Великий безумец

Литературная гостиная
№16 (835)

- В Лэнгли сейчас настоящая паника, - сказал Мартин Новак своему коллеге Джону Хорварду, когда они сидели в маленьком итальянском ресторанчике и наслаждались вкусом настоящих спагетти.
- И с чем это связано? - поинтересовался старый шпион.


- Непонятно почему, но в Нью-Йорк прибыла куча агентов самых разных мастей, начиная от завзятых профессионалов и заканчивая новичками-любителями. Мы превратились в Мекку для людей нашей профессии, что происходило в случае только важных международных встреч. Но сейчас нет ни симпозиумов, ни совещаний...
- В Нью-Йорке всегда можно найти много интересного, - заметил Хорвард.


- Да не в этом деле, - возразил Новак. - Тут, скорее, Вашингтон ближе к цели, не говоря уже о других городах, где есть военные базы, предприятия и научные центры, представляющие интерес для нашего брата. Город “Большого Яблока” в этом аспекте совершенно бесперспективен. - Странно, - кивнул Джон. - С чего вдруг все накатили? И Валид тоже тут?
- Он остановился в своем посольстве. В качестве специального корреспондента одной из тамошних газет.
Хорвард покачал головой. Саудовец появлялся только в крайних случаях, когда действительно пахло крупной наживой - у него был прекрасный нюх на такие дела.


- О чем может идти речь, хотя бы приблизительно? - осведомился он.
- Пока мы не знаем, - сказал Новак. - Директор просил меня поговорить с тобой по этому поводу. Среди прибывших есть и Курт Зальце из Гамбурга. Кажется, у вас с ним особые связи? Может, он сумеет прояснить ситуацию?
Опытный шпион покачал головой. Значит, встреча в ресторане была назначена не случайно, а он рассчитывал лишь на посиделки старых друзей. Увы, “старых друзей” в их деле не бывает...

* * *
Зальце снимал всегда номера в третьесортных гостиницах. Таков был его стиль работы: привлекать к себе как можно меньше внимания. В сером холле его дожидался Хорвард. Когда-то, неподалеку от Мадрида, американец спас жизнь немецкому шпиону и сегодня мог надеяться на ответную помощь. Такие поступки в их мире ценились особо.
Курт спустился по лестнице и, держа сигарету в правой руке, вышел на улицу. Это означало, что за ним следят. Кто? - Хорвард понял не сразу: девица, больше походящая на выпускницу провинциальной школы, мало подходила на данную роль


“Вряд ли из управления, - подумал Джон. - Скорее всего, ФБР...”
Оторваться от нее было сложно, а потому Зальце встал у входа в метро, а Хорвард остановился рядом. Здесь можно было спокойно перекинуться фразами, не опасаясь “прослушки”.
- Привет, Джон, - сказал Курт и сразу перешел к делу. - У тебя что-то конкретное?
- Из-за чего всеобщая тревога? - поинтересовался Ховард. - Что ищем?
- Чертежи Николы Теслы. Только не спрашивай, кто он такой!
- Что-то слышал, - мотнул головой Джон. - Серьезно? Парень почил полвека тому назад!
- Всплыла информация, будто чертежи есть. Появилась заметка в маленькой желтой газете и на нее почему-то все сразу отреагировали. Слишком уж большой куш в случае удачи...
- Понятно. Спасибо за данные.
- Я твой должник. Ничего особенного.
“Надо же, - подумал Хорвард, - Тесла...”

* * *

 

Великий сербский ученый Никола Тесла прославился своими изобретениями, посвятив всю жизнь исследованиям электрической энергии. Он говорил на семи языках, работал по двадцать часов в сутки, и до конца жизни бурлил неожиданными идеями, редко понимаемыми и принимаемыми учеными того времени.


В тридцатые годы Тесла занимался в корпорации RCA секретными проектами. Среди них были беспроводная передача энергии для поражения противника, создание резонансного оружия и попытки управления временем. Существовало множество версий относительно судьбы этих работ, но никто не знал, чем на самом деле закончились исследования.
Никола Тесла был весьма скрытым человеком и не доверял никому, опасаясь утечки информации о своих открытиях, от чего уже пострадал один раз в начале своей ученой карьеры.


Незадолго до смерти Тесла сообщил о том, что изобрел некие “лучи смерти”, которые могут перебросить на четыреста километров и огромное количество энергии, способное уничтожить целую армию. Его высказывания отнесли к разряду “чудачеств”, упоминаемых в полемическом азарте.


Считалось, что все материалы “особого назначения”, созданные в конце тридцатых, Тесла вовремя уничтожил в предчувствии своей смерти, пророчески предполагая, что они могут попасть не в те руки и принести человечеству немало страданий. И на самом деле, после его кончины, никаких секретных разработок обнаружено не было...

* * *
Новак не удивился, выслушав сообщение Хорварда.
- Мы слышали, что речь идет о старых проектах Теслы, - сказал он, - только не думали, что будет такой резонанс. Скажу больше, некая организация, финансируемая магнатом из Латинской Америки, специально инсценировала бум вокруг имени ученого. Чтобы любым образом выйти на его “лучи смерти”, надеясь использовать их в дальнейшем в, террористических целях.


- Тогда зачем надо было мне “трясти” старину Зальце? - возмутился Джон. - Вы ведь уже обладали информацией!
- Лишний раз перепроверить ее не промешает, тем более, из такого надежного источника.
- Но если управление в курсе, то и мы начали свои поиски?..
- И сразу наткнулись на то же самое, что и все. Боюсь, что на этом карнавале шпионов не будет победителей: хитрый гений так умудрился прятать свои тайны, что непосвященным людям трудно в них проникнуть. А вокруг, как сам понимаешь, сплошь “непосвященные”.

- Где искали? - поинтересовался Хорвард.
- Везде, где могли. Урна с прахом Теслы и прилегающий участок на Фернклиффском кладбище был просканированы раз двадцать всеми, кто дошел до такой мысли, все квартиры и здания, в которых он когда-либо жил и работал, осмотрены с предельной тщательностью, старые архивы вынуты на свет божий и изучены, как в свое время Декларация независимости...
- Пусто?
Новак кивнул.


- И потому мы надеемся на удачу кого-то из конкурентов, чтобы вовремя перехватить его у заветной папки?
- Мы не знаем, что это - папка, стопка блокнотов, сумка, забитая бумагами... Учитывая характер и непредсказуемость Теслы, это могло быть что угодно, но компактных размеров, чтобы можно было все уничтожить в нужный момент.
- Так почему все-таки он не уничтожил?! - задумался Джон. - Ведь официальная версия настаивает именно на таком развитии событий!
- Может, и уничтожил, - развел руками Новак, - но директор просил подключить тебя к поискам. Учитывая твой опыт, умение находить в критический момент неординарное решение и некоторую долю здорового авантюризма...
- Как будто у меня работы нет, - разозлился Хорвард, - а кто будет заниматься оружием, попадающим из Мексики в страны юго-западной Африки?


- Это не очень важная проблема по сравнению с открытиями Теслы, - пояснил Новак. - Ты в деле, но не в команде. Действуешь один, по собственному усмотрению. Все необходимые данные уже переброшены на твой электронный адрес, а связь станешь поддерживать через меня. Есть вопросы?


- Вопросов нет. Но ты ведь знаешь, я не люблю, когда все так решают...
- У нас нет просто другого выхода, Джон. На этом поле нужен независимый игрок с твоими данными. Только он способен восстановить паритет, нарушенный прибытием в страну легиона иностранных агентов, которых нам и задержать не за что.

* * *
У Николы Теслы были изобретения, в тайну которых никто так и не смог проникнуть, несмотря на их публичную демонстрацию.


Так, в Колорадо-Спингс на глазах у многочисленной публики его помощники сняли с обыкновенного автомобиля бензиновый двигатель и установили электромотор. После чего Тесла прикрепил под капот маленькую коробочку с двумя торчащими стержнями. Выдвинув их, ученый произнес: “Теперь у меня есть энергия!” Сел за руль, нажал на педаль и машина поехала! Тесла ездил на ней почти неделю, иногда развивая скорость до 150 км/час. Какие-то батареи или аккумуляторы на машине отсутствовали.


“Откуда возникает энергия?” - интересовались коллеги-ученые у серба.
И он, улыбаясь, отвечал: “Из эфира, окружающего нас!”


Заявление сочли абсурдным, а самого Теслу безумным. Ученого это настолько рассердило, что он снял с машины свою “коробку” и вернулся в лабораторию. А его электромобиль остался загадкой для окружающего мира до сих пор...
Однажды Тесла прикрепил к железной балке на чердаке здания, в котором находилась его лаборатория, какой-то электромеханический прибор. Спустя некоторое время стены домов в радиусе нескольких километров начали вибрировать и люди в испуге бросались на улицу. К зданию тут же подъехала полиция и примчались репортеры (все были наслышаны об экспериментах “безумного изобретателя” и в авторстве подобного явления не было сомнений), но ученый успел выключить и уничтожить свой “вибратор”, поняв, что тот способен стать причиной многих бедствий. Затем Тесла утверждал - подобным способом можно разрушить за час Бруклинский мост, а если создать большой вибратор и правильно рассчитать время, то и планету его изобретение может расколоть на две или несколько частей...


* * *
Болгарин Панкратов выдавал себя за журналиста. Время от времени он пописывал какие-то материалы, так что придраться было не к чему. Хорвард знал, что с некоторых пор Панкратов работал на несколько разведок сразу, причем предпочтение отдавал тому, кто больше платил. С этим человеком можно было говорить начистоту: Джон знал его по прежним операциям в Африке и между ними сложились неплохие отношения. Вообще, между шпионами разных стран довольно мало различий, и им намного проще найти общий язык, чем их заведомо увязшему в политике руководству.
- Ищем дневники и рукописи Теслы? - поинтересовался Джон, подсаживаясь за столик в ресторане к болгарину.
- Вот появился и сразу испортил аппетит, - констатировал тот. - Культурные люди сначала спрашивают - свободно ли тут место и не желаю ли я находиться в одиночестве?


- Ответ отрицательный на оба вопроса, - заверил Хорвард. - Если ответы нам известны, то зачем задавать вопросы?
- Допустим. И что?
- За небольшое вознаграждение я могу вывести тебя на искомую цель, - осторожно произнес Джон.
- Зачем?
- Просто ты мне симпатичен, а в этих чертежах нет ничего интересного. Между нами, это просто крупная операция АНБ по засветке иностранных агентов, действующих на территории США. Говорю тебе это по старой дружбе.
- Неужто?! - болгарин растерялся. - Но вокруг такой ажиотаж... И тут сам Август, Бланконь, Эстелла...
И он продолжил перечислять знакомые им обоим имена.
- На то и рассчитывали, - усмехнулся Хорвард. - Кто-то из них, если не большинство, обязательно на чем-нибудь проколется, и их тут же сцапают для перевербовки. Неплохая задумка? Я бы не сказал тебе об этом, если бы не терпел этих буквоедов-контрразведчиков, думающих, что весь мир у них в кармане и пытающихся постоянно сунуть нас под свой менторский контроль. Мальчики из престижных университетов, щеголяющие в дорогих костюмах и модных галстуках мне осточертели.
- Значит, все - большая игра?
- Конечно. Думаешь, если бы в рукописях Теслы, тех, что он не успел сжечь, разумеется, было бы что-то интересное, неужели бы Пентагон до сих пор это не использовал?! Мы не привыкли разбрасываться тем, что лежит у нас под ногами.
- А я все время думал, почему мне эта идея казалось такой сомнительной, - признался Панкратов.
- Теперь ты знаешь ответ, - улыбнулся Джон. - Но никому не рассказывай, иначе мудрецы из АНБ быстро выйдут на “первоисточник”...

* * *
Через три дня сам директор ЦРУ вызвал Хорварда к себе.
- Как вам это удалось, Джон? - спросил он. - Большинство из иностранных агентов позавчера и вчера покинули нашу страну.
- Профессиональная тайна, - усмехнулся Хорвард. - Вы хотели такого результата - и он достигнут.
- Вы их чем-то напугали?
- Скорее разочаровал. Ведь никаких дневников Николы Теслы не существует.

Директор задумался.

- Мы в свою очередь стали наводить определенные сведения на этот счет и не получили четкого ответа. Вполне вероятно, что нечто сохранилось. Этот Тесла был хитрым малым и умел так ловко скрывать свои секреты, что еще в те времена разведки многих стран оказывались в тупике. Вы знаете, что в 1940 году немецкая разведка направила специальную субмарину с группой прекрасно вооруженных и обученных коммандос для высадки на побережье США, захвата ученого и переправки его в Германию?

- Я никогда не слышал об этом, - признался Джон.
- Немудрено. Информация всегда находилась под грифом особой секретности. Нашей резидентуре в Париже удалось выяснить лишь общие черты предстоящей операции, зато разведка военно-морского флота просчитала точный курс вражеской подлодки. Когда Тесле сообщили о готовящейся немецкой операции, он просто поинтересовался, где именно будет проплывать субмарина, в какой части океана, а потом попросил освободить определенный квадрат от всех наших и союзных надводных и подводных кораблей. После чего применил одно из своих изобретений, связанных с электромагнитной волной. На море, в указанном участке, на полчаса воцарилась страшная буря, и подлодку больше никто не видел...
- И эта аппаратура тоже, разумеется, исчезла?
- Как и многие изобретения великого безумца, о которых ходили настоящие легенды. Вы представляете такой прообраз экологического оружия?
- Иные бы страны отвалили за него кучи долларов! - Потому мы и решили продолжить поиски. Негласно, разумеется. Между прочим, некоторые агенты не поверили вам и продолжают свою работу. Среди них и ваш знакомый Зальце.
- Он хитер и упрям, - заметил Хорвард, - но без реальной подсказки не сможет выйти на след.
- Так подскажите ему, - попросил директор. - А то он уж больно мозолит глаза нашим парням, союзничек...

* * *
- Мы снова встретились, Джон, - улыбнулся Зальце, чуть ли не столкнувшись с Хорвардом при выходе из гостиницы.
- Да, и, конечно, совершенно случайно.
- Тем более что еще утром с меня сняли наблюдение, и я все гадал - в честь чего такая благодать?
- Только не по поводу нашей встречи, - заверил Джон. - Я не такая важная шишка. Просто кто-то из ваших боссов снял телефонную трубку и позвонил нашим. И, как всегда, в таких случаях, все, мешающее дружественным отношениям двух стран, на некоторое время аннулируется.
- Ты хочешь мне что-то подсказать? - припомнил Курт. - Ради старой дружбы?
- Да, - кивнул Хорвард и протянул ему сверток в газетной обертке. - Тут автобиография Теслы. Думаю, ответ надо искать в этой книге.
- А для себя? - улыбