“Ура” или “караул“?

Нью-Йорк
№31 (537)

В эти дни в Манхэттене на Lincoln Center Plaza можно увидеть нечто удивительное – скульптуру «Big Pleasure Point», созданную Нэнси Рубинс, высотой более 12 и шириной около 17 метров при весе в 27 с лишним центнеров. Это первая работа Рубинс, выставленная в Нью-Йорке под открытым небом.
Внушительный, объемный и многоцветный монумент «Big Pleasure Point» состоит из более чем 60 небольших парусных и гребных шлюпок, досок для серфинга, каяков, каноэ, катамаранов и обломков речных и океанских судов самых разных форм, размеров и окраски, соединенных вместе и поднятых на высокую решетчатую металлическую штангу. Скульптура была собрана на месте экспозиции в течение недели. Соединенные с помощью сварки и металлических канатов, лодки образуют динамичный, разноцветный колючий пучок.
Поначалу, когда я смотрел издалека, скульптура показалась мне похожей на гигантскую кристаллическую решетку какого-то космического минерала, парящую над головами зрителей. При ближайшем рассмотрении представилось, что я вижу фантастическое кораблекрушение, когда десятки вставших на дыбы лодок втягиваются в невидимую воронку, таинственно возникшую где-то посреди Бермудского треугольника. Еще немного и они исчезнут в пучине. Поэтому и название композиции «Big Pleasure Point» кажется мне неудачным: мы кричим «Ура!» в тот момент, когда надо кричать «Караул!» Может это происходит потому, что я и мистер Финкель по-разному смотрим на мир, имеем совершенно непохожий набор воспоминаний о своей прошлой жизни, наложившей неизгладимый отпечаток на восприятие действительности, и с этим ничего не поделаешь.
Скульптура получила свое название благодаря надписи, нанесенной на борт одной из лодок, привезенных с идиллического курортного местечка в Южной Калифорнии, «Pleasure Point Marina». Это вторая композиция Рубинс, созданная из старых плавсредств. В начале 2006 года она закончила работу с использованием лодок под названием «Pleasure Point» для постоянной экспозиции в Музее современного искусства в калифорнийском городе Сан-Диего.
Нэнси Рубинс с конца 70-х годов создает свои ни на что не похожие скульптуры из вышедших из строя индустриальных изделий и потребительских товаров вроде выброшенных матрасов, старых автоприцепов, бойлеров, частей самолетов и различных электроприборов. Скульптор обратила свое внимание на выброшенные, пришедшие в негодность морские плавсредства сравнительно недавно. «Лодки – это древность, – объясняет свое новое увлечение Рубинс, – они были с нами на протяжении всей истории, и они имеют очень простое устройство и ясное предназначение». В связи с этим хочу заметить, что Нэнси нашла для лодок предназначение, совсем им несвойственное.
В ее руках обыденные предметы, будучи связанными, скрепленными и скомпонованными вместе, превращаются в гигантские формы, парящие в воздухе, словно отказываясь подчиняться законам всемирного тяготения. «Big Pleasure Point» является хорошей иллюстрацией высказанного мнения и представляется достаточно хрупкой с точки зрения прочности и баланса конструкций, способной рассыпаться на глазах. Но она выставлена для обозрения с 5 июля и до сих пор поражает своей монолитностью, значит скульптура неплохо уравновешена. Она будет экспонироваться до 4 сентября текущего года, так что у всех желающих ее увидеть есть достаточно времени, чтобы это сделать.
Работы Нэнси Рубинс часто читаются как социальный комментарий к обществу потребления. Сама же она наиболее заинтересована во внешних качествах и утилитарной красоте тех конкретных вещей, с которыми работает.
Должен сказать, что скульптура «Big Pleasure Point» полностью отражает собственный авторский стиль Нэнси Рубинс. Важную роль в его разработке сыграли композиции, созданные из обломков самолетов. В середине 80-х годов скульптор каким-то образом оказалась на огромной свалке в пустыне Мохаве, куда выбрасывались части от пришедших в негодность, разломанных старых летательных аппаратов всех типов. И вот там посреди гор мусора и металлолома на Нэнси снизошло вдохновение. Поистине, пути господни неисповедимы. Обломки самолетов от долгого лежания спрессовались и переплелись проводами, острыми углами и зазубринами так, что расцепить их не представлялось возможным. Но Нэнси этого и не надо было. Напротив, это было как раз то что надо. У меня создалось впечатление, что прямо там она зацепила подъемным краном увесистую кучу этого утиля и насадила ее на высокую металлическую ферму, подобранную там же. Получилась скульптура «Mark Thompson’s Airplane Parts», к которой я бы не стал близко подходить из опасения, что какой-нибудь тяжелый обломок свалится мне на голову.
Точно так же выглядит и огромная конструкция из старых разноцветных матрасов: они скручены и связаны друг с другом тросами, и все вместе укреплены на двух высоких круглых тумбах. К этому набору матрасов я тоже не стал бы подходить слишком близко, но уже по другой причине: я не знаю, продезинфицировала ли их скульптор перед употреблением. У меня нет никакого желания ругать произведения Нэнси Рубинс, которые нравятся многим людям. Я высказываю личную точку зрения, стараясь быть при этом максимально объективным. Но в любом случае, если Нэнси ставит перед собой задачу удивить или озадачить зрителя, то обычно ей это удается в полной мере. Используемый ею бриколаж – метод проб и ошибок, в противовес строгому предварительному теоретическому расчету, принес ей широкую известность
Нэнси Рубинс родилась в Техасе, выросла в штате Теннесси и обучалась в Мэриленде. Сначала в Балтиморском колледже искусств, а потом в Калифорнийском университете. Сейчас она живет и работает в Калифорнии. По словам Нэнси, на ее творчество огромное влияние оказали работы двух архитекторов – Симона Родиа (его лос-анжелесский Уатт Тауэр, облепленный подобранными на свалках предметами) и гениального каталонца Антонио Гауди (его невероятные здания и храм «Святое семейство» в Барселоне). В течение последних 25 лет Рубинс активно показывает свои работы по всему свету. Ее персональные выставки проводились в галереях и музеях Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Майями, во французской Бургундии. Она участвовала и во многих групповых выставках, в том числе во Флоренции, Венеции и других городах. Какие еще сюрпризы она нам преподнесет?