Отчего бы и не ПОЧУДИТЬ?

Нью-Йорк
№31 (537)

Ах, лето! Пора долгожданных отпусков и прогулок теплыми вечерами, сезон легкой одежды и купальников, время маленьких радостей вроде ледяного арбуза в жаркий полдень или запотевшего бокала «Пильзнера» в кафе на бордвоке, откуда виден с пароходом стоящим на рейде. А еще это время легкого, как утренний бриз, настроения. «Жизнь прекрасна!» - напоминают нам соловьиные трели и жизнерадостные голоса других птиц, которых городская суета не смогла вытеснить из маленьких шумных скверов.
Лето – самое подходящее время позабыть о застарелых, накопленных еще с холодной зимы обидах и разочарованиях. Легко прощаются невинные шалости, а чей-либо порыв подурачиться на потеху себе и публике скорее вызывает одобрительный смех, чем осуждающие взгляды. Наверняка поэтому именно летом в Нью-Йорке происходят различные парады и фестивали, для которых можно вырядиться во что угодно и даже самым вызывающим образом. И даже заработать аплодисменты вместо неприятностей в другом месте и в другое время. Вот и в этом году на очередном параде «Русалок» на Кони-Айленде многочисленные участники всех возрастов прошлись в самых невероятных нарядах под отчаянную какофонию оркестра, полный разброд которого вызвал лишь волну восторга и хохота у толпы зрителей.
Разумеется, было множество «русалок» в сложных костюмах или вовсе без них - лишь с условным хвостиком из пенопласта, свисающим с бикини. Одна солидной комплекции леди с нарисованными кошачьими усами и хвостом увидела собачку на руках зрительницы и неожиданно зашипела, как и полагается всем кошкам. Запомнился пожилой карлик в инвалидной коляске - с выкрашенной синей краской лысиной и с трезубцем в руке. Коляску катил его друг или хоуматтендент и громко оповещал: «Дорогу властелину морей - маленькому Нептуну!» Вроде бы не имеющий никакого отношения к морскому царству Элвис Пресли тоже впорхнул на бордвок (какое веселье в Америке обходится без него?!) и пронесся между рядами поклонников рок-н-ролла в багровом плаще-накидке. В тот день впервые, пожалуй, в этом году английская речь звучала на бордвоке чаще русской. Многие ньюйоркцы прибыли поглазеть на участников парада в соответствующих костюмах или с раскрашенными водяной краской лицами, но участие в самом шествии не принимали, а просто прогуливались вдоль набережной исключительно ради «фана».
На том же Кони-Айленде вскоре были проведены очередные состязания в скоростном поедании «хат-догов». Но не до смеха было, когда у одного из участников спешно пережеванная и проглоченная масса повалила назад.
Самые же бесшабашные любители повеселиться приняли участие в ежегодном параде сексуальных меньшинств в Манхэттене, на котором, по традиции , самым популярным костюмом является отсутствие оного. На очереди – грандиозный фестиваль в бруклинском районе Краун-Хайтс, который собирает обычно не менее 1 миллиона зрителей и участников в очень ярких и смелых нарядах. И лишь в октябрьский холод наконец заканчивается этот непрерывный нью-йоркский калейдоскоп пестрых одежд и забавных характеров, когда в праздник «хэллоуин» домовые, ведьмы и привидения временно оккупируют улицы и площади нашего города.
Но почему, собственно, отводить душу можно лишь в отведенные календарем для чудачеств праздники? Таким, наверное, вопросом задаются некоторые ньюйоркцы, которые выходят подурачиться, когда им заблаговолится. У жителей Квинса иногда появляется возможность позабавиться бесплатным представлением любителя аэробики по имени Элиот, который почему-то всегда в женском трико вдохновенно, под громкую музыку вертится на тротуаре - с популярным кафе в районе Форрест-Хиллс. «Почему ты так странно одеваешься?» - задал ему вопрос небезызвестный радиоведущий Ховард Стерн, пригласивший Элиота на свое популярное среди молодежи шоу. «Это мой стиль» - последовал лаконичный ответ.
Кажется, нашел свой стиль и «Обнаженный ковбой» - мускулистый парень, который часто бренчит на своей гитаре на Таймс-сквер в Манхэттене, причем в любую погоду одет лишь в трусы, ковбойские сапоги и, разумеется, длиннополую шляпу. Недавно он даже промелькнул в рекламе какой-то интернетовской фирмы – конечно же, в неизменном своем наряде. А профессиональным водителям наверняка примелькался самозванный «Дядюшка Сэм» - сухощавый патриот в соответствующей звездно-полосатой шляпе и с американскими флагами в руках, которыми он неутомимо размахивает с пешеходных мостов над самыми оживленными автострадами то в одном конце Нью-Йорка, то в другом.
С приходом купального сезона на брайтонском пляже можно снова увидеть невозмутимого пляжника в умопомрачительных плавках, которые дают возможность ему лично получить загар практически по всему телу, а остальным - просто позабавиться.
В бруклинском районе Бушвик вдоль Питкин-авеню ежедневно прогуливается чернокожий денди в тщательно продуманных нарядах. Поутру это может быть зеленый костюм с салатовой рубашкой и изумрудным галстуком при темно-зеленых туфлях, а уже к вечеру – зебровая накидка с такой же шляпой, а в руках тросточка. Местные обитатели «проджектов» каждое утро гадают – чем сегодня удивит этот щеголь с добродушным и весьма общительным характером.
Вот уже несколько лет время от времени я успеваю мельком увидеть одного и того же странного жителя квинсовского района Джексон-Хайтс. Немолодой бородатый мужчина проносится быстро, как приведение, по всегда оживленной Рузевельт–авеню на женском велосипеде, в белом или кремовом платье до пят и в забавном чепчике, с крашеной болонкой в багажнике.
Во время недавнего аварийного отключения электричества в этой части города из-за жары местные жители оставались в парках и скверах практически круглые сутки, охлаждаясь выдаваемыми благотворительными организациями напитками и самодельными фонтанами у пожарных гидрантов. Обливаясь потом, рабочие в синих касках спешно протягивали электрокабель сквозь дорожные люки, на перекрестках под погаснувшими надолго светофорами дорожные регулировщики управляли движением. На углу местные политики поставили трибуну с микрофоном и поочередно клеймили этих самых электромонтеров и мэра Блумберга заодно. Выборы в горсовет на носу - кто же откажется от такой прекрасной возможности подать себя в лучшем свете перед местными избирателями?
Однако совсем иные представления неподалеку.привлекали жителей: под зажигательную латиноамериканскую музыку стройная пара танцевала то аргентинское танго, то бразильсую самбу. Вернее, это был лишь один танцор, который ловко управлял не только своим телом, но еще и огромной куклой, чьи туфельки были накрепко связаны с его собственными штиблетами. А рядом кружил в танце уже знакомый бородач, но теперь уже в знойном наряде женщин тропических стран. Неизменная собачка спокойно дожидалась своего эксцентричного хозяина. Я испросил разрешения сфотографировать его, а заодно и задал вопрос: почему ему нравится так наряжаться? В ответ он лишь улыбнулся, не пожелав ответить, или же не знал ответа, а может быть, не понял вопроса, что вполне вероятно ввиду практически полного отсутствия английской речи на улицах этого густонаселенного «латинского» района.