ДИАНА ВИШНЕВА - ЛЕБЕДЬ

Вариации на тему
№21 (527)

Диана Вишнева в этом сезоне осуществила наконец свою мечту: станцевала в России Одетту/Одиллию в «Лебедином озере» Петипа, Иванова/Чайковского сначала в Мариинском театре, а в апреле – в Большом. К этому выступлению Вишнева шла довольно сложным путем: одна из лучших балерин мира, международная звезда, с успехом выступающая в Европе и Америке, не один год добивалась возможности станцевать этот балет у себя дома. В Берлине и в Нью-Йорке – танцевала (причем с огромным успехом), а в Мариинском театре ей долгое время отказывали. Руководство труппы считало, что «Лебединое озеро», как говорят в театре, «не ее балет». Но когда Вишнева выходит на сцену, ее уникальная индивидуальность заставляет мгновенно забыть все сложившиеся стереотипы. Приведу пример из другого времени. Большинство исполнительниц роли Джульетты в постановке Леонида Лавровского (музыка Сергея Прокофьева), которых я видела, старались подражать великой создательнице этой роли – Галине Улановой, и смотреть на них поэтому было неинтересно. Но и в те далекие времена я видела балерину, которая создала образ Джульетты, диаметрально противоположный улановскому: Татьяна Вечеслова танцевала пылкую, темпераментную итальянку – и была великолепна! Кстати, именно Вишнева, как мне кажется, единственная продолжает эту тему открытых страстей в русском балетном театре.
Помимо всего прочего, балерина такого уровня, как Вишнева, имеет право пробовать танцевать самый разный репертуар. Но в сегодняшнем Мариинском театре приме-балерине только под большим нажимом эту пробу разрешили, заранее перечеркнув даже возможность удачи: все танцовщики, не занятые в спектакле, которых я спрашивала, просто не пошли смотреть выступление Вишневой. Исключение составили Ульяна Лопаткина (современная «модель» исполнения Одетты/Одиллии) и Юлия Махалина (одна из самых интересных балерин, которых я видела в этом балете на своем зрительском веку). После окончания спектакля работники театра покинули здание, не поздравив балерину. Но Вишнева все равно оказалась победительницей в этом поединке, бессмысленном с точки зрения искусства. На то она и великая кудесница и выдумщица, чтобы найти ключ к роли, да не один, найти в каждом образе такие актерские нюансы, которую мы раньше ни в одном (даже ее ) спектакле не видели.
Я не была на петербургских спектаклях, но я видела ее берлинское (дебют в «Лебедином озере»), нью-йоркское и московское выступления. Московский вариант исполнения был самым академичным. Вишнева не нарушала хореографический рисунок. У Одетты не было обессиленных рук, падающих, как перебитые крылья, у Одиллии – страшного неподвижного взгляда, которым дева-оборотень в черном оперении смотрела на Принца в нью-йоркском спектакле. Две женщины, созданные Вишневой в московском спектакле, одинаково прекрасные в своей противоположности и неуловимом сходстве совершенно вписались в «лебединую» фантазию Юрия Григоровича (недаром в оформлении Сулейко Вирсаладзе есть изображение белого и черного лебедя, которые переплелись шеями). Одетта была в московском спектакле Вишневой скорбной, но еще не окончательно отчаявшейся, Одиллия – блистательной красавицей в расцвете могущественных женских чар. И в том и в другом образе-двойнике сказочных принцесс меня притягивало ощущение внутреннего эмоционального богатства, эмоциональной мощи, скрытой потупленными очами белой девы и не до конца исчерпанной и в сверкающем танце черноокой прелестницы.
Принца танцевал другой приглашенный гость театра – Денис Матвиенко.
Матвиенко, солист Киевского театра, сегодня является едва ли не самым известным молодым артистом русского балета (я писала о нем в связи с его участием в гала-концерте в Сити-центре). Какое-то время он работал в труппе Мариинского театра. Его приглашают танцевать и в Большой театр, и в театр Григоровича в Краснодаре. Он действительно очень хороший танцовщик: у него легкий, высокий прыжок, идеальные вращения, хорошие манеры... Но в театре никто, по-видимому, не объяснил артисту, о чем Григорович поставил свой вариант «Лебединого озера». Матвиенко танцевал Принца так, как будто тот вышел из балета в редакции К.М.Сергеева: достаточно эмоционально следовал сюжету – и только. Весь танец с золотыми булавами в первой картине (день рождения Принца) артист исполнил, как будто солировал в бессюжетном классическом ансамбле. А ведь этот торжественный «сверкающий» ансамбль – танец могущества, славы и богатства Принца, золотая булава – символ принадлежности к элите, символ благополучной судьбы, которая ему предназначена. Но только Принц в балете Григоровича сознательно выбирает другую судьбу, неблагополучную. В балете Григоровича Принц отправляется ночью на берег озера не потому, что желает поохотиться, как в других редакциях, а следуя неясному для него зову судьбы, которая ставит перед ним моральные проблемы и ловушки. История Одетты/Одиллии в этом балете – нравственное испытание, посланное Принцу в день его рождения. Недаром в конце балета гибнет одна Одетта. Принц, осознав, как тесно переплетены в его душе добрые и дурные начала, клянется следовать добру. «Лебединое озеро» в редакции Григоровича – это балет о нравственном возмужании человека, а также о трагической судьбе, которая суждена тому, кто выбрал «нестандартный» жизненный путь.
Артисту, по-видимому, повторяю, никто смысл спектакля Григоровича не объяснял. Кроме того, у Вишневой и Матвиенко не возникло творческого контакта. После спектакля Матвиенко признался мне, что он никогда так не уставал после выступления в «Лебедином озере», как в этот вечер. Матвиенко – танцовщик лирического плана, в арсенале его актерских возможностей – душевная мягкость, поэтичность. Танцевать в накаленной атмосфере, которая всегда существует вокруг Вишневой на сцене, ему оказалось нелегко. Так что московское «Лебединое озеро», которое я видела в конце апреля, - это было торжество победительницы Вишневой.
Выступление Вишневой произвело впечатление не только на меня, на московских зрителей, но даже – как ни удивительно – на всегда скептически настроенную московскую критику. Но кого-то оно испугало... Вишнева должна была подписать договор с Большим театром на десять выступлений в год с московской труппой. Но в самом театре спектакль привел к неожиданным последствиям: девять ведущих балерин Большого пришли к директору и предъявили ему протест против договора с Вишневой. Довод был следующий (по сведениям из газет и частным рассказам): у нас в театре достаточно балерин для выступления в классическом репертуаре. Зачем приглашать еще одну танцовщицу?
Не могу поверить, что балерины сами придумали этот поход, среди них были премьерши, которые давно заняли прочное положение на балетном Олимпе и им нечего бояться. Думаю, что их кто-то организовал (актеры легко поддаются внушению) и направил к директору, преследуя цель – в каких-то своих корыстных интересах – устроить скандал в Большом театре.
Московская пресса, естественно, на все лады обыграла этот эпизод. Мне сообщили из Москвы, что директору в одном из интервью был задан вопрос: как он намерен поступить? И директор принял соломоново решение. Он сказал, что договор с Вишневой подписан не будет, но она часто будет выступать в Москве как приглашенная прима-балерина с труппой Большого. Словом, и волки...и овцы...и все интересы соблюдены.
Что на все это можно сказать? Это – театр!
Фото автора


Комментарии (Всего: 2)

не считаются великими балеринами те кто не танцует в АБТ, ну и Лопаткина тоже

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
stranno, pochemu-ti Vi vsegda pishite tolko o Diane Vishnevoi,mne kajetsa tolko vi lubite ee, ved mnogo prekrasnih tansovshots sechas, naprimer tereshkina,namnogo luchshe chem Vishneva, ya soglasen so mnogimi,chto balet Lebedinoe ozero,ne dliya Vishnevoi, osobenno,kogda ona vihodit,vo vtorom akte,kak budto ona tansuet Kitri v Don kihotel, eto ne ee rol, ona prekrasno v drugih baletah,tolko ne v Lebidinnom, Lebedinnom prekrasna Lopatkina, samay elegantnay balerina mira v danni monet,hotay ona toje ne stabilnaya ...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *