СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ...

Факты. События. Комментарии
№32 (538)

«Путин не хочет на третий срок? А придется считаться с мнением народа! Если народ скажет «надо», то Путин обязан будет подчиниться. Я бы оставил Путина еще лет на десять - от этого только всем польза будет. Владимир Владимирович – это лидер. Лично мне в нём многое нравится».
Если бы это сказал – и не сказал, а заявил! – любой обычный человек, любой обычный российский начальник – одно дело. Но это сказал Рамзан Кадыров – по официальному титулу председатель Совета Министров Чеченской автономной республики. А по неофициальному – бывший ичкерийский боевик, перешедший на службу федеральным силам, сын муфтия Ичкерии Ахмата Кадырова, который призывал к джихаду против России, а потом перешел к федералам и стал президентом Чечни.
Как сказал однажды Бродский: «Если Евтушенко против колхозов, то я – за». Мало того, получается, что Рамзан Кадыров говорит от имени россиян: «Придется считаться с мнением народа!» Простите, но кто делегировал Кадырову свои полномочия? Если кто-то захочет сказать нечто подобное, то скажет сам, без его посредничества.
Кадыров не один. C аналогичным заявлением вслед за ним выступил и президент Чечни Алу Алханов. А парламент Чеченской республики отправил в Государственную думу законопроект о пересмотре Конституции России, о продлении президентских полномочий Путина. С последующим всенародным референдумом. Трудно представить, чтобы такое происходило без ведома кремлевской администрации. Чеченские депутаты могут и не понимать, но неужели кремлевские люди не осознают, какую медвежью услугу оказывают Путину. Речь – о репутации. А репутация чеченских депутатов, как и нынешнего главы их правительства, неоднозначная. Как ни смотри. Или кремлевские политтехнологи считают акцию удачным ходом: мол, вся страна и весь мир увидят, что даже мятежная Чечня за третий срок Путина! В таком случае остается только пожалеть... Всех.
В Советском Союзе странным образом особо теплые отношении были с международными изгоями – Фиделем Кастро, Ким Ир Сеном, Муамаром Каддафи, Агостиньо Нето и другими подобными. Кажется, вплоть до африканского людоеда Бокассы – людоеда в самом прямом смысле.
Понятно, это были союзы по принципу «против кого дружим». Такая международная солидарность со странами непонятной ориентации против империализма вообще и Америки в частности. Чем она кончилась – известно. Чудовищными убытками - финансовыми и политическими. И моральным оскорблением – тоже. Гнусно ведь, когда от тебя чуть ли не с презрением отворачиваются твои бывшие сателлиты. Хоть бы кто добрым словом вспомнил прошлую материальную помощь – так ведь нет. Однако урок России не впрок. Она почему-то и сейчас продолжает пышно принимать Ким Чен Ира. Доверительно встречается с иранским новоявленным фюрером Ахмадинежадом. Ведет переговоры с лидерами Хамаса, объявленного террористической организацией. Понятно, что международная дипломатия иногда обязывает к таким контактам. Есть и прагматичные соображения: мол, в политике друзей нет, а есть только интересы. Но здесь ведь речь не о сухом протоколе - речь об особо доверительной атмосфере. Недавно Уго Чавес приезжал, президент Венесуэлы. Вся страна и весь мир смотрели, как он хлопал по плечу Владимира Путина! Чем заслужил он такой прием в Кремле? Встречу с президентами Аргентины или Бразилии можно понять – они России мясо поставляют, Аргентина в трудные времена выручала с зерном. А чем стратегическим интересен Уго Чавес? Тем, что закупил истребители и автоматы Калашникова? Но венесуэльская армия не так велика («Венесуэла» в переводе – «маленькая Венеция»), чтобы ее заказы имели значение для российского гигантского военно-промышленного комплекса. Вот и подозревают во всём мире, что Уго Чавес пролил бальзам на нашу душу своей антиамериканской риторикой. У него там, в Латинской Америке, вместе с Фиделем Кастро комплот против США. Что само по себе смешно. Но зачем России становиться предметом если не насмешек, то иронических ухмылок, зачем фигурировать рядом с ними, хотя бы на фотографиях в газетах? Они ж только этого и жаждут, чтобы потом кричать на весь мир: смотрите, вот я с другом Владимиром Путиным обнимаюсь-целуюсь!
Обратите внимание, как наследил, какой пунктир оставил за собой в мировом турне венесуэльский президент и лучший друг кубинского диктатора: Чавес – Фидель – Лукашенко - Путин - Ахмадинежад. В хорошей компании оказался председатель клуба восьми ведущих держав мира!
г. Москва