Когда дым развеялся...

Будни Большого Яблока
№37 (543)

Хорошо помню белесый дым над руинами Всемирного торгового центра в первые дни национального бедствия и удушливый запах горелых стройматериалов, пластмассы, краски и авиационного топлива. Знакомые улицы Нижнего Манхэттена были сплошь покрыты толстым слоем серой пыли вперемежку с листками деловых бумаг и сброшенной во время бегства обувью. В по-настоящему летний полдень теплый ветер снова поднял едва осевшую пыль, и за нашим микроавтобусом с работниками транспортного управления оставались следы автошин на белом, словно покрытом грязным снегом, Бродвее.
«Советую надеть маску. В этой пыли много асбеста. Так сказали в госпитале Сент-Винсент, где мне сегодня прочистили дыхательные пути», - посоветовал мне первый же собеседник из числа пожарников, отдыхающих у полевой кухни на Чамберс-стрит. Однако сам он респираторную маску при себе не имел, да и его коллеги отходили без маски от пылающих руин здания №7. Вскоре я на своем опыте понял – почему: работая в столь жаркий день, уже через десять-пятнадцать минут начинаешь усиленно потеть и задыхаться и при первой же возможности невольно срываешь с себя маску.
Впрочем, в то время вряд ли кто мог предсказать все последствия трагического разрушения огромного комплекса высотных зданий в самой оживленной части Манхэттена. Помнится, федеральное управление охраны окружающей среды во главе с бывшим губернатором Нью-Джерси Кристи Уитмэн поспешило выдать заключение о безопасном состоянии воздуха в Нижнем Манхэттене, за что позднее многие обвиняли госпожу Уитмэн в некомпетентности и даже в подлоге. Уже позднее стала накапливаться тревожная информация от независимых источников: – от частных и ведомственных лабораторий, проводивших анализы воздуха, воды и почвы, от медицинских офисов с заключениями о недомоганиях спасателей, и, наконец, от адвокатских фирм, требующих материальной компенсации потерянной трудоспособности бывших пожарников, полицейских и других участников спасательных работ.
За последние 5 лет, прошедших со дня атаки на здания Всемирного торгового центра, из 40 тысяч непосредственных участников спасательных и демонтажных работ более 12 тысяч человек заявили о недомоганиях разной степени. Только среди пожарников более 300 человек были признаны нетрудоспособными по состоянию здоровья, и еще сотни персональных дел находятся на рассмотрении комиссий в соответствующих ведомствах штата Нью-Йорк. Одновременно происходят судебные слушания по поводу частных судебных исков, среди которых большинство связано с полной или частичной потерей трудоспособности или с финансовыми расходами на лечение и оздоровление.
Из отдельных рассказов и воспоминаний пострадавших участников спасательных работ постепенно вырисовывается общая картина всего, что связано с трагическими событиями пятилетней давности, последствия которых продолжают оказывать влияние на судьбы многих людей. Вот, например, история медработника скорой помощи Денис Беллнгхэм: «Я находилась возле северной башни, когда она обрушилась. Мы отбежали к Вест-стрит, но вскоре вернулись для оказания помощи пострадавшим. Там я пробыла 3 или 4 часа. Потом рухнуло здание №7, и мы работали там до 9 утра следующего дня. В целом я оставалась у развалин до 1 октября.
Мы имели при себе обычные маски, но они быстро становились влажными от дыхания и покрывались слоем грязи от носившейся в воздухе пыли, отчего в них становилось невозможно дышать. Через неделю мы получили респираторы, но не было возможности подбирать их по размеру, и мы хватали их из коробки наугад. 1 октября у меня начался кашель с кровью. С тех пор у меня часто случается инфекция носовой полости и мочеиспускательных путей, постоянно мучает изжога. Мои легкие неотвратимо сдают, сегодня они работают всего на 58% объема. К моему несчастью, у меня обнаружен гепатит, который нельзя лечить эффективно ввиду противопоказанности нужного лекарства легочным больным. Недавно я вышла на преждевременную пенсию, размер которой составляет три четверти от моей зарплаты, по состоянию здоровья из-за гепатита».
Сотрудник полицейского управления Стив Хеберлинк вышел на пенсию, отслужив положенные 20 лет. И хотя он провел много часов, разбирая свозимые на Стэйтен-Айленд развалы из «граунд зиро» в поисках человеческих останков, Стив не требует какого-либо материального вознаграждения за то, что он тоже рисковал своим здоровьем. В то же время он хранит записи и газетные вырезки обо всем, что связано со спасательными работами. «Я до сих пор страдаю от головных болей и кровотечения из носа. В случае моей преждевременной смерти я бы хотел, чтобы двое моих детей получили дополнительную компенсацию».
К сожалению, его опасения имеют реальные причины. Трагическая судьба 41-летнего специалиста по телефонным сетям Марка Деблази заставляет многих участников спасательных работ и всех пострадавших в Нижнем Манхэттене сегодня настороженно прислушиваться к подозрительным симптомам своего организма. Занимаясь установкой и ремонтом оборудования для мобильной связи, Марк провел в общей сложности 64 часа у «граунд зиро» и вблизи разгрузочной площадки на Стэйтен-Айленде. Согласно медицинским записям, ему пришлось вдыхать воздух с мелкими частицами цемента, пластмассы, алюминия, стекла, цинка и железа.
