что МЫ скрываем от супругов?

Экспресс-опрос "РБ"
№29 (535)

Анна, 28 лет:
Я ничего не скрываю от мужа, все ему говорю откровенно, но он... не верит. На днях я рассказала ему, что сотрудник пригласил меня в ресторан и мы прекрасно провели время. Но муж, как всегда, не поверил. Отшутился: «А к себе домой он тебя не пригасил?» Какое-то доверие наоборот!
Кристина, 30 лет:
От моего мужа ничего нельзя скрыть. В отношениях со мной он - как детектив-любитель. Или даже профессионал. Всегда поймает на обмане. Поэтому я стараюсь быть с ним откровенной.
Мила, 35 лет:
Скрываю цены на продукты, которые покупаю. И, тем более, - на мою одежду, обувь, украшения. Всегда занижаю цены. Я сама достаточно бережливая, но мужу почему-то кажется, что я не умею экономить.
Олег, 40 лет:
Моя жена не знает, что раз в неделю я ухожу с работы раньше обычного и встречаюсь в кафе с моим старым другом. Мы беседуем, шутим, изливаем душу. Это дает мне энергию на всю неделю. Жена и без того жалуется, что я пропадаю на работе и забросил семью, детей, ее саму. Так что ей незачем знать, что я иногда «забрасываю» семью и ради встреч с другом.
Нина, 38 лет:
Мне очень нравится мой сотрудник. Он такой спокойный, сдержанный, добрый, надежный. Полная противоположность моему мужу - импульсивному и раздражительному. Конечно, я всегда буду верна мужу, но когда мы с ним ссоримся, или когда он отпускает язвительные фразы в мой адрес, я представляю своего сотрудника и чувствую, что хочу прислониться к его плечу, поплакаться в жилетку. Меня к нему тянет. Но муж, конечно, никогда об этом не узнает.
Григорий, 45 лет:
Я никогда не рассказываю жене о том, что происходит у меня на работе. Раньше я имел неосторожность рассказывать ей об этом, а она разыгрывала из себя такую «крутую» американку, давала мне дурацкие советы, хотя ни в чем на самом деле не разбиралась. Словом, действовала мне на нервы. Сейчас ей тоже хочется вызвать меня на откровенность, но я не поддаюсь.
КлавдиЯ, 44 года:
Я не рассказываю мужу о романах наших дочерей. У него очень старомодные представления обо всем, что касается брака, любви и секса, и нашим девочкам несладко пришлось бы, если бы он знал, что они встречаются с молодыми людьми. Мне девочки свои секреты доверяют, зная, что дальше меня это не пойдет. Вот когда у одной из них появится серьезный бойфренд, тогда можно будет сказать об этом мужу. И то - осторожно и дипломатично.
Роман, 50 лет:
Я держу жену на дистанции от моего бизнеса. Она - женщина очень чувствительная. И у нее немного наивные, основанные на русской литературе понятия о добре, сострадании, любви к ближнему и т.д. Она сама - социальный работник, поэтому ей легко быть сочувствующей и сострадательной. А я - бизнесмен. В бизнесе мне приходится быть очень крутым, жестким. Увольнять людей, максимально от них требовать, контролировать, муштровать. Жена обо всем этом не подозревает и считает, что мой бизнес процветает исключительно благодаря моему таланту. Ну и пусть себе считает...
Ирина, 43 года:
Я скрываю от мужа то, что его мама постоянно ругается со своим хоуматтендентом. Наша квартира и квартира свекрови - в одном билдинге, и я часто к ней наведываюсь. Стараюсь помирить их до прихода мужа. Он не будет разбираться, кто прав, кто виноват, обязательно примет сторону матери, начнет звонить в агентство, требовать, чтобы прислали другую женщину. На самом же деле зачинщица споров - всегда моя свекровь. Я ее не виню - возраст, нервы. Ее хоуматтендент - славная, работящая и заботливая женщина, и я бы не хотела, чтобы ее заменили. Вряд ли новенькая будет такой же надежной. Тем более что свекровь и с новенькой вряд ли поладит.
Иосиф, 70 лет:
Я никогда не был однолюбом, но всегда ухитрялся скрывать от жены свои амурные дела. Если бы она узнала, то, конечно, могла со мной развестись, а так она пребывала в счастливом неведении. И наш брак сохранился до сих пор. И дети не пострадали. Разве так не лучше?
Геннадий, 31 год:
Я скрываю от жены, что когда-то употреблял наркотики. Давно с этим завязал, но если признаюсь ей, она начнет бояться, что я снова буду «баловаться». Или что дети у нас родятся с какими-то проблемами. Возможно, когда-нибудь я ей расскажу о моих наркоделах - лет эдак через двадцать. Но сейчас не время.
Сусанна, 34 года:
Я не всегда говорю мужу, что иду в гости к моей старшей сестре. Дело в том, что он меня к ней... ревнует. Вернее, опасается, что она плохо на меня повлияет. Она - женщина самостоятельная, деловая, боевая. Развелась с мужем, работает, воспитывает дочь. Мне до нее далеко - я очень боязливая и всегда хотела, чтобы кто-то меня защищал в жизни. Я не собираюсь бросать мужа и не хочу, чтобы он меня бросил. Я ему во всем подчиняюсь. Я ведь совершенно растеряюсь, если, не дай Бог, останусь одна с детьми. Но мужу почему-то кажется, что после встреч с сестрой я становлюсь слишком смелой и дерзкой. И ему это не нравится.
Леон, 41 год:
Я скрываю от жены, что иногда финансово помогаю своему родственнику. Он - человек талантливый, артистичный, но совершенно непрактичный. Не нашел себя в Америке, постоянно меняет работу, иногда вовсе не работает, всегда нуждается. Моя жена - человек отнюдь не черствый, но мы сейчас копим деньги на покупку дома, и ей вряд ли понравится, что я пробиваю брешь в нашем бюджете.
Лариса, 36 лет:
Я не говорю мужу о том, какой образ жизни стала вести моя подруга. После развода с мужем она сначала впала в депрессию, потом стала пить и гулять направо и налево. Я понимаю, что это - от отчаяния, стараюсь почаще ее навещать, поддерживать морально. Но если мой муж узнает, как она живет, он, наверное, потребует от меня, чтобы я с ней порвала. Он очень дорожит репутацией нашей семьи, мечтает, чтобы наши дети вошли в элитарные круги общества. И моя дружба с опустившейся женщиной для него недопустима.
Светлана, 47 лет:
Я скрываю от мужа, что иногда балую наших детей, покупая им фирменную одежду или обувь. Русскоязычные подростки ходят сейчас исключительно в «фирме», и мне не хочется, чтобы наши дети чувствовали себя в компании друзей белыми воронами. Наши дети - совсем неизбалованные и совсем нетребовательные. И именно потому я рада лишний раз их порадовать. Но мой муж, настроенный против «вещизма» и «культа тряпок», был бы очень недоволен, если бы узнал, что я приобщаю детей к этому культу. К счастью, он не может отличить фирменные кофты или туфли от тех, что продаются в дешевых магазинах. И, кстати, некоторые фирменные вещи сейчас именно так и выглядят, будто они - из дешевого магазина.