Запасной вариант

Экспресс-опрос "РБ"
№29 (535)

Американцы, приближающиеся к пенсионному и даже предпенсионному возрасту, смотрят в будущее без особого оптимизма. В большинстве своем пенсионеры без пяти (десяти, двадцати) минут - это так называемые бэбибумеры, то есть люди, родившиеся в 1946-1964 годах. Легендарное поколение мечтателей, идеалистов и бунтарей, оно так и не утратило своих типичных качеств. В молодости бэбибумеры стремились радикально изменить общество и быстро превратить наш грешный мир в земной рай. С возрастом они несколько поумерили аппетиты и темпы, но все-таки, осознанно или неосознанно, стремились менять общество и вести новый образ жизни, отличающийся от стандартных жизненных моделей их предков.
В частности, бэбибумеры надеялись, что они долго останутся молодыми телом и духом, долго будут работать, не покидая рынок труда и после 65 лет, в результате чего не только полностью используют свои интеллектуальные возможности, но на старости лет будут обеспечены лучше, чем их родители, дедушки и бабушки.
Жизнь, увы, еще раз нанесла удар по мечтам бэбибумеров, в частности, о деятельной, интересной и обеспеченной старости. Более того, оказалось, что перед родителями бэбибумеров в свое время маячили более светлые перспективы.
Лет двадцать- тридцать назад пенсионный фонд Social Security представлялся незыблемым, многие компании имели свои собственные пенсионные фонды, и столь же многие охотно пользовались услугами людей пенсионного или предпенсионного возраста, ценя их знания, опыт и дисциплинированность. Так что родители бэбибумеров, уходя на заслуженный покой, могли получать пенсию из двух источников. Или могли отсрочить заслуженный покой, поработав еще несколько лет и увеличив размеры своих сбережений.
А что сейчас? Социологи предсказывают крах Social Security, а в результате последнего спада на бирже сотни тысяч американцев (в том числе бэбибумеров) потеряли деньги, вложенные ими в акции крупных и вроде бы надежных корпораций - деньги, на которые люди рассчитывали жить после выхода на пенсию.
Конечно, бэбибумеры не сдаются и по-прежнему собираются работать после 65 (67) лет. Но, как показывает ряд исследований (см. статью Михаила Трипольского «Предупрежден - значит, вооружен»), далеко не все американские компании горят желанием брать на работу пожилых людей. Более того, многие компании увольняют людей в 50 с лишним лет, предпочитая их знаниям и опыту энергию и энтузиазм молодежи.
Русскоязычным иммигрантам 45-60 лет тоже приходится расставаться с некоторыми иллюзиями. У наших бэбибумеров к обычным поколенческим мечтам добавлялась еще одна – мечта об Америке, где они реализуют свой потенциал и обязательно разбогатеют. Мы мирились с тем, что наши родители получают государственные пособия и живут на съемных квартирах, будучи уверены в том, что мы сами заработаем большие деньги своим честным трудом и на старости лет будем принимать детей и внуков в своих собственных домах. Конечно, мечты многих из нас сбудутся (у некоторых уже сбылись). Но перед столь же многими, увы, маячат общие для всех американских бэбибумеров перспективы – мизерные пенсии Social Security, отсутствие пенсионных фондов в компаниях, где они трудятся, скудные сбережения, возможность потерять работу до 65 лет и... невозможность найти новую. Конечно, надо надеяться, что все трудности разом не свалятся на головы одних и тех же людей. Кому-то компания предоставит щедрый пенсионный план, кто-то будет работать до 70 или даже 80 лет, а кто-то, будучи уволенным в 54 года, найдет новую и даже более высокооплачиваемую работу. Не исключено, однако, что многие русскоязычные американцы разработали (или разрабатывают) некий «План B», некий запасной вариант действий (то есть деятельности и заработка), который поможет им продержаться даже в самых худших условиях.
Чтобы выяснить это, мы обратились к нашим читателям со следующими вопросами:
Есть ли у вас некий запасной вариант действий или запасной источник доходов на тот случай, если вам не удастся скопить достаточно денег к моменту выхода на пенсию, а размер самой пенсии будет более чем скромным?
Есть ли у вас такие же запасные варианты на тот случай, если вас уволят до достижения вами пенсионного возраста и вы не сможете найти новую работу?

Елена, паралигал, 48 лет:
В «той жизни» я была пианисткой, причем очень неплохой. Потом преподавала игру на фортепиано в музыкальной школе. В Америке пришлось переквалифицироваться. Но музыка осталась моей любовью, и даже сейчас у меня есть несколько частных учеников. Почти все русскоязычные иммигранты хотят, чтобы их дети приобщались к музыке, и многие мои знакомые стараются привести ко мне своих сыновей, дочерей или внуков. Но сейчас у меня нет времени, поэтому приходится им отказывать. Если мне не удастся скопить достаточно денег на старость, а пенсия будет мизерная, я буду брать больше учеников. Не садиться же детям на шею!
Лев, специалист по компьютерным сетям, 52 года:
У меня и сейчас зарегистрирован небольшой бизнес (единственный работник – я сам) по установлению и поддержанию компьютерных сетей в небольших компаниях. Когда я выйду на пенсию, смогу уделять бизнесу больше внимания, расширять его. И у меня будет определенный постоянный доход помимо пенсии Social Security и тех денег, которые мне удастся накопить на банковском счету.
Марк, работник МТА, 55 лет:
Я работаю на город и уверен, что буду иметь хорошую пенсию Social Security, да и медстраховку помимо Medicare. Так что за свою старость я не беспокоюсь. Главное – беречь здоровье сейчас, чтобы потом иметь возможность наслаждаться жизнью.
Элла, 40 лет, дизайнер:
По специальности я – художник. Сейчас работаю на компанию, занимающуюся дизайном интерьера. У меня несколько запасных вариантов. Писать и продавать свои картины. Давать частные уроки. Но лучше всего открыть небольшой бизнес по оформлению интерьера. Не для богатых, а для людей со средними доходами, у которых не остается времени, чтобы думать о том, какая мебель подойдет для их квартир и как ее расставить. Я бы с удовольствием занялась этим даже сейчас, но пока уходить с работы не рискую.
Раиса, социальный работник, 52 года:
До начала работы в нашем учреждении я работала в рекламном агентстве и до сих пор сохраняю контакты со многими моими клиентами, даю им советы. Я собираюсь зарегистрировать небольшой бизнес и после выхода на пенсию снова посвятить себя рекламе.
Даниэль, врач, 49 лет:
У меня – частная практика, так что увольнение мне не грозит. Люблю свою работу и буду работать, сколько захочу.
МариЯ, финансовый консультант, 47 лет:
Я надеюсь, что мне не понадобятся запасные варианты. В нашей компании – хороший пенсионный план, и я считаюсь ценным работником. Но в крайнем случае наймусь в помощники к своему мужу – бухгалтеру. С математикой у меня все в порядке.
Нинель, преподаватель колледжа, 58 лет:
Я бегло говорю не только по-английски, но и по-французски. Могу давать уроки английского или французского языка. А могу переводить книги с русского на английский. Сейчас чуть ли не все русскоязычные иммигранты пишут книги, в частности, - мемуары. Это какое-то повальное увлечение. Всем кажется, что у них была очень интересная жизнь, и все хотят, чтобы о ней узнали не только их дети и внуки, но и вся Америка. Деньги переводчикам платят небольшие, но это лучше, чем ничего.
Михаил, программист, 46 лет:
Нам с женой поможет наш дом. Наши дети, я думаю, купят себе свои дома - лучше, красивее. А мы на старости лет сможем либо сдавать комнату, либо продать дом и купить маленькую квартиру и спокойно жить на оставшиеся деньги. На худой конец, можно даже арендовать квартиру. Хотя, надеюсь, нам не придется прибегать к этому крайнему варианту.
Наум, шофер кар-сервиса, 60 лет:
Мы с женой давно решили: если у нас будут очень уж маленькие пенсии и «жидкий» счет в банке, то мы все сбережения отдадим детям, а сами подадим на SSI. Получатели этой программы, ни одного дня в Америке не проработавшие, живут лучше, чем многие американские пенсионеры.
КсениЯ, медсестра, 47 лет:
Мы с мужем все вкладываем в наших детей – в их образование, в их будущее. Я надеюсь, что нам не придется прибегать к их помощи, но уверена, что они, в случае надобности, нам помогут.
Семен, бизнесмен, 54 года:
Буду вести свой бизнес, пока хватит сил. Моим детям не хочется быть моими партнерами, у них свои, далеко идущие планы. Так что придется самому идти вперед. Безработица мне не грозит, а деньги скопить к старости, я думаю, мне удастся. В конце концов, всегда можно продать свой бизнес, хоть и не хочется этого делать.
Леонид, специалист по рекламе, 50 лет:
Во время спада на бирже я тоже потерял деньги. Но сейчас, когда экономика стала подниматься, я рискнул и снова купил акции. Думаю, на этот раз мне повезет и ко времени моего выхода не пенсию у меня будет кругленькая сумма.