Беспокойные соседи

В мире
№17 (836)

 

Политическая ситуация в Египте не перестает удивлять неожиданными поворотами самого драматического характера. На данный момент под вопросом оказалось даже само проведение первого круга президентских выборов в означенный срок (23-24 мая) 
 
Рассказ о происходящем следует начать с массовых демонстраций на площади Тахрир в Каире. Объектом народного протеста стал кандидат в президенты, бывший глава египетской разведки, Омар Сулейман. Как члены исламистских движений, так и многочисленные секулярные активисты обвиняли Сулеймана в том, что он - плоть от плоти режима свергнутого президента. 
 
Особым нападкам Сулейман, бывшая правая рука Мубарака, подвергался и за то, что в свое время поддерживал связи с Израилем. Сотни тысяч участников демонстрации, включая высокопоставленных членов движения “Братья-мусульмане”, прямым текстом заявляли, что участие Сулеймана в выборах - непосредственная угроза завоеваниям революции со всеми вытекающими последствиями. 
 
Как выяснилось чуть позже, столь массовое проявление недовольства вынужден был учесть правящий ныне в стране Высший военный совет, который вполне обоснованно подозревали в симпатиях к бывшему главе разведки. Уже на следующий день после демонстраций, были опубликованы результаты очередного опроса общественного мнения касательно предвыборной гонки. По сравнению с результатами предыдущего опроса ситуация изменилась коренным образом. С 20% поддержки именно Омар Сулейман вышел на первое место по популярности. Бывший член “Братьев-мусульман” Абд аль-Мунам Абу аль-Футух стал вторым - 13%; лидер радикальной салафитской партии “Нур” Хазм Абу-Исмаил получил 12%; бывший многолетний глава египетского МИДа, а затем председатель Лиги арабских государств (ЛАГ) Амр Муса - 7%. Еще один примечательный кандидат, представитель “Братьев-мусульман” Хайрат а-Шатир, застрял среди аутсайдеров - 3%. При этом около 38% опрошенных заявили, что до сих пор не приняли решения, за кого будут голосовать. 
Важно помнить, что для избрания в президенты кандидату необходимо заручиться поддержкой более чем 50% электората, и в данный момент по сути ведется борьба за попадание в “двойку”, т.е. выход в следующий круг.
Казалось, что дальнейшая предвыборная борьба сконцентрируется вокруг противостояния Сулеймана и его многочисленных противников - как исламистов, так и либералов. Тем более что Сулейман успел сделать несколько резких заявлений в адрес  “Братьев-мусульман”, и не только. Среди прочего, он высказал мнение, что если хаос на Синайском полуострове продолжится, Израиль, для ликвидации угрозы своей безопасности, может попытаться снова захватить его и взять под свой контроль. 
 
Однако все карты полностью смешала Избирательная комиссия, занимавшаяся утверждением выдвинутых на президентский пост кандидатур. Сразу 10 из 23 претендентов были сняты с “гонки” под самыми различными предлогами. Среди прочих данный орган, скажем так, не чуждый влиянию Высшего военного совета, убрал из игры Омара Сулеймана, Хазма Абу-Исмаила и Хайрата а-Шатира. Сулейману якобы не хватило всего тысячи подписей в его поддержку (каждый кандидат для окончательной регистрации должен был собрать минимум 30 тыс. автографов граждан). Это выглядит тем более странно, что изначально сообщалось о наличии 70 тыс. подписей в поддержку Сулеймана. 
 
Что здесь было - грубый просчет его сторонников или комиссия попросту решила этим опробованным в ряде стран методом убрать “взрывоопасного” кандидата, каждый волен решать сам. Популярного и потому очень опасного для его противников экстремиста-салафита Хазма Абу-Исмаила убрали по причине якобы наличествующего у его матери американского гражданства, что по египетским законам неприемлемо. 
 
Забавен в этом случае даже не сам этот “демократический” закон, а тот факт, что незадолго до решения Избирательной комиссии суд принял решение в пользу Абу-Исмаила. Он постановил: подозрения, что у его матери есть паспорт США, необоснованны, и Абу-Исмаил может баллотироваться. 
 
Однако, как видим, Избирательной комиссии решение суда не помешало. Хайрат а-Шатир, неожиданно пользующийся очень малой популярностью, был отметен на основании того, что совсем недавно (при Мубараке) сидел в тюрьме, как и многие его соратники по движению. 
 
Все 10 “отверженных” кандидатов получили возможность опротестовать решение комиссии в течение 48 часов. 17 апреля она повторно утвердила вердикт касательно всей десятки. И если Омар Сулейман заявил, что уважает его, то два других названных выше претендента восприняли решение комиссии с возмущением. 
 
Так, салафитский кандидат, и его многочисленные сторонники уже начали массовую, не ограниченную во времени акцию протеста возле здания, где заседает комиссия, а Хайрат а-Шатир заявил, что по отношению к нему были применены методы, “перенятые у режима Мубарака”. 
 
Правда, “Братья-мусульмане” изначально не исключали подобную реакцию и успели подстраховаться: зарегистрировали еще одного кандидата в президенты - Мохаммеда Мурси, главу представляющей движение в парламенте Партии свободы и справедливости. 
 
Таким образом, если египетская политическая система не преподнесет очередных сюрпризов, можно будет наконец-то говорить об окончательном списке кандидатов в президенты.
 
Но 15 апреля перспективы проведения президентских выборов в срок обрели весьма туманные очертания. В этот день председатель Высшего военного совета Мохаммед Хусейн Тантауи заявил, что в результате консультаций с представителями политических партий окончательно решено: выборы состоятся только после написания новой конституции специальным Конституционным советом. При этом совет в его нынешнем составе, где из 100 участников абсолютное большинство составили исламисты, был расформирован. Этот состав - 50 новоизбранных парламентариев и 50 разного рода общественных деятелей - вызывал резкое недовольство как военных, так и представителей секулярных движений. 
 
Исламисты, воспользовавшись своей победой на выборах, перегнули палку в деле персонального формирования данного органа, что и стало причиной политического кризиса. Его разрешение является вопросом первостепенной важности - ведь в новой конституции должны быть расписаны полномочия будущего президента, а также определена роль армии и исламской религии в общественном строе Египта. 
 
Согласно решению Высшего военного совета и политических партий, парламентариев в новом Конституционном совете не будет, он будет полностью состоять из общественных деятелей, представляющих “все слои общества”. 
Понятно, что и в нем влияние исламистов окажется превалирующим, но нет сомнений, что вырастет и влияние Высшего военного совета. 
 
Собственно, основной своей задачей на данный момент военные считают оказание максимального влияния на содержание новой конституции. Для них это особенно важно в свете того что Тантауи снова подтвердил обещание полностью передать управление страной гражданским властям к 30 июня. 
 
Дальнейших договоренностей между политическими партиями и военными касательно состава и графика действий Конституционного совета планируется достигнуть к началу следующей недели. И исламисты, и представители секулярных движений заинтересованы в том чтобы полномочия президента были значительно ограничены по сравнению с теми, что прописаны в нынешней, мубараковской конституции. 
 
Их согласие на то, что выборы должны пройти только после утверждения новой конституции, как раз и обоснованы слишком широкими нынешними полномочиями президента. Ни те, ни другие не желают, чтобы будущий глава государства мог, например, по своему личному усмотрению распускать формировать кабинет министров или распускать парламент...
 “Новости недели”