Смерть на магнитной подушке

Факты. События. Комментарии
№39 (545)

Утром 22 сентября на экспериментальной трассе магнитной железной дороги в Нижней Саксонии (ФРГ) сверхскоростной пассажирский поезд столкнулся с автодрезиной. В катастрофе погибли 23 человека, состояние еще 10 оценивается как тяжелое.
Это крупнейшая железнодорожная авария в Германии с 1998 года, когда междугородный экспресс InterCity сошел с рельсов и врезался в опору моста. Тогда из 287 пассажиров погиб 101, еще 88 получили серьезные травмы.
У поезда на магнитной подушке – детища консорциума Thyssen Krupp AG - нет колес. Он поддерживается в воздухе силой отталкивания, возникающей между системами мощных электромагнитов. Процесс торможения происходит также бесконтактно – путем регулирования магнитных устройств.
К преимуществам «магнитного поезда» относятся простота обслуживания (по принципу: «нет контакта с землей – нет проблемы»), высокая безопасность и надежность в эксплуатации (состав технологически не способен сойти с рельсов).
Этот шедевр технической мысли был изобретен и запатентован немецким инженером Германом Кемпером еще в 30-е годы XX века. Тогда же в его ганноверской лаборатории была построена и первая экспериментальная модель поезда. За прошедшие десятилетия проект, поначалу казавшийся научно-фантастическим, приобрел вполне реальные черты, обогатившись последними технологическими достижениями.
Кольцевая трасса протяженностью в 31,8 км, построенная между нижнесаксонскими деревушками Дёрпен и Латен, представляет собой монорельс, поднятый на опорах на высоту от 5 до 7 м над землей. На 12-километровых прямых участках трассы поезд развивает предельную скорость до 450 км/час. При разгоне и на закруглениях пути он движется несколько медленней – около 200 км/час. Именно на такой скорости 22 сентября в 9 часов 59 минут и произошло столкновение, унесшее 23 жизни.
Состав отошел от платформы отправления не более чем на километр. В первом вагоне находился 31 человек – сотрудники предприятий, связанных с программой «Трансрапид», а также приглашенные ими гости, в т.ч. два гражданина США.
За 22 года эксплуатации трассы сверхскоростной поезд перевез около полумиллиона пассажиров. Рейсы были не только испытательного характера, как в частности этот. Уже многие годы «Трансрапид» совершал и прогулочные поездки - билет на такую экскурсию стоил 18 евро. Недешево, но в мире, кроме Эмсланда, только в Шанхае можно со скоростью гоночного автомобиля промчаться на поезде, управляемом не машинистом в кабине, а компьютером из центрального командного пункта.
Сейчас сотрудники окружной прокуратуры Оснабрюкка и выясняют, как случилось, что диспетчеры командного пункта дали старт программе движения состава, когда в километре от платформы его отправления на монорельсе находилась колесная дрезина с двумя рабочими, занимавшимися его ежедневной очисткой. То есть это не был случайно заехавший туда транспорт, как указывалось в первых сообщениях о трагедии. Да и нельзя случайно заехать на монорельс – он, как уже отмечалось, поднят на высоту 5-7 м над землей и попасть на его поверхность можно только со специальной огороженной эстакады. И очистка его осуществлялась не по усмотрению рабочих, а строго по графику.
Выходит, причина катастрофы в том, что из диспетчерской им не была передана команда о приближении «Трансрапида»? Но тогда возникает и следующий вопрос: почему не сработала телемеханика и не включилась система экстренного торможения самого состава, если на его пути находилась столь габаритная помеха?..
Сторонних очевидцев катастрофы не было. Состояние выживших пассажиров пока исключает их допросы. В глубоком шоке находятся и оба диспетчера – с ними постоянно работают психологи.
Но картина происшедшего уже достаточно точно восстановлена экспертами. На скорости от 170 до 200 км/час «Трансрапид» врезался в дрезину, при этом двое рабочих, очищавших монорельс, погибли мгновенно. Удар был настолько силен, что обломки передней части вагона и частично дрезины разлетелись в радиусе нескольких сотен метров. Из-за конструктивной особенности носовой части состава (она под острым углом скошена сверху вниз) первый вагон поддел дрезину и поволок ее на себе, расплющивая свой корпус и сминая крышу. Потерявший управление состав двигался так еще более 300 м.
К месту катастрофы спешно прибыли более 200 спасателей и пожарных. Сотни поднятых по тревоге полицейских оцепили окрестности, не пропуская к эпицентру трагедии любопытных, а несколько позже – и узнавших о случившемся родных и близких жертв.
К сожалению, из-за трудной местности эвакуация пострадавших началась не сразу: тяжелая спецтехника и машины «скорой помощи» не смогли близко подъехать. Раненых доставляли в ближайшие больницы вертолетами.
Как только о катастрофе стало известно, канцлер ФРГ Ангела Меркель, находившаяся с официальным визитом во французском Компьене на встрече с президентами Франции и России, отменила ранее запланированные переговоры с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозо и премьер-министром Франции Домиником де Вильпеном. Прервав свой визит в Китай, спешно вернулся в Германию и федеральный министр путей сообщения Вольфганг Тифензее. Вместе с ним прибыла делегация специалистов из Шанхая, где «Трансрапид» с 2003 года курсирует на 31-километровой коммерческой линии, соединяющей международный аэропорт с финансовым центром мегаполиса, преодолевая ее всего за 7 мин.
Такая участливость китайцев объясняется, пожалуй, тем, что 11 августа с.г. на шанхайской сверхскоростной трассе загорелся вагон. И хоть никто не пострадал, китайские машиностроители серьезно засомневались, следует ли развивать этот проект дальше. Немецкая сторона предоставила китайским коллегам возможность побывать на месте катастрофы, хотя вряд ли, конечно, их ознакомили с данными регистрирующей аппаратуры диспетчерской. Тем более что следователи, едва прибыв вскоре после крушения на место происшествия, первым делом изъяли всю относящуюся к ЧП компьютерную базу данных. Из-за этого ли, или из-за чего другого, но глава китайской делегации коммандор Ву уклонился от каких-либо высказываний по поводу причины аварии.
В немецких же масс-медиа муссируется мнение, согласно которому виной всему – «человеческий фактор», а проще говоря – невнимательность диспетчеров командного пункта.
В Германии катастрофа вызвала очередной всплеск страстей по поводу целесообразности продолжения чрезвычайно энергоемкой и финансово затратной немецкой программы «Трансрапид», которая, как показывает катастрофа в Эмсланде, не вполне совершенна в части технической безопасности. Но министр путей сообщения Тифензее предостерегает экспертов и общественность от поспешных выводов - по меньшей мере до тех пор, пока не будут выяснены все обстоятельства случившегося.
Германия