Взятки берут все

Факты. События. Комментарии
№20 (526)

«Ярко-зеленый цвет». «Прикосновение Мидаса». «Вальс Теннесси». «Помятая судейская мантия». Что это за загадочные названия? Может быть, какой-нибудь поклонник и последователь Конан Дойля решил написать и выпустить в свет новую серию рассказов о Шерлоке Холмсе?
К сожалению, речь идет о явлении более прозаичном и менее приятном – о коррупции, как выяснилось, разъедающей официальные круги Америки и охватывающей чиновников самого разного уровня и ранга – федеральных и местных. Приведенные же выше романтично-загадочные названия носили операции Федерального бюро расследований, которое упорно и эффективно охотилось на коррумпированных деятелей по всей стране – от Вашингтона до «самых до окраин». Так, операция «Ярко-зеленый цвет» была связана с коррупцией на юго-западной границе страны, операция «Помятый халат» привела к аресту двух судей-взяточников из Луизианы, операция «Вальс Теннесси» увенчалась разоблачением нескольких коррумпированных законодателей из этого штата, а операция «Прикосновение Мидаса» выявила правонарушения в офисе казначея Нью-Мексико.
После терактов 11 сентября 2001 года ФБР сосредоточилось не только на выслеживании террористов, но и на определении масштабов коррупции в нашей стране. Ведь продажность государственных чиновников, равно как и прохладное отношение к работе, сыграла немалую роль в том, что самая могущественная и передовая страна в мире допустила столь чудовищное нападение на ее граждан.
В последние годы на головы американцев, в том числе на нас с вами, обрушился град ударов, подорвавших наше доверие ко многим институтам страны: те же теракты 11 сентября, скандалы вокруг крупных корпораций, затянувшаяся война в Ираке, ураган Катрина, выявление того, что Старший брат, вернее, администрация Буша, следит за нами и подслушивает наши телефонные разговоры... Русскоязычным иммигрантам, идеализировавшим Страну Свободы, возможно, еще тяжелее было смириться с печальными открытиями, чем коренным американцам, привыкшим к взлетам и падениям родной страны. А может быть, нам, привыкшим не доверять властям, наоборот, было легче.
В любом случае данные ФБР о коррупции, основанные на расследовании 2,000 случаев, нанесут еще один удар по нашей психике. Судя по этим данным, американские чиновники коррумпированы во всех сферах и на всех уровнях власти, причем коррупция не только стала распространяться быстрыми темпами, но и, увы, глубоко укоренилась. Самые высокопоставленные взяточники и взяткодатели, - как правило, республиканцы, что и позволило демократам говорить о «культуре коррупции», создаваемой их оппонентами на Капитолийском холме. Это не значит, что демократы значительно отстают от республиканцев и не имеют к «культуре коррупции» никакого отношения.
Наши читатели, конечно, помнят разразившиеся в последнее время крупные скандалы: дело лоббиста Джека Абрамоффа, подкупившего чуть ли не весь Конгресс; дело бывшего губернатора штата Иллинойс Джорджа Райана, обвиняемого в рэкете и мошенничестве; дело конгрессмена Рэнди Каннингема из Сан-Диего, по горло увязшего в коррупции. Главные «герои» всех этих нашумевших случаев – представители Великой старой партии. Но вот конгрессмен из Луизианы Уильям Джефферсон, который получил взятку в размере 400,000 долларов от некоего процветающего бизнесмена, сделавшего сенсационное признание в федеральном суде Вирджинии, – демократ. Деньги Джефферсон получил за горячую поддержку начинаний упомянутого бизнесмена в Африке, причем последний, видимо, решив проявить завидную щедрость, «подарил» податливому конгрессмену и акции своей компании, занимающейся высокими технологиями.
В соответствии с данными ФБР, в 2004 и 2005 годах более 1,060 государственных служащих были арестованы по обвинению в коррупции. В том числе – 177 работников федерального правительства, 158 представителей администраций штатов, 360 представителей местных властей и 365 офицеров полиции. Вдобавок ко всему подобные преступления растут изо дня в день: с 2004 по 2005 год их число увеличилось на 27 процентов. И это – при всех стараниях бравых агентов легендарного бюро.
«Коррупция разъедает ткань демократического общества, - сказал, комментируя эти данные, директор ФБР Роберт Мюллер. – Люди теряют веру в государственных чиновников, а это ведет к цинизму и потере доверия к правительству...»
В сущности, коррупция в высших и низших эшелонах власти – явление не новое, и ФБР всегда старалось ей противостоять. Но в 80-х и 90-х годах прошлого века борьба с коррупцией отошла на задний план. Ее оттеснили невиданно распространившиеся уличные банды, пышным цветом цветущая наркоторговля, а еще убийства и изнасилования, тоже достигшие в те годы рекордных отметок. К тому же лидеры 56 филиалов ФБР по всей стране сами определяли приоритеты, и коррупция никогда не стояла в их списках на первых местах.
После 11 сентября в ФБР началась своего рода перестройка, и сотни агентов были переброшены из программ, занимавшихся наркоторговлей или организованной преступностью, в команды, охотившиеся на террористов. А более 200 агентов, до этого занимавшихся уличными бандами или серийными убийцами, были привлечены к борьбе с коррупцией среди официальных лиц.
Сейчас ФБР все еще прикладывает максимум усилий и использует максимум людей в борьбе с коррупцией в высших сферах. Уличные банды, организованная преступность и масштабная наркоторговля до сих пор остаются приоритетными областями, но ФБР стало уделять меньше внимания мелким мошенничествам, наркодилерам местного масштаба и ограблениям банков, не сопровождающимся насилием. Так что агентов, подвизающихся на этих поприщах, вполне можно бросать на борьбу с высокопоставленными взяточниками и взяткодателями. «Нам пришлось выбирать и решать дилеммы», - признался в беседе с корреспондентом «Нью-Йорк таймс» представитель ФБР Крис Свикер. А Роберт Мюллер в своем интервью добавил, что, на его взгляд, именно всесильное бюро должно было взять «высокую» коррупцию на прицел, ибо только его агенты могут успешно проникать в правительственные круги. «Мы можем сделать то, чего не может сделать никто другой, - заявил Джеймс Баррус, «архитектор» программ, направленных на борьбу с коррупцией. – Эта область – наша на все сто процентов».
Роберт Мюллер подчеркнул, что в этой нелегкой борьбе его агентство остается беспристрастным и не проявляет симпатий к той или другой партии. «Мы по традиции были независимыми и расследовали преступления, связанные с коррупцией, безотносительно нашей партийной принадлежности. Нас не останавливало могущество отдельных высокопоставленных чиновников. На протяжении многих лет мы подкапывались под деятелей из обеих партий».
Еще одно нововведение ФБР – вебсайт reportcorruption.fbi.gov, посредством которого любой бдительный и честный американец может связаться с агентством и доложить о случаях взяточничества в официальных кругах. При этом человек, бьющий тревогу, должен сообщить свое имя, и данное обстоятельство, я думаю, оградит сайт от любителей анонимных доносов, желающих навредить своим недругам или даже родственникам.
Кстати, бравым агентам ФБР помогают и журналисты. Например, в делах Абрамоффа и Каннингема именно представители «второй древнейшей» первыми раскапывали факты, которые приводили к расследованию и выявлению правонарушений. Возможно, журналисты, сотрудничающие с ФБР, со временем будут писать сборники статей о самых нашумевших операциях по выявлению именитых взяточников. И возможно, статьи будут носить такие же «детективные» названия, как сами эти операции. «Прикосновение Мидаса». «Вальс Теннесси». «Помятая судейская мания». Чтиво это, я думаю, будет не менее захватывающим, чем рассказы о Шерлоке Холмсе.