СНЫ ЗОЛОТЫЕИсповеди наркоманов

История далекая и близкая
№27 (533)

Вот все говорят: бороться надо, бороться с наркоманией. По телевизору показывают. Для кого? Для олухов, которые ничего не знают. Вся борьба заключалась в том, что ловили несчастных наркош и сажали в тюрьму. Потом этот закон отменили, признали наркоманию болезнью, сажать стало некого. Менты здорово злились, что отменили уголовный закон за употребление. Теперь-то им надо было ловить тех, кто торгует, кто распространяет наркотики, а это... А теперь снова ввели закон, чтобы сажать за употребление. Ну, не за употребление, а за то, что покупаешь для себя, для употребления. Одни менты злятся, что сделали не по-ихнему, а другие говорят, что ничего, дозу в карман любому можно подсунуть... Вот вам и закон. А ведь всем ясно, что ловить и брать надо не больных наркош, а тех, кто торгует, барыг. Притоны накрывать. А как их найти? Но ведь они абсолютно всем известны. А уж милиции — подавно. Да от квартиры, в которой наркотики, за версту несет — такой запах, что в подъезде на первом этаже чувствуешь. Все соседи знают, где притон, где собираются наркоманы. И как можно не знать, если там пять, десять, пятнадцать дней живут десять или больше человек, оттуда крики разносятся, хрипы, бред, мат. Да подойди к этой квартире - по одному виду двери она уже отличается от других. Это можно утаить от соседей? Ясно, что нельзя. А вот милиция ухитряется не знать об этом и не слышать.
Вот и начинаешь думать: почему не берут? Значит, что-то имеют с этого. Там ведь громадные деньги крутятся, и любому барыге или боссу ничего не стоит отстегивать ментам... Не знать о притонах в Москве — это значит нарочно закрывать глаза.
И с этим связано еще самое главное, самое страшное. По моим прикидкам, сейчас у нас наступает власть силы. Раньше у меня тоже иллюзий не было, но я все же считала, что в мире есть какой-то коэффициент справедливости, который свое все равно возьмет. Но сейчас я точно знаю, что любой человек — никто. Со мной, с вами, с ним могут сделать все что угодно, все, что захочет какой-нибудь босс из той жизни. Если захочет — сделает. Будь ты крутой, супермен, депутат, не говоря уже о том, что ты просто человек со своими правами. А ему глубоко плевать. Он сделает то, что захочет. И никто: ни армия, ни милиция, ни вся страна, никто вас не сможет защитить.
Это ведь все не просто так. Вы, обыкновенные люди, думаете, что вот есть мы — проститутки, наркоманы, шпана, подстилки, грязь и мразь. Ну, нами правят крутые, рэкетиры, а ими — просто воры и воры в законе. И этим вроде бы ограничивается. Но я-то знаю, что там, выше, есть еще три-четыре или пять-шесть ступеней, на которых сидят не известные никому боссы. Мы — проститутки, наркоманы, шпана и грязь, — мы основа, армия. А если есть армия, то в ней есть офицеры, генералы, маршалы, главнокомандующие. Если мы платим деньги барыге, то кому платит барыга?
И от этого мне страшно. От того, что наступает власть силы. Силы этих боссов, против которых никто из вас ничего сделать не сможет.
Спрут
Давайте соберем разрозненные факты, разбросанные по разным главам, и оценим их под совершенно определенным углом зрения.
Начнем с Кыргызстана. Помните, как только задумали там возобновить посевы опийного мака, туда за одну только неделю был брошен гигантский капитал наркомафии, скуплены за бешеные деньги сотни и тысячи домов, и солдаты наркомафии, получив прописку и официальное гражданство, стали ждать, когда само государство начнет выращивать для них наркотическое сырье! Ни одна государственно-хозяйственная структура не могла в то время за несколько дней (!) организовать и направить в необходимое место такой капитал. И еще вспомним цифры: годовой оборот наркобизнеса в 1991 году составлял сорок миллиардов рублей. То есть одну двенадцатую часть тогдашнего бюджета Советского Союза... Кстати, я везде привожу данные за 1991 год не только потому, что это последний год Советского Союза. А еще и затем, чтобы развеять миф о чуть ли не полном отсутствии этой “заразы” при советской власти. Как бы ни была условна эта цифра, но она говорит о том, что нынешний нарыв созрел еще в те времена.