Только в начале 2006 года у него неожиданно появились проблемы с дыхательными путями. Врачи обнаружили быстропрогрессирующую болезнь легких, не поддающуюся лечению. Марк Деблази скончался 89 дней спустя, не дождавшись своей очереди на трансплантацию легких. Это же свело в могилу пожарника Стефена Джонсона и полицейских Джеймса Годби и Джеймса Задрогу. Многие медицинские специалисты предсказывают рост легочных заболеваний в последующие 20 лет среди всех, кто оказался в районе Нижнего Манхэттена в тот роковой день 11 сентября 2001 года.
Ожидается также рост числа пациентов с нервно-психологическими расстройствами. Сотрудник пожарного управления Джо Макмахон был занят около 9 месяцев опознанием человеческих останков в городском морге и лабораториях. Вместе с медицинскими специалистами и при участии антрополога ему приходилось изучать части тел жертв атаки, в том числе останки 343 его товарищей-пожарников. У него в памяти навсегда запечатлелись свидетельства ужасной смерти: человеческое тело, спрессованное до размера чемодана.., туловище с одной ногой.., потемневший кусок кожи.
В настоящее время 44-летний Макмахон постоянно принимает сильнодействующие антидепрессанты и ожидает решения комиссии, которая рассматривает его заявление о выходе на пенсию по состоянию здоровья. Его коллега Д. Телеска, работавший в пожарном управлении, уволен по состоянию здоровья, хотя до положенного выхода на пенсию по выслуге лет оставалось всего лишь несколько месяцев. Он чудом уцелел, когда вышел из лобби одной из башен за несколько секунд до ее падения и до сих пор хранит свою искореженную падающими кусками металла и бетона каску. Помимо проблем с дыхательными путями, он также лечится от депрессии.
К пятой годовщине злодейского нападения на Нью-Йорк и Вашингтон медицинскими специалистами городского госпиталя Маунт Синай в Манхэттене опубликованы данные наблюдения за большой группой спасателей и пострадавших. Из 9442 человек почти у 70% ухудшена работа дыхательных путей. В настоящее время медики этого госпиталя, получившего финансовые средства от федерального правительства, наблюдают за состоянием здоровья 71 000 человек из числа спасателей и потерпевших. Каждый заявивший о своем нахождении в районе бедствия 11 сентября 2001 года и в последующие дни может проходить бесплатно полное обследование один раз каждые 18 месяцев и получать необходимое лечение.
Специалисты этого городского госпиталя также проводят периодически консультации по всем вопросам, связанным с лечением и порядком оформления необходимой документации. Последнее представляется необходимым ввиду наличия обычных бюрократических препятствий при оформлении документов для выхода на пенсию по состоянию здоровья и получении финансовой помощи для оплаты медицинских счетов. Недавно в городских новостях промелькнуло сообщение о том, что даже бывший заместитель мэра, страдающий от прогрессирующей астмы, не в силах самостоятельно преодолеть бюрократические барьеры на пути получения пенсии для пострадавших участников ликвидации атаки на Всемирный торговый центр. И только вмешательство двух мэров, бывшего и настоящего, помогло ему получить положительное решение комиссии. А несколько дней назад группа иммигрантов организовала демонстрацию у мемориала «граунд зиро» для привлечения внимания общественности к вопиющему акту несправедливости: многие из нелегалов, оказавшихся в районе бедствия, вообще лишены какой-либо медицинской помощи.
Недавно мне довелось побывать на групповой консультации в госпитале Маунт Синай для участников спасательных работ. Работники госпиталя отвечали на вопросы пожарников, полицейских, транспортных работников и представителей других профессий, призванных на ликвидацию последствий атаки в Нижнем Манхэттене. Многие из них в настоящее время постоянно находятся на лечении, другие продолжают трудиться на своих привычных рабочих местах, но периодически проверяют состояние своего здоровья у специалистов. Та памятная встреча оставила у меня тягостное впечатление. От вопросов и ответов на них она быстро перешла в односторонний поток претензий и упреков со стороны пострадавших. В них явно слышались разочарование действиями ответственных лиц и тревога за свое будущее.
-Газеты и телевидение обещают поддержку всем работавшим на развалинах торгового центра, все политики только и говорят о помощи пострадавшим. А на практике все наоборот. Уже пятый год я обращаюсь со своими проблемами к официальным лицам разных инстанций, а мои неоплаченные медицинские счета растут и уже перевалили за 50 тысяч! – с возмущением рассказывал средних лет мужчина, бывший полисмен.
-Мой супруг оказался на своем участке работы в единственном лице, и теперь у нас проблемы с доказательством его участия в спасательных работах, - жаловалась за своего мужа молодая женщина, чей супруг безучастно стоял рядом. В небольшой комнате присутствовали явно страдающие от депрессии участники. Некоторые из них отказались представиться и удалились задолго до окончания собрания, которое оставило впечатление формально запланированного мероприятия «для галочки».