почему мужЧины не работают?

Мнения и сомнения
№32 (538)

Леонид С. в 47 лет потерял работу во время обвала компьютерного рынка. Он был достаточно квалифицированным программистом, и за несколько лет работы в довольно крупной и известной компании убедился в том, что он нужный, ценный специалист. Но увольнение и последующие неудачные попытки найти работу в свой сфере нанесли серьезный удар по самооценке Леонида, а страх за будущее детей, осознание того, что ему приходится сидеть на шее у жены Елены, фальшивые утешения знакомых подлили масла в огонь и привели его к депрессии.
Леонида удручал контраст между его недавним прошлым и настоящим. Тогда он был полон надежд и смело строил планы на будущее – купить дом, с размахом отпраздновать серебряную свадьбу, провести с Леной «медовый месяц» в Европе, подарить машину дочери в день ее двадцатилетия... Сейчас ему казалось, что он с грохотом скатился вниз по социальной лестнице, присоединившись к тем неудачникам, которые кочуют с одной жалкой работы на другую в ожидании пенсионного возраста. «Мне не 20 и даже не 30 лет, чтобы начинать заново, а в кар-сервис я не пойду, - говорил он Елене, пытавшейся его утешить и уберечь от отчаяния. – Терпеть мелочную тиранию какого-нибудь тупого, хамоватого диспетчера?! Лучше уж в метро сидеть с протянутой рукой...»
Леонид пытался лечить себя сам. Бегал трусцой по утрам, помогал жене по дому, рассылал резюме в приличные компании, а вечером, уединившись в своей комнате, смотрел по DVD любимые триллеры, которые коллекционировал в годы благополучия и надежд. Постепенно он привык к такому образу жизни и даже стал находить в нем некоторые преимущества. Побегаешь утром, позавтракаешь, пройдешься по магазинам, приготовишь обед, просмотришь электронную почту, а там, глядишь, и вечер наступает. Можно спрятаться от проблем, от безнадежности, от жизни вообще, погрузившись в волнующий мир триллеров...
«Он даже резюме перестал рассылать, - с горечью признается Елена. – Раньше он отказывался от работы, которая была ниже его достоинства, а сейчас вообще ничего не ищет. Уверяет меня и самого себя, что в наши дни даже молодым программистам нелегко устроиться, потому что «хай-тек» работы экспортируют в зарубежные страны. Но на самом деле он просто боится поменять образ жизни. А может быть, уже и не хочет его менять?.. Дети скоро закончат колледж, будут сами себя содержать, а нам с ним моей зарплаты хватит. Мне, в сущности, все равно, путь он будет домохозяином, а я – кормильцем семьи. Но ведь ему самому от этого плохо...»
Леонид не одинок в своей беде. В настоящее время миллионы американских мужчин в возрасте от 30 до 55 лет (13 процентов трудоспособного мужского населения США) не работают и даже не ищут работу. Большинство этих мужчин – бывшие «голубые воротнички», не имеющие высшего образования и не выдерживающие жесткой конкуренции в процессе поиска новой работы. Но их ряды постепенно пополняются «белыми воротничками», которые, подобно Леониду, потеряли престижную работу, отчаялись найти такую же, отказались от возможности «переквалифицироваться в управдома» и погрузились в своего рода спячку. В их числе - бывшие работники рухнувших интернет-бизнесов, которым сейчас от 30 до 40 лет, и бывшие менеджеры старше 40 лет, пытающиеся дожить до пенсии на щедрые выходные пособия, выданные их некогда процветающими компаниями. Наконец, среди неработающих мужчин немало бывших заключенных. В 80-е и 90-е годы прошлого века сотни тысяч юношей оказались за решеткой из-за правонарушений, связанных с наркоторговлей. Сейчас им по 30-40 лет, поэтому, безусловно, еще труднее найти нормальную работу, чем бывшим фабричным рабочим или программистам.
