалению, несмотря на все достижения феминизма и гендерной революции, слабому полу все еще платят меньше, чем сильному.
В результате женщины получают и пенсии меньшего размера. Не говоря уж о том, что работающие на неполную ставку вообще не могут претендовать на традиционные пенсионные планы своих работодателей. В 2002 году 40 процентов женщин старше 55 лет и 53 процента мужчин той же возрастной категории имели право получать пенсии от своих работодателей.
У женщин, как правило, меньшие сбережения. В отличие от традиционных пенсионных планов, планы, подобные 401K, можно «переносить» с одного рабочего места на другое. Можно даже продолжать вкладывать в них деньги в периоды вынужденного ухода с работы. Но так как женщины в целом зарабатывают меньше, чем мужчины, их вклады в 401K и аналогичные “портативные” планы тоже невелики. По подсчетам Women’s Institute for Secure Retimement, в 2002 году средние сбережения женщин в таких планах составляли 24,720 долларов, мужчин – 40,703 доллара.
Женщины все еще зависят от мужей. К моменту выхода на «заслуженный отдых» люди, состоящие в браке, могут претендовать либо на собственную пенсию Social Security, либо на «spousal benefits”, то есть на 50 процентов пенсии их супругов. Если один из них работал дольше (и заработал гораздо больше), чем другой, то последнему лучше подать заявление на получение spousal benefits, чем собственной пенсии, увеличив таким образом общий доход семьи. И большинство замужних женщин в Америке так и поступают, что еще раз говорит о разрыве между трудовыми достижениями двух полов.
В 2004 году лишь 40% женщин старше 62 лет получили собственные Social Security benefits, а остальные 60 процентов предпочли воспользоваться spousal benefits. Что самое парадоксальное, такое же соотношение было в 1960 году – до начала движения за гражданские права, до массового распространения career girls и business women.
Надо сказать, что вдовы могут претендовать на все 100% пенсий своих покойных мужей, хотя при этом им приходится полностью отказываться от своих пенсий. Если муж имел другую пенсию, помимо Social Security, то эта пенсия тоже значительно урезается. Поэтому пожилые вдовы обычно гораздо беднее, чем женщины, которым посчастливилось дожить до старости вместе со своими мужьями. В 2005 году ниже уровня бедности жили 16% пожилых американских вдов и лишь 4% пожилых замужних женщин...
Какие выводы должны сделать на основе всех этих данных русскоязычные работающие американки – и те, что почти не работают, спеша выйти на пенсию, и те, что вообще о пенсии не думают, надеясь заработать миллионы? Последним, видимо, следует подумать о пенсионных планах типа 401K: чем больше зарплата, тем больше можно в них вкладывать. А первым, увы, придется выслушать неутешительный для них совет: работать, работать и еще раз работать. Под данным Center for Retirement Research, женщинам, работающим после 62 лет, почти не грозит бедная старость.


Комментарии (Всего: 1)

spasibo za sovet.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *