«Звезда Давида»

Лицом к лицу
№17 (523)

«Мой спортзал подобен союзу наций. Я видел, как через эти двери проходили самые разные дети, но я никогда не видел такого, как этот Дмитрий. Ребенок выглядит русским, молится по-еврейски, а дерется, как негр...»
Эти слова в свое время с восхищением произнес Джимми О’Ферроу, известный тренер и первый наставник обладателя чемпионского пояса Североамериканской боксерской ассоциации (NABA) Дмитрия Салиты.
Именно в боксерском клубе Джимми тринадцатилетний подросток начал свой путь к большому рингу. После очень удачного сезона-2001 на любительском уровне, который увенчался убедительной победой в популярных в США соревнованиях с участием талантливых боксеров «Золотая перчатка», выходец из Одессы начал профессиональную карьеру. Беспроигрышная серия Дмитрия Салиты сегодня насчитывает 24 победы при 1 ничьей. 24-летнему атлету многие специалисты предрекают большое будущее. Поклонникам бокса он известен как «Звезда Давида».
С вопроса о том, как и когда родилось это спортивное имя началась беседа с Дмитрием Салитой в редакции газеты «Русский базар»

-Когда я проводил свой третий профессиональный бой, мы с моим промоутером заполнили заявочный лист. Организаторы спросили, есть ли у меня спортивное прозвище. Я ответил, что нет. Промоутер тут же прервал меня: «Его прозвище –«Звезда Давида». Все дело в том, что мое имя на хибру – Давид. Он знал об этом. С тех пор это прозвище закрепилось за мной.
-Апрель выдался несколько особенным для вас. Ваш день рождения почти совпал с праздником евреев всего мира - Песахом. Как вы отмечали эти события?
-Песах – сезон обновления. Старался получить все бенефиты от этого праздника. Встречал, как и полагается, в кругу близких и друзей, на пасхальном седере в синагоге.
-Общеизвестно, что вы очень чтите свою религию и стараетесь строго придерживаться еврейских традиций...
-Разумеется. Евреи бывшего Советского Союза иммигрировали в США с надеждой получить здесь полную свободу, право на национальное самоутверждение, уйти от процветавшего антисемитизма. Я считаю своим долгом перед родителями как можно глубже изучить историю еврейского народа, потому что с детства они внушали мне, что, зная историю, религию, традиции своих предков, я с таким же уважением буду относиться к людям других вероисповеданий. Моя жизнь построена на этом принципе.
-Наша газета не раз писала о расколе внутри русскоязычной иммиграции. Создано множество различных организаций под всевозможными названиями существующих автономно. Чем, на ваш взгляд, это вызвано?
-К сожалению, у наших людей выработались определенные стереотипы по отношению к религии. Русскоязычные иммигранты или стремятся браться за все сразу, или ничего не делать вообще. Это в корне неправильно. У каждого человека есть свои пределы, он чувствует себя комфортно и уверенно только в том случае, если занимается своим делом. Совсем необязательно быть религиозным фанатиком. Даже изредка посещая синагогу, можно быть уверенным, что вы делаете доброе дело.
-Насколько уютно вы чувствуете себя в США?
-Очень уютно. Чувствую себя полноценным американцем. Я в этой стране с девяти лет, с 13 начал свою боксерскую карьеру. За это время много ездил по штатам, участвовал в различных турнирах, повидал много городов. Каждый из них по-своему интересен и неповторим, но мои самые любимые места – Нью-Йорк и Майами.
-А в родной Одессе довелось побывать?
-Нет пока. Но желание есть. Может быть, соберусь в ближайшем будущем.
-Не раз приходилось читать в прессе, что ваша религиозность создавала некоторые препятствия и в ваших занятиях спортом. В частности, вы категорически воздерживаетесь от участия в субботних боях. По этой причине вам пришлось пропустить несколько престижных турниров, так как организаторы отказывались из-за вас менять регламент поединков. Сейчас эта проблема решена?
-Да. За прошедшее время мой профессиональный статус заметно вырос. Меня знают, со мной считаются - как-никак я провел 25 боев без единого поражения. Поединки со мной проводятся в другие дни недели.
-А что привело вас в бокс?
-Прямого ответа на этот вопрос у меня нет. Например, в Одессе я занимался каратэ, играл в футбол, который очень люблю. Когда наша семья приехала в Нью-Йорк, я продолжил заниматься в секции каратэ. Мой старший брат Михаил считал, что я смогу лучше проявить себя в боксе. Он видел во мне потенциального боксера. Я последовал его совету. И когда впервые очутился в тренировочном зале, меня охватило какое-то волшебное чувство. Мне сразу же захотелось надеть перчатки.
-Кулаки у вас были крепкие?
-У меня не было крепких кулаков, но была внутренняя уверенность. Высшее духовное чувство, скажем так.
-В уличных драках приходилось участвовать?
-Когда я только приехал в Нью-Йорк бывало, что подростки на улицах приставали ко мне, потому что я одевался не так, как это было принято у них, плохо говорил по-английски. Не буду скрывать, приходилось защищать свою честь, но после того как я стал взрослым, подобных переделок в моей жизни больше не случалось. Бокс заменил мне все. Он стал, моим увлечением, моей профессией, моей жизнью.
-С кем-нибудь из боксеров вы поддерживаете отношения?
-Нью-Йорк считается центром мирового бокса. И я окунулся в эту атмосферу. Я видел тренировки и бои лучших боксеров мира. Многому у них научился. Позднее с некоторыми звездами ринга мне приходилось встречаться. Например, с братьями Кличко. К слову, когда они приезжают в Нью-Йорк, стараюсь не пропустить их пресс-конференции. Виделся здесь и с Константином Цзю. А с Забом Джудой много лет тренировался в одном зале.
-Есть ли люди, которым вы обязаны своими успехами?
-В первую очередь - Джимми О’Ферроу. Он хороший специалист и замечательный человек. Очень многое сделал для меня. Всегда был внимателен и заботлив. У нас до сих пор отличные взаимоотношения. Он почти как родной дедушка. Сейчас ему 80 лет, но он все еще живет боксом. Когда я стал профессионалом, Джимми все время был рядом со мной. Активно участвовал в моих тренировках. Сразу после Пасхи я вернулся к нему, в клуб, где начинал первые шаги в боксе. Многие воспитанники Джимми достигли больших высот в нашем спорте.
-А где сейчас Гектор Рокко, с которым вы сотрудничали в прошлом году?
-Недавно мы расстались с ним, но при этом остались хорошими друзьями.
-Какие ваши ближайшие планы?
-Я собираюсь переходить в более тяжелую весовую категорию. Мой рост позволяет это, тем более что перед каждым поединком мне постоянно приходится решать проблемы собственного веса – избавляться от 22-25 паундов. Поверьте, это тяжелая, изнурительная работа. Пришло время что-то менять. Я думаю, что мое решение перейти в более тяжелый дивизион оправданн. Многое будет зависеть от того, насколько быстро я сумею адаптироваться. Если все пойдет по плану, то следующим моим противником станет победитель боя между Артуро Гатти и Карлосом Балдомиром. Это будет титульный поединок, в котором Балдомиру предстоит отстаивать звание чемпиона по версии Всемирного боксерского совета (WBC). Их встреча состоится 22 июля в Атлантик-Сити. Мой промоутер уже имел контакты с представителями Гатти и Балдомира.
-Как отнеслись родители к вашему увлечению боксом?
-Они не были в большом восторге. В нашей семье все имеют высшее образование. И папа и мама - дипломированные специалисты. У брата Михаила - два Master’s degree.
Естественно, близкие желали, чтобы я получил достойное образование. Да я и сам этого хотел. Потому и поступил в колледж. Четко понимаю, что не смогу заниматься боксом всю жизнь. Мне 24 года. Скорее всего, я продолжу карьеру в течение ближайших 4-5 лет. А что касается будущего, у меня есть определенные планы на этот счет.
-Времена, когда боксеру нужны только сильные кулаки, далеко позади. Сегодня нужно иметь и умную голову. Вы согласны с этим утверждением?
-В течение долгого времени существовал стереотип, что боксом может заниматься только тот, кто ни на что другое не способен, что это хорошее средство заработать себе на жизнь. Времена теперь другие, и в бокс сегодня идут люди с достаточно высоким уровнем интеллекта. На ринге нужно быть умным. Это помогает быстро принимать решения, находить верно продолжение, опережать действия соперника. Кстати, в школе я учился достаточно хорошо, и бокс привлекает меня не только как единоборство, но и как бизнес. Здесь человек имеет возможность проявить свои лучшие качества – физические, психологические, моральные. В этом плане нынешнее поколение боксеров отличается от предыдущих.
-Многие современные боксеры обладают так называемым «инстинктом убийцы». Специалисты считают, что без этого выиграть трудно. В вас присутствует подобный инстинкт? Испытываете ли вы ненависть к сопернику?
-Я бы назвал это спортивной злостью, но никак не “инстинктом убийцы”. В любом виде спорта нужно уметь настраиваться на жесткое соперничество - будь это бег, теннис или бокс. Человек хочет выиграть и оставить позади всех своих соперников, так что за победу нужно биться. В нашем деле побеждает тот, кто лучше бьет. Таков закон бокса. Бывают, конечно, случаи, когда спортсмены перед боем переходят на личности. Это оскорбляет и унижает, но я всегда даю ответ на ринге, в честном бою. В жизни я очень спокойный, доброжелательный человек и никакой ненависти ни к кому не испытываю.
-Знакомо ли вам чувство жалости к поверженному сопернику?
-Да, разумеется. В прошлом году в поединке за титул NABA я послал соперника несколько раз в нокдаун. В таких случаях обычно останавливают бой, но судья не собирался делать этого. Я дал рефери знак - мол, сколько может продолжаться это избиение, но он не реагировал. Я профессионал и продолжал делать то, что должен делать на ринге. Ведь ради этого я с 13 лет проливал пот в зале во время изнурительных тяжелых тренировок после занятий в школе.
-Вы уже более 10 лет в боксе. Кого из ваших любимых боксеров можете отметить? Читаете ли литературу об этом виде спорта?
-Я люблю читать книги о боксе. Этот вид спорта имеет очень давнюю и очень интересную историю. Кстати, евреи в 20-30-х годах входили в элиту. Это была самая многочисленная этническая группа в боксе. В одно время из 10 чемпионов мира 6 были евреями. Мой самый любимый чемпион из того поколения Барни Росс. Очень много для прогресса мирового бокса сделали великие Джо Луис и Мохаммед Али. Сегодня я впереди всех ставлю Оскара Де Ла Хойя - как боксера и как личность. Он отличался незаурядным умом на ринге и вне его. Одержал много громких побед. Оскар ушел «в отставку», занялся спортивным бизнесом. И очень даже преуспевает в этом деле.
-Кстати, в прошлом году ходили разговоры о том, что он как промоутер хотел вести ваши дела...
-Мне не было смысла сотрудничать с Оскаром. Поле его деятельности - Западное побережье Штатов, а я живу в Нью-Йорке.
-А кто сейчас ваш промоутер?
-45-летний Лу Ди Белла. У нас сложились отличные отношения.
-А знаменитый Дон Кинг приглашал вас в свою «конюшню»?
-Давно пытается. С того момента, когда я выиграл турнир «Золотая перчатка»...
-Вы видели последний поединок Владимира Кличко с Крисом Бердом? Если да, то какие впечатления он оставил?
-Кличко провел хороший бой. Проявил силу воли и доказал, что является настоящим профессионалом. Он контролировал весь поединок, не оставив сопернику ни единого шанса. Нельзя не отметить человека, который сидел около его угла – знаменитого тренера Эммануэля Стюарта, который является лучшим экспертом в супертяжелой весовой категории. В свое время он долго тренировал Леннокса Льюиса. Услуги Стюарта стоят очень дорого. Но Володя сделал отличный выбор, доверившись ему.
-Прошедший год принес вам первый в карьере титул. Вы стали обладателем чемпионского пояса Североамериканской боксерской ассоциации. Но потом были две боя, которые доставили массу волнений вашим поклонникам. В обоих случаях вы оказались в нокдауне. В чем причина? Недооценили соперника?
-Было несколько объективных причин. Я скажу лишь о некоторых. Одна связана с потерей веса. Я чувствовал, что перерос свою весовую категорию и был настроен на то, чтобы перейти в более тяжелый дивизион. Кроме того, были допущены некоторые просчеты в процессе подготовки. Бесспорно, Гектор Рокко - отличный специалист, но чаще всего он работает с боксерами-латиноамериканцами. А это уже совсем другой стиль. Намного отличающийся от американского и европейского. Мне не удалось приспособиться к нему. Были и кое-какие причины о которых я не хочу говорить. В жизни каждого человека бывают трудные периоды. Я сделал нужные выводы и вернулся к Джимми О’Ферроу. Эти два боя послужат мне хорошим уроком в будущем. Слава Богу, теперь все неприятности позади.
-Открывалось ли у вас второе дыхание в ситуациях, когда силы, казалось, уже были на исходе?
-Очень часто. Второе дыхание приходит инстинктивно. Бывало, что оно не открывалось. Это означает, что ты чего-то не доработал в процессе подготовки, но когда знаешь состояние своего организма и морально уверен в себе, второе дыхание приходит в нужный момент.
-Вернемся к приятным воспоминаниям. В прошлом году в вашей жизни произошло еще одно важное событие. Вы были в гостях у президента страны Джорджа Буша.
-О, это был великий день! Я оказался в Белом доме на празднике Ханука. Сначала был звонок по телефону. Мне сообщили, что я приглашен к президенту. Я не мог поверить своим ушам, думал кто-то разыгрывает. А потом, примерно за месяц до праздника, получил по почте официальное приглашение. Посчастливилось немного поговорить с Джорджем Бушем. Он оказался очень харизматичным и доброжелательным человеком. На прощание пожелал мне успехов в жизни и спорте. Обещал, что будет следить за моими боями.
-Дмитрий, бокс – это ваша страсть, ваша работа. Но ведь в жизни происходит и много других интересных вещей. Что вас еще привлекает?
-Я люблю историческую литературу. А последняя книга, которую я прочел, принадлежит перу легендарного велосипедиста, семикратного чемпиона «Тур де Франс» Лэнсу Армстронгу. Я преклоняюсь перед ним - спортсменом и личностью. Также люблю музыку и хорошие фильмы, особенно комедии. Очень понравилась последняя лента Спайка Ли «Inside Man». Обожаю популярный сериал с Сильвестром Сталлоне «Рокки». Люблю вкусно поесть. Предпочитаю итальянскую и японскую кухни, но только кошерную еду.
-Кстати, как обстоят дела с будущим фильмом, который расскажет о вашей жизни?
-По замыслу авторов, это будет автобиографический фильм, который охватит жизнь моей семьи со дня приезда в штаты до моего 19-летия. Снимать его, скорее всего, будет знаменитый режиссер Джерри Брукхаймер.
-Правда, что у вас в клубе занималась актриса Хиллари Суонк, когда готовилась к съемкам фильма Million Dollar Baby?
-Да. Почти четыре месяца. Поначалу на нее никто не обращал внимания, но за короткое время она стала настоящим бойцом. Фильм получился изумительным, несмотря на трагический финал, не соответствующий голливудскому хэппи-энду. Хиллари Суонк заслужила свой Оскар.
-Какая самая заветная мечта «Звезды Давида»?
Стать чемпионом мира, причем в нескольких весовых категориях. Я все время думаю об этом. Надеюсь, что с божьей помощью мне удастся добиться своей цели.
***
Дмитрий Салита с радостью принял скромный подарок «Русского базара» - черную футболку с логотипом газеты. Он обещал, что придет в ней на первую же свою тренировку.
А «Русский базар» от имени своих читателей и всех поклонников бокса желает ему достичь своей вершины в спорте.

Шалва Шали