Некоторых безработных нового типа содержат жены (хотя, бывает, что жены расстаются с мужьями-иждивенцами и даже выбрасывают их на улицу). Другие – одинокие, разведенные или овдовевшие– живут на деньги, скопившиеся на их банковских счетах или сдают комнаты в своих квартирах. Третьи (около 25 процентов) подают заявления на получение Social Security по недееспособности, которое не превышает 1,000 долларов в месяц, но это лучше, чем ничего, особенно если учесть, что через пару лет к нему добавится Медикер, и людям уже не нужно будет искать работу ради получения медстраховки. Тем более что мужчинам не первой молодости не так легко это сделать.
Social Security Disability, рассчитанная на людей с достаточно серьезными физическими и психологическими проблемами, растет в последнее время быстрее, чем все остальные федеральные программы. Если в 90-е годы прошлого века ее получали 3 млн. мужчин и женщин, то сейчас их число достигло 6.5 млн. Возможно, многие из них рассматривают эту программу как временное прибежище, но чем дольше они на ней задерживаются, тем больше они теряют свои умения и навыки и тем меньше у них шансов вернуться на рынок труда.
Подобная тенденция, безусловно, настораживает социологов. Тем более что всего три десятилетия назад наблюдалась тенденция обратная: мужчины, потерявшие работу любого вида и в любом возрасте, упорно продолжали искать новую и в конечном итоге находили ее, притом нередко столь же престижную и/или высокооплачиваемую.
Что же происходит сейчас? Почему миллионы мужчин оказываются не у дел и выпадают из нормальной жизни?
Эксперты указывают на целый ряд причин. Одна из них – постоянное уменьшение числа промышленных предприятий, где всегда преобладали мужчины. И, наоборот, расширение сфер, где требуются женщины, - образование, здравоохранение, торговля и т.д. Вторая причина – постоянное увеличение числа женщин на рынке труда. В настоящее время около 73 процентов их в возрасте от 30 до 54 лет имеют работу, в то время как в 60-е годы прошлого века работали лишь 45 процентов женщин той же возрастной группы.
Женщины постепенно начинают доминировать и в традиционно мужских сферах - вроде юриспруденции и медицины. Правда, женщины - адвокаты и врачи – все еще зарабатывают меньше, чем их коллеги-мужчины, но слабый пол в последнее время получает лучшее образование и со временем, скорее всего, начнет вытеснять сильный пол из сфер, которые последний, казалось бы, закрепил за собой.
Еще одна причина – одиночество “новых безработных”. Почти 60 процентов из них - мужчины, которые либо никогда не были женаты, либо овдовели, либо расстались или развелись с женами до, а чаще - после потери работы. Человек, оторванный от семьи, постепенно теряет стимул к труду и привыкает к безответственному, бесперспективному образу жизни.
Увеличение числа “новых безработных” объясняется и влиянием популярной культуры. Достаточно вспомнить телесериал “Сайнфилд”, два героя которого – эксцентричный Крамер и невротичный Джордж – не имеют постоянной работы. Определенное влияние оказывают и personal-finance magazines - журналы, которые утверждают, что можно делать деньги, не выходя из дома, если вы правильно распорядитесь своими финансами. Наконец, многие мужчины, в конечном итоге, начинают наслаждаться новообретенной свободой и даже возвращаются к давно забытым хобби – от графомании до коллекционирования бутылочных этикеток...
Что ждет всех этих «свободных» мужчин в будущем? Некоторые из них (те, что помоложе), скорее всего, вынуждены будут вернуться на рынок труда. О других (тех, что постарше), наверное, позаботится правительство, предоставив им различные пособия. Но хотелось бы надеяться, что «новые безработные» (во всяком случае, многие из них) сами будут искать и найдут выход из тупика.
«Я все еще надеюсь вытащить Леонида из омута, - говорит Елена С. – Иногда я думаю, что мне самой надо бросить работу, и тогда он очнется. Но, конечно, я никогда на это не решусь. Даст Бог, я найду другой способ вернуть мужа к жизни...»