А капитал тот, простите, от рентабельности. Один килограмм героина в афганском приграничье стоит от 500 до 700 долларов. В Москве в 1997 году он реализовывался за 160 тысяч долларов. В 2004 году – уже за 36 тысяч долларов. Но это – рентабельность перепродажи. А вообще считается, что один доллар, вложенный в наркобизнес от производства до продажи, может принести до тысячи долларов. То есть рентабельнсть – сто тысяч процентов! А вот данные Организации Объединенных Наций. Один доллар, вложенный в операции с наркотиками, может принести 12.240 долларов. Но это ведь рентабельность в один миллион двести тысяч процентов! Не может быть! Однако – может. Здесь речь идет о разработанном в подпольных лабораториях синтетическом наркотике чудовищной силы и дешевизны. Он уже есть, и действие его в пять тысяч раз сильнее героина. Наверно, он-то и даст когда-то такую рентабельность. А пока будем ориентироваться на устоявшиеся данные.
А что же наша милиция?..
Все знают, что не где-нибудь, а на Лубянской площади в Москве вовсю действует рынок по продаже любой отравы. Под окнами главного здания Федеральной службы безопасности России. Как сообщил прессе офицер ФСБ, терпели они терпели это безобразие, и все же сами (этим должна заниматься милиция) провели операцию, задержав и распространителей, и их покровителей. Из 80 задержанных, говорит далее оперативник ФСБ, 50 оказались милиционерами... То же самое творится в краях и областях. К примеру, в торговле наркотиками изобличены и осуждены на большие сроки начальник Ульяновского и заместитель начальника Саратовского областных отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.
Разумеется, вместе с ними и на них работал их милицейский аппарат.
Вот уже который год, как объявлена «беспощадная война наркобизнесу». А что мы имеем? Да, берут гонцов, берут продавцов - как своих, так и таджикистанских, и прочих. А был ли хоть один крупный процесс, на который милиция вытащила бы всю цепь - от рядовых до верховных боссов? Ан нет, все больше сообщают о том, что задержано на таможне, то есть о транзите...
Всем известен один из основных маршрутов завоза наркотиков из Афганистана. Это через реку Пяндж в город Хорог - столицу Горного Бадахшана, который формально Горный Бадахшан входит в состав Таджикистана, но фактически он из Душанбе не управляется и ему не подчиняется. Тут много причин: исторические, этнические, кланово-партийные корни и прочее. Не буду в них углубляться, а также скудная земля, высокогорье, отсутствие какой-либо продовольственной и промышленной базы. В советские времена в Горный Бадахшан и промышленные товары, и продукты завозили по уникальной высокогорной трассе Ош - Хорог. И если сейчас нищенствует и голодает население Таджикистана в долинах, то можно представить, как живут люди в труднодоступных горах.
Участие в наркоторговле стало в Горном Бадахшане массовой профессией. Официальная власть в крае существует номинально. Раз должна быть - пусть будет. Всем заправляют главари банд. До недавних времен верховным боссом в крае был некто Алексей Алембетов, знаменитый как Алеша Горбун. За решением проблем обращались к нему все: и последние нищие, и командиры российских пограничных отрядов и войсковых частей миротворческих сил СНГ. Как он скажет - так и будет. Но в один из дней Алешу Горбуна, окруженного телохранителями, расстреляли из автоматов в самом центре Хорога. Огонь велся сразу из двух проходящих мимо машин... Всесилен был Алеша Горбун, но и на него нашлась сила. Видать, не устроил кого-то на самом верху...
Российские пограничники и войска миротворческих сил СНГ работают и живут на Памире между Сциллой страха и Харибдой искушения. Тысячи и десятки тысяч долларов предлагаются иной раз только за то, чтобы пограничник в нужное время просто посмотрел в другую сторону. Отсюда, с Хорога, начинается путь героина по СНГ и странам Западной Европы. Одним словом, канал известен всем. Уникальность его в том, что это - единственная дорога, соединяющая Хорог с долинами Таджикистана и Киргизии, с Большой Землей. Казалось бы, чего проще: перекрыть ее танками – и все дела. Так она и перекрыта сразу в нескольких местах. Но машины (танки или бронетранспортеры) наркомафии проходят через кордоны беспрепятственно.
Корреспондент “Известий” Леонид Шинкарев спросил офицера-пограничника:
- Кто же их прикрывает?
- Спросите в Москве! – ответил пограничник...
Впрочем, эта дорога уже перестала быть только сухопутной. То есть единственной. В дело практически открыто вступили еще более мощные силы.
Корреспондент “Новой газеты” Виктор Степанов спрашивает своего друга, бывшего министра внутренних дел Таджикистана, генерала Якуба Салимова, знает ли о размахе наркобизнеса президент республики Рахмонов.
- Да, он знает даже то, что в транспортировке наркотиков был задействован правительственный вертолет.
- Насколько вовлечены в наркобизнес российские пограничники?
- Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос. Но многие российские газеты писали о наркоделах российских пограничных войск и 201-й дивизии, и о том, что героин порой вывозится с Памира российской военно-транспортной авиацией.
- Можешь назвать конкретные имена и факты?
- Я их называл. Подробная докладная была направлена мною президенту Таджикистана и в МВД России. Там были все имена и адреса наркокурьеров, наркодилерская сеть на территории России, показаны каналы поступления героина в Москву.
- А в ответ - тишина?
- Ни слова. Даже тех, кого я арестовал, впоследствии выпустили из тюрьмы.
Можно верить или не верить отставному таджикскому министру. Но в июне 1999 года случилось небывалое. В “Известиях” промелькнула маленькая заметка о том, что во Владивостоке задержан некий полковник Российской армии, перевозивший наркотики из Таджикистана в самолете военно-транспортной авиации. Как известно, военные самолеты взлетают и садятся на своих аэродромах и никакому контролю и досмотру не подлежат.
- А то, что произошло во Владивостоке, это или “сдача”, когда деваться некуда - надо кого-то отдать, или чей-то большой прокол, - сказал мне мой давний знакомый генерал из спецслужб. - Но в любом случае больше ты об этом ничего и нигде не прочитаешь.
И точно. Как отрезало. Нигде и ничего. Неужели они моментально прозвонили все информационные агентства, все редакции газет и сказали: «Об этом – ни слова»? И все испугались. А казалось бы, на всю страну должен быть скандал, с заседаниями Госдумы, разбирательство с участием президента и так далее. Ведь поймали не таджикского замордованного мужика, который в своем желудке перевозил пакет с героином. Впервые было доказано, что наркотики из Таджикистана перевозит военно-транспортная авиация Вооруженных Сил РФ.
Однако ж – тишина.
После этого можно говорить что угодно и верить чему угодно. Например, можно ли верить слухам из спецслужб, что в Чеченскую войну 1994-1996 годов на одну неделю было приостановлено наступление федеральных войск на Шали, так как мафия не успевала эвакуировать оттуда нарколабораторию? Может, они командуют у нас Министерством обороны? Никто и ничего не знает.
Но о Горном Бадахшане, о наркотрассе Ош - Хорог, по крайней мере, известно. Не случайно же специальная антинаркотиковая программа ООН так и называется - “Ошский узел”. Но у меня иногда создается ощущение, что некоторый журналистский ажиотаж вокруг Горного Бадахшана, Таджикистана вольно или невольно отвлекает внимание... Ведь Таджикистан - не единственная страна СНГ, которая граничит с Афганом. Тут хоть - горы, пограничники, бешеный Пяндж, на который и смотреть-то страшно, не то что переправляться через него... И никто не говорит, как будто не знает, что Туркмения имеет с Афганистаном границу протяженностью в восемьсот километров! По предгорьям, по ровной, как стол, пустыне. Она что, граница та, на железном замке? Точно известно, что в самой Туркмении героина не производится. Но при этом слово “героин” там обиходное. Откуда бы? Там, например, говорят так: “Нет, мы не будем отдавать нашу девочку замуж за Ашира, потому что Ашир – героинщик. А вот за Чары отдадим, Чары всего лишь анашист...”
А теперь вспомните о Чуйской долине в Казахстане, об Украине, где на всех уровнях налажено поточное производство маковой соломки, о Молдове, стремительно входящей в число первых стран по уровню наркопотребления, о подпольных химических лабораториях в Азербайджане и Белоруссии.
И, наконец, о России, их соединяющей и возглавляющей.
А ведь эта всесветная тайная империя кем-то четко управляется. Кем?
О них, о тайных властителях, не знают даже те, кто вовлечен в наркобизнес и находится там далеко не на последних ролях.
Это мы раньше побаивались ненароком что-то узнать или сказать друг другу, даже в узком кругу. А сейчас-то все знают, что деньги наркомафии вкладываются в официальный бизнес, в экономику страны. То есть в основу общества. Воздвигается гигантское здание организованной преступности. Его нижние этажи все глубже врастают в почву, превращая ее в гниль и в грязь, а верхние этажи приобретают все большую респектабельность, получают официальный статус, а значит, непременно начнут влиять не только на экономику, но и на политику.
И теперь скажите: кто поручится, что при таких благодатнейших, тепличных условиях через пятнадцать лет Россией не будут вполне официально править боссы наркомафии?
Эта глава готовилась к печати в одном из российских еженедельников именно с таким подзаголовком: «через пятнадцать лет боссы наркомафии будут править Россией». В редакции в последний момент засомневались - не слишком ли? Тогда я позвонил шефу московского отделения Международной организации по борьбе с наркомафией и объяснил суть сомнений. А он, не дослушав меня, закричал: “Да почему через пятнадцать — через десять, через десять лет!” Тут уже я не выдержал. Говорю, мол, это мне, частному лицу, позволительны такие заключения, а вы-то, вы-то почему говорите как посторонний, куда вы-то смотрите?! На что он сказал: “А что я могу сделать, если главный босс каждый месяц появляется на экранах ТВ на различных приемах и хлопает по плечу министров?”

Для справки.
В России, по данным на август 2005 года, годовой оборот наркобизнеса составляет 6 миллиардов долларов. Иностранные эксперты поднимают эту цифру до 9-10 миллиардов долларов, (на обсуждении в Государственной думе в апреле 2004 года фигурировала даже такая цифра – 18 миллиардов долларов).

Гнев президента
При всём при этом никто ничего толком не знает, не понимает и просто врет. И получается дикая каша из некомпетентности, бездарности и попыток обмануть общественное мнение.
Так, в интервью “Новой газете” один из высоких чинов, если свести его слова воедино, говорит:
“В России нет крупных группировок, располагающих миллиардами долларов. В этом году в страну будет завезено 400 тонн наркотиков в героиновом эквиваленте. Российский рынок потребления - 1 миллиард долларов. Излишки уйдут в Европу, Америку”.
Начнем анализ этой информации. В Москве килограмм героина в 2004 году продавался примерно за 35 тысяч долларов. “400 тонн в героиновом эквиваленте” – 14 миллиардов долларов! Сделаем скидку на “героиновый эквивалент” и уменьшим эту сумму в 2 раза. Итого - 7 миллиардов. Как же тогда быть с утверждением: “В России нет крупных группировок, располагающих миллиардами долларов...”?
Пойдем далее. “Российский рынок потребления - 1 миллиард долларов. Излишки уйдут в Европу, Америку”.
Но если завезут наркоты аж на 7 миллиардов, а потребят только на 1 миллиард, то, значит, шесть седьмых от этих четырехсот тонн пройдут транзитом через Россию. Какие же это “излишки”? У нас, выходит, не страна, а открытый коридор, если через нее провезут 340 тонн наркотиков в героиновом эквиваленте? И ведь пройдут они не куда-нибудь, а на Запад, граница с которым всегда считалась “на замке”. И что мы теперь должны думать о работе пограничников и таможенников?..
Как видите, ни один факт, ни одна цифра решительно не соотносятся с другими. Но ведь на основе этих данных сей высокий чин готовит материалы для заседаний Совета Безопасности России. Для верховной власти страны!
И что же тогда знает верховная власть? Ведь такие “знания” – все равно что дезинформация, подготовленная вражеским разведцентром! Если вы мне не верите, то приведу слова президента В.В.Путина.
В марте 2003 года был создан Государственный комитет по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ныне преобразован в Федеральную службу). В переводе с административного языка на человеческий это значит, что прежняя служба МВД по борьбе с наркобизнесом показала свою полную несостоятельность. Что президент страны ей не доверяет! И об этом президент Путин говорил прямо, с нескрываемым раздражением, гневом:
“Работа на этом направлении идет... недостаточно эффективно. По-прежнему отсутствует должная согласованность действий между ведомствами. А результативность их работы крайне низка!”.
А самое главное:
“Статистика утверждает, что количество такого рода преступлений снизилось. Однако есть основания полагать, что и в этом случае цифры далеки от реальной жизни. Например, в республиках Алтай, Карелия, Калмыкия и Карачаево-Черкесия не пресечено ни одного преступления, связанного с наркобизнесом. Мы с вами знаем масштаб, а зная масштабы, трудно представить, что в этих республиках, в этих субъектах Федерации совсем нет проблем, связанных с незаконным оборотом наркотиков, - ну невозможно это!”
Невозможно!? Однако ж вот он, их отчет-доклад. На голубом глазу подан в Москву и дошел до президента!
Теперь вы поняли, почему так разозлился глава государства?
Если я сейчас напишу, что за прошедший месяц в городе Шумел-Камышинске никто паленой водкой не торговал, никто не напился и не дал в морду собутыльнику за отсутствием такового, то вы меня сразу сдадите в психушку. А эти докладчики – наоборот, они сами кого хошь в психушку упрячут, потому как носят генеральские погоны и обладают большой властью. Но даже психически больной и умственно отсталый генерал не пошлет подобный отчет в Москву, если не уверен, что все сойдет с рук. А если посылают, значит уже сложилась такая практика, значит, подобное творится далеко не первый год...
Вот почему я называю всю ситуацию бредом. И то, что вы прочитаете в следующей главе, никаким другим словом охарактеризовать нельзя...

Бред
А теперь – о близкой, сегодняшней и сиюминутной опасности для страны, государства, всех и каждого.
Мы, россияне, сидим на бомбе с заведенным часовым механизмом. Но отключить его не можем, потому что никто не знает, как «согласовать вопрос»...
Некий солдатик из далекой от Москвы ракетной части рвался к пусковой установке, чтобы пальнуть ракетой Земля-Земля по своим личным врагам - кемеровским шахтерам, которые в то время перекрыли Транссиб, из-за чего невеста солдатика не могла приехать к нему в гости. Остановили буйного воина в последний момент - и то случайно. Это не роман абсурда, а наша действительность. Только мы до сих пор не знаем, в своем ли уме был тот ракетчик, пьян ли... А может, под воздействием наркотиков?
Чтобы вы не обольщались и не думали про частный, исключительный случай, сразу скажу, что ныне в армию призывается и за рычаги встает первое (всего лишь первое!) поколение, выросшее в наркокультуре и наркосреде; поколение, в котором каждый третий или каждый второй если не употребляет, то пробовал наркотики.
Пьяный и вообще пьющий человек виден сразу. А вот наркомана просто так не различить. Я знал летчика с международных рейсов, который в полете ставил машину на автопилот и накачивался героином, а перед посадкой «встряхивался кокаинчиком». О том, что диспетчер аэропорта Шереметьево оказался наркоманом, известно из прессы, наверно, всей стране. Зато совершенно незамеченным остался другой факт: в употреблении наркотиков изобличены сразу несколько работников Челябинской атомной электростанции...
Но суть не в частностях, а в том, что никто и никак не может предотвратить появление наркомана даже там, где работа связана с непосредственной опасностью для окружающих, с безопасностью государства! Почему? Потому что в России НИГДЕ нет проверки и контроля персонала на наркозависимость!
Похоже, об этом тревожится одна-единственная организация во всей стране – Международная ассоциация по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. И действует путем чиновной переписки, несколько лет добиваясь введения наркоконтроля хотя бы в авиации. Тогдашний самый высокий начальник в системе аэрофлота ответил, что введение контроля необходимо, но... А вот дальше начинается АБСУРД. Или анекдот. Такой контроль сейчас ввести нельзя, отвечал далее авиационный маршал, потому что нет соответствующего нормативного документа, инструкции. И на том переписка заглохла. Как я понял, никто в великой стране не знает, а КТО ЖЕ ДОЛЖЕН ПРИНЯТЬ ТАКУЮ ИНСТРУКЦИЮ. Но ведь у нас повсеместно проверяют пилотов и водителей автобусов на употребление алкоголя! Надо существующую инструкцию всего лишь дополнить несколькими словами про наркотики – и вся проблема!
Не буду утомлять вас, читатель, подробностями о том, как я пытался хоть что-то узнать. Скажу коротко – свихнуться можно. Мне даже телефонов необходимых служб не давали: видно, большой секрет...
Есть в этой ситуации еще и некая запредельная, мистическая для меня тайна. Неужели наши чиновники думают, что они живут в какой-то другой стране или даже на другой планете, что их, в случае чего, обойдет беда?
Постскриптум-1. Чтобы предотвратить неминуемые аварии и катастрофы, ничего особенного и не надо. Наркотест – это полоска картона, которая опускается в стакан с мочой проверяемого. И тут же проявляется результат. Вот и все. Наркотесты сейчас продаются во всех аптеках. И даже о цене могу сказать. Но не буду, чтобы окончательно не впасть в черный сарказм, чтобы не написать, что безопасность сотен, тысяч, а может и миллионов людей стоит, к примеру, пятнадцать долларов в квартал...
Одним словом, некомпетентность, дремучая бюрократия, полное нежелание и неумение что-либо делать. Но если так, то о чем мы вообще говорим?! О чем и зачем я пишу все это!? Может, прекратим наши игры в слова: государство, правительство, министерства, специалисты... Выходит, за ними ничего нет, в них реально только одно: зарплата чиновников.

Для справки
В Соединённых Штатах Америки тестирование на наркотики широко применяется среди государственных служащих, на производственных и транспортных предприятиях, в банках, в армии и на флоте. 81% фирм проверяют уже работающих у них сотрудников и 98% - вновь нанимаемых на работу. Кроме того, на многие виды деятельности не выдаются лицензии без регулярной проверки персонала фирмы на возможный приём наркотиков.


Комментарии (Всего: 2)

Все запланировано заранее. России достаточно 150 мл рабов. Вы знаете, кто это сказал.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
мдаа..., ничего не скажеш...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *