Мы сможем помочь тебе - Приходи

Нью-Йорк
№21 (527)

Недавно, чтобы просмотреть некоторые номера старых газет, я отправился в славянско-балтийский отдел нью-йоркской публичной библиотеки в Манхэттене. В ожидании микрофильма стал перелистывать книги разложенные на столах и наткнулся на работу Роберта Дэвиса «Slavic and Baltic Library Resources at the New York Public Library», в которой подробно рассказывается об истории создания русского отдела библиотеки. Книга меня очень заинтересовала.
Однако сначала несколько слов о нью-йоркской публичной библиотеке - богатейшем книгохранилище, известном на весь мир.
Первой нью-йоркской библиотекой, предоставлявшей книги в бесплатное пользование, была библиотека Астора. Она открылась в 1849 году на деньги, которые после своей смерти Джон Джейкоб Астор, сделавший миллионное состояние на торговле мехами и недвижимостью, завещал для ее создания. Вторая библиотека была основана Джеймсом Леноксом - известным библиофилом и филантрпопом, основавшим не только библиотеку, но и Пресвитерианский госпиталь в Манхэттене. Третьей и весьма существенной частью будущей нью-йоркской библиотеки стали 2,4 миллиона долларов из фонда Самуэля Тилдена – юриста и удачливого инвестора, оставившего в 1886 году по завещанию эту немалую сумму на создание библиотеки в городе Нью-Йорке. По предложению адвоката Джона Бигелоу два существовавших в городе общедоступных книгохранилища Астора и Ленокса объединили с фондом Тилдена, в результате чего 23 мая 1895 года и возникла ныне знаменитая на весь мир единая публичная нью-йоркская библиотека.
Звания трех ее источников, или трех составных частей, можно видеть на великолепном, украшенном скульптурами фризе над главным входом в монументальное здание “публички”.
Через шесть лет после создания библиотеки стальной магнат Эндрю Карнеги подарил ей 5,2 миллиона долларов на строительство филиалов по всему Манхэттену, а также Бронксу и Стэйтен-Айленду. Бруклин и Квинс к тому времени уже имели собственные библиотечные сети.
В 1897 году было начато возведение нового главного здания публичной библиотеки на Пятой авеню между 40-й и 42-й улицами. 23 мая 1911 года, то есть ровно 95 лет назад, великолепное здание, само по себе являющееся достопримечательностью Нью-Йорка, было торжественно открыто, а на следующий день библиотека стала принимать своих читателей.
Первым её директором стал Джон Биллингс (1838–1913). Будучи известным хирургом он собрал огромную коллекцию медицинской литературы, ставшую фундаментом для создания национальной медицинской библиотеки в Вашингтоне.
Основной принцип его деятельности: «не имеет значения, кто ты и каковы твои занятия, мы сможем помочь тебе. Приходи». Имелось в виду, что в стране иммигрантов любой сможет найти что-то для себя на своем родном языке.
Уже через два года после вступления в должность главного библиотекаря Нью-Йорка Биллингс счел необходимым собирать также материалы, опубликованные на русском языке. Важной побудительной причиной для этого послужил весомый вклад России в международные научные достижения.
В январе 1899 года доктор Д. Биллингс получил письмо от Мориса Джейкобсона, в котором была высказана просьба о создании русского отдела в нью-йоркской публичной библиотеке и даже представлен список книг, достаточных для создания ядра русской коллекции. Приложенную к письму петицию подписали 36 членов русской эмигрантской общины. В основном это были врачи, дантисты, юристы, несколько химиков и владелец магазина «Russian Book Store & Library» А.Вассерман.
Письмо оказалось очень своевременным, особенно в свете того, что за год до этого были организованы русские отделы в Чикагской и Бостонской публичных библиотеках. Решение не стали откладывать в долгий ящик, и русский отдел Slavonic Division, а сейчас Slavic and Baltic Division) был создан через несколько месяцев после получения письма.
Первым руководителем нового отдела был избран доктор Герман Розенталь – известный лингвист, поэт, переводчик, редактор и гуманист. Он переводил поэзию и прозу с 14 языков, в том числе с польского, чешского, украинского, латышского, французского, итальянского, немецкого, древнееврейского, арамейского и других.
Бюджет отдела составлял тогда 1000 долларов, плюс еще триста, которые были пожертвованы профессором Колумбийского университета Эдвином Зелигманом и некоторыми другими, не пожелавшими назвать своих имен. На эти деньги и началось формирование коллекции книг отдела. Первоначально он размещался на втором этаже старой библиотеки Астора. Уже на следующий год после его создания собрание насчитывало две тысячи томов, в том числе множество трудов по истории славянских народов. В 1908 году уже числилось 8 тысяч наименований книг. Кроме того, существовала подписка на 89 современных русских газет и журналов.
Коллекция росла и за счет пожертвований частных лиц. Например, граф М. Петрово-Соловово подарил библиотеке 636 томов опубликованных государственных и общественных документов Российской империи.
Были установлены контакты со всеми губерниями и частями обширной Российской империи. Розенталь написал множество писем на русском языке с просьбой присылать материалы в библиотеку.
Отклики были благоприятными. Материалы шли со всех концов огромной страны – от Архангельской губернии до Туркестанской секции русского императорского географического общества.
Вошел в историю первый читатель, затребовавший книгу в русском отделе в первый же день его работы в только что открывшемся новом здании библиотеки. 24 мая 1911 года в 9 часов 15 минут известный журналист, биограф и участник российского революционного движения Давид Шуб заказал здесь книгу профессора Н.Я.Грота «Нравственные идеалы нашего времени».
Шуб являлся читателем нью-йоркской публичной библиотеки с 1904 года и писал в своих мемуарах, что еще в здании библиотеки Астора мог найти не только старые русские журналы вроде «Современника» Некрасова и Чернышевского или «Отечественных записок» Салтыкова-Щедрина, но и марксистские журналы «Новое слово», «Начало», «Жизнь», запрещенные в России, а также и легальные издания типа «Русское богатство», «Мир Божий», «Русская Мысль» и другие.
Читателями русского отдела библиотеки были такие разные люди, как Лев Троцкий, Николай Бухарин, Антон Деникин, Александр Керенский. Все они сидели в одном и том же зале, хотя и в разное время.
Число читателей к 1920 году достигло почти двадцати тысяч. Книги на русском языке стали появляться и в филиалах библиотеки.
После смерти Розенталя, последовавшей в январе 1917 года, его место занял проработавший недолго серб Воислав Петрович.
В 1818 году руководителем русского отдела стал Аврам Ярмолинский (1890 – 1975) – блестящий переводчик и литературовед. Он родился в Подолии на Украине, получил образование в Санкт-Петербурге и Швейцарии. Эмигрировал в США в 1913 году. Здесь он закончил докторантуру в Колумбийском университете, получив ученое звание за диссертацию под названием «Достоевский. Изучение его идеологии». Это была первая докторская степень, присужденная в американском университете за работу, посвященную русскому языку и литературе.
А.Ярмолинский бессменно проработал на своем посту 38 лет, внеся огромный вклад в расширение собрания книг и периодики возглавляемого им отдела. Благодаря его деятельности собрание книг и других материалов Slavic and Baltic Division стало международно признанным научно-исследовательским ресурсом и остается таковым по сей день.
Сейчас отделом руководит известный архивист и библиотечный работник Эдвард Казинец.
На сегодняшний день Slavic and Baltic Division располагает более чем полумиллионом томов различных печатных изданий и 24 тысячами микрофильмов, причем 45 процентов фонда составляют печатные издания на русском, украинском и белорусском языках.