Из воспоминаний ветерана...

Лицом к лицу
№20 (526)

В русскоязычной иммиграции немало заслуженных ветеранов, достойно перенесших все тяготы Второй мировой войны. Они воевали, проливали кровь, отдавали свои жизни и делали все возможное, чтобы защитить родину от фашистских захватчиков.
Так как май традиционно считается месяцем Великой Победы, мы решили встретиться с одним из легендарных ветеранов, проживающих в Нью-Йорке, - Петром Яковлевичем Ходошем. В молодости Петр Яковлевич успел повидать многое. Он освобождал советскую территорию в районе озера Хасан от японских захватчиков, воевал под руководством генерала Власова во время Второй мировой, пережил ужасы минского гетто, совершил ряд сокрушительных диверсий против фашистских войск...
– Петр Яковлевич, с чего началась ваша военная карьера?
- В декабре 1937-го меня взяли в армию. Попал в 77-й пулеметный батальон. Позднее забрали в тяжелую артиллерию. Уже в 1938-м участвовал в боях с японцами на Хасане в чине дивизионного вычислителя. Моей задачей было вычисление артиллерийской оптики. Уровень, прицел, дальность, давление на снаряд в полете, учет силы ветра - задачи моей повседневной работы.
– Какое самое яркое воспоминание тех дней?
– У японцев был прекрасно оборудованный энергопоезд. Он регулярно выходил из туннеля, стрелял в наших солдат и уезжал обратно. Мы никак не могли уничтожить его. Он появлялся внезапно и так же неожиданно уезжал.
После нескольких недель наблюдений за «механическим врагом» мне все-таки удалось передать координаты артиллерии, с помощью которых мы смогли уничтожить единственный энергопоезд с дивизией японцев. Такая колоссальная вражеская потеря помогла нашим войскам продвинуться дальше.
– Где вы застали первый день Второй мировой войны?
– В Чите, в Забайкальском военном округе. Дальневосточники знали, что война скоро начнется. Вопрос был только во времени. 22 июня нас погрузились в составы, и мы поехали в сторону Волоколамского направления. Через несколько дней я оказался в расположении 2-й дивизии генерала Власова. Начал службу во взводе топографической разведки. Но, как выяснилось, недолго.
Ходили слухи, что Власов что-то попросил у Сталина. Сталин отказал и приказал драться до последней капли крови. Когда к нам пришел приказ прекратить огонь, мы подумали, что война закончилась. Но когда я узнал, что Власов сдал армию, я понял, что мне здесь больше делать нечего. Вместе с нашим замполитом и еще тремя военными мы решили покинуть часть.
– Куда держали путь?
– Я начал двигаться в сторону минского гетто. Один знакомый сказал, что только там я буду в безопасности. Шел ночами, опасаясь ареста. В гетто меня поймал еврейский полицай, так как у меня отсутствовали латы - опознавательные знаки, которые должны были носить евреи. Позднее устроился на войлочную фабрику, где и проработал несколько месяцев.
В гетто я познакомился с неким Левиным - тайным партийным работником, который предложил мне уйти в партизаны. Мы решили бежать из гетто.
– Как же вам это удалось?
– Это интересная история. В Минске есть чугуннолитейный завод имени Мясникова. Каждый день немцы брали около ста человек из гетто на работы. Мы остановились неподалеку от завода, у старой водокачки, и сделали вид, будто хотим набрать воды. Когда немцы проехали, мы бросились бежать через кладбище, расположенное неподалеку. Там нас встретил проводник и отвел в безопасное место.
– Помните свое первое партизанское задание?
- Моим первым заданием было принести оружие, которое наши войска сбросили в болотистой местности в 18 км от Минска. Вместе с двумя помощниками я вылавливал технику из болота, собирал и очищал от грязи. Как сейчас помню, нам удалось найти два станковых пулемета «Максим», четыре «Дегтярева», 25 винтовок и почти 25 тысяч патронов в упаковке. Когда командир увидел все это, он расцеловал меня. Так началась моя деятельность на новой должности.
– Знаю, что за свою карьеру вы уничтожили 11 вражеских поездов. Расскажите самый запоминающийся случай.
– Однажды я поставил под рельсы 24 кг взрывчатки. Рвануло так, что взрыв слышала моя супруга, находившаяся на расстоянии 35 км. Этот взрыв я запомнил на всю жизнь. Мало того, что я заложил взрывчатки почти в пять раз больше нормы, в составе поезда была еще и бензиновая цистерна, увеличившая зону поражения. Тогда мне довелось уничтожить более 200 немцев, десяток автомобилей и массу вражеской техники. Поверьте, такой взрыв сегодня можно увидеть разве что в голливудских боевиках.
В остальных случаях мы использовали 5-6 кг взрывчатки. Проводить диверсии очень нелегко. Бывало, что сутками сидели в ожидании поезда. Лил дождь, шел снег, пекло солнце - мы должны были выдержать все, чтобы выполнить свою миссию.
– А где встретили победу?
– В Любчанском районе. В тот момент, когда объявили о капитуляции германских войск, мы лежали на полу, в школе, на плащ-палатках. Помню, тогда мне еще пришлось догонять немцев, убегающих от наших войск.
– Как оказались в Америке? Легко ли прошла адаптация к новой жизни?
– Иммигрировал в 1965 году. В Советском Союзе я работал главным бухгалтером, и первый год в Америке был очень тяжелым для меня. Попробовал устроиться на фабрику по производству сумок. Через день глава фабрики сказал, что я ему не нужен. Мне было тяжело это вынести. Я плакал горькими слезами...
Но вскоре нашлись друзья. Устроили меня закройщиком к хорошим людям. Началась новая жизнь...
– Не скучаете по родине?
– Нисколько. Америка - удивительная страна. Она приняла и приютила нас. Стала второй родиной. Однако, вопреки большинству мнений, к личности Александра Лукашенко отношусь положительно. Конечно, он диктатор, но его диктатура политическая. Недавно мне довелось побеседовать с одной женщиной, приехавшей из Беларуси. Она рассказывает, что тамошние жители регулярно получают зарплату, в городах стремительно развивается инфраструктура, преступность падает. Короче говоря, огромное число белорусов довольны своей жизнью.
– Как ведущий рубрики «Кинозал» не могу не спросить, смотрите ли вы военные телесериалы, которыми сегодня пестрят русские телеканалы?
– Смотрю, но сегодня за съемки военных фильмов берутся люди, которые родились спустя десятилетия после окончания войны. Большинство сцен основано на предположении и выдумке, а не на реальных исторических фактах.
– Как относитесь к генералу Власову? Спустя десятилетия не изменилось ли ваше мнение относительно его личности?
– К Власову отношусь очень неоднозначно. Он был великолепный военный и выдающийся стратег. Мне до сих пор непонятно, почему он перешел на сторону немцев. Его поступок можно рассматривать по-разному, можно называть предателем, можно - героем. Боюсь, что всей правды мы уже никогда не узнаем.
– Большинство ветеранов Второй мировой войны, иммигрировавших в Америку, состоят в различных организациях. Вы состоите в какой-нибудь из них?
– Состоял, но сейчас у меня серьезные проблемы со здоровьем. Сижу дома да разъезжаю по врачам. К тому же все эти организации постоянно раскалываются, двоятся и троятся. К сожалению, у некоторых людей, прошедших войну, на первый план выходят бизнес и индивидуальные интересы.
– В «Русском базаре» не раз писалось о незнании истории Холокоста и Второй мировой войны молодым поколением. Рассказываете об ужасах военного времени своим внукам?
– Еще бы! Один из моих внуков даже написал дипломную работу в колледже, основанную на моей военной биографии. Мои внуки знают все о войне и Холокосте. Это часть истории, и она не должна быть забыта. И дай Бог, чтобы никто из них никогда не прошел через то, через что прошли мы...


Комментарии (Всего: 2)

Согласна с Талером:и низкий поклон всем кому довелось пройти через этот ужас!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Низкий поклон бывшему герою и защитнику Отечества

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *