КАВКАЗСКИЙ ПОГРОМЧем больше в стране беспорядков, тем крепче власть

Факты. События. Комментарии
№37 (543)

О погроме в карельском городе Кондопога было известно за сутки. Но местная милиция, другие спецслужбы и мэрия пальцем о палец не ударили, чтобы предотвратить его. Вот и гадай, то ли полная слепота и бездарность, то ли умысел.
По рассказам горожан, в ресторане «Чайка» гуляла местная «братва». Работник ресторана (кавказец) сделал им замечание. Те кинулись в драку. Чеченцы вызвали подмогу, вооруженную ножами, бутылками, обрезками труб. В драке было убито двое местных, русских. Причем один из них – вроде бы случайный, не имеющий никакого отношения «братве». Подозреваемых в убийство арестовали на следующий же день. [!]
Но накануне ночью в Кондопоге загорелись три магазина и несколько гаражей, принадлежащих выходцам с Кавказа. Затем попытались поджечь тот самый ресторан «Чайка». В интернете появилось объявление с призывом идти на митинг «и высказать свой протест против засилья неруси». Да что интернет! В Кондопоге – 50 тысяч населения. То есть все уже знали обо всем! Только милиция и мэрия «не знали».
Через три дня после убийства у местного рынка состоялся митинг. Говорят, было 2 тысячи человек. Для Кондопоги это очень и очень много. Каждый двадцать пятый. Его участники потребовали «выселить из города всех кавказцев в 24 часа». То есть толпа сразу выставила незаконные требования. С ответным словом выступил мэр и оказался ничуть не лучше толпы, поскольку пообещал убрать с рынка «торговцев с юга». На каком, извините, основании?
Удивительно и то, что ни мэр, ни милиция, зная о ночных поджогах, зная настроения толпы, не приняли никаких предупредительных мер. Митинг закончился погромами уже в общегородском масштабе, ресторан «Чайка» сожгли. Многие кавказцы уехали из Кондопоги в Петрозаводск - столицу Карелии. Но и там возможны погромы, по городу ходят листовки(!) с призывами...
«Должен отметить бездействие местных властей, - заявил премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров. – Если карельские власти не могут..., то мы сумеем найти правовые методы, способные привести ситуацию в правовое русло». В правительстве Карелии приняли его слова чрезвычайно болезненно, сказали, что Кадыров не владеет информацией и посоветовали «не махать шашкой». В Карелию прилетела делегация из Чечни. Туда же прибыли из Москвы представители Общественной палаты. Инцидент приобрел всероссийский масштаб и политическое значение. Только сейчас стало известно, что в Кондопоге людей подстрекали к погромам приезжие из Москвы люди, из ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции, известного своими нацистскими призывами). Когда мать убитого Григория Слезова просила не мстить, ее освистывали и кричали «Бей черных!» Одного из этих приезжих, кстати, уже задержали.
Карельские власти сразу же объявили, что это «бытовой конфликт» и не надо, мол, придавать ему национальную окраску, как это делает зловредная, разумеется, пресса. Через сутки их точка зрения изменилась – заговорили о криминальном переделе собственности. Против чего решительно выступила чеченская диаспора. Чеченцы живут здесь давно, укоренились. Например, хозяин ресторана «Чайка» - не новоявленный в Кондопоге кавказец, а солидный номенклатурный работник еще советских времен, бывший председатель райпо Ильяз Иманов. Кто помнит те реалии, знает, что глава потребкооперации в советской системе дефицита был фигурой более чем значительной.
Затем премьер-министр Карелии Катанандов заявил, что чеченская молодежь терроризировала город, что давно надо было принять меры. Но на вопрос, куда ж тогда смотрела милиция, ответить внятно не смог.
Конечно, конфликт «бытовой». В том смысле, что спонтанный. Но что стоит за ним? Почему примерно то же самое произошло в Калмыкии, Сальске Ростовской области, в Астраханской области, Сыктывкаре... И неизвестно, где еще полыхнет. Но полыхнет обязательно.
У нас не желают задумываться над глубинными вопросами общего жития в разноплеменной стране. Например, кавказские диаспоры и землячества в городах Советского Союза и России – традиционно замкнуты. Общаются в своем кругу, из поколения в поколение передают свое дело – завоз фруктов, перекупку, торговлю. И то, и другое – их право. Почему они должны ассимилироваться? Кому должны? С какой стати? Хотя рано или поздно это произойдет, в той или иной степени. Многие их дети, закончив карельские, ростовские, сыктывкарские школы, пойдут не по торговой части, а выберут другие профессии, предполагающие разные круги общения, и так далее. Это естественный, но – долгий процесс. Однако основную массу россиян их замкнутость почему-то раздражает. Более того, даже те, от кого должно исходить разумное слово, воспитание и объяснение сложнейших процессов, имеют на сей счет весьма странные представления. Например, иерарх православной церкви однажды высказался в том смысле, что его беспокоит поведение «приезжающих в страну людей, создание ими замкнутых национальных и религиозных эксклавов, которые игнорируют окружающее общество, его традиции и образ жизни».
Наш менталитет, даже на таком, самом высоком уровне общества, никак не предполагает, что все проблемы раз и навсегда решает простейший вопрос: нарушается или не нарушается закон? Если нарушается – посадить. Если не нарушается – каждый волен жить, как хочет. Любой уход от закона в дебри «выяснения отношений» чреват тем, что мы давно уже имеем.
Местных людей, будь то карелы, русские, коми-пермяки или калмыки, часто раздражает вызывающее, как они считают, поведение молодых кавказцев-торговцев, их якобы привилегированное положение. Как говорят в народе, у них всё схвачено. То есть подкуплены милиционеры, чиновники, администрации рынков и т.д. Все участники сговора «с этого имеют». Торговцы – привилегии, чиновники – регулярные взятки. Но в таком случае гнев толпы должен быть направлен против коррупционеров. Ан нет, толпа знает, где сила. А вот кавказский погром устроить – это почти безопасно.
Сейчас рынок Кондопоги опустел. Просто пустое место. Кто его займет и займет ли – еще вопрос. Потому что это дело, традиционное для азиатов и кавказцев, надо и знать, и очень сильно упираться. Фрукты-овощи завозить-торговать – каторга, круглый год и круглые сутки, с четырех-пяти утра. Но «наш парень» так пахать не хочет и вряд ли будет. Зато он желает чувствовать себя «хозяином» перед торговцем, перед официантом в ресторане «черных», потому что он «местный». А молодой кавказец, так же не обремененный опытом жизни и воспитанием, ведет себя вызывающе, потому что он местного мента «купил». В общем, заколдованный недобрый круг, в центре которого, в истоке – привычная для нас жизнь вне законов, бездарность и коррумпированность власти.
Я не знаю, всё это происходит спонтанно или по расчету. Но результат очевиден. Чем больше в стране беспорядков, тем крепче власть. Раньше говорили: когда паны дерутся – у холопов чубы трещат. Сейчас можно перефразировать: когда холопы дерутся - паны могут пановать, как им
Москва


Комментарии (Всего: 1)

"Чеченцы вызвали подмогу, вооруженную ножами, бутылками, обрезками труб"<br><br>Итак, сразк после возникновения конфликта одна стотора (кавказцы) немедленно вызвала подмогу из числа своих, и эта подмога сразу же явилась. Это у автора возражений не вызывает. Но вот когда вторая сторона (русские) тоже объединилась по национальному принципу, то это - уже "нацизм". Почему-то у записных "правозащитников" словом "ксенофобия" всегда припечатываются русские, и никогда - другая сторона конфликта (чеченцы, цыгане, азербайджанцы, ...) Почему такие двойные стандарты? Вот бы автору заодно заклеймить и ксенофобию кавказцев, ВСЕГДА действующих по принципу "наш всегда прав". Так нет же - у "правозащитников" всегда виноваты только русские. А ведь зная традиционное долготерпение и (увы) пассивность русских, можно сделать вывод - действительно их допекли в этой Кондопоге.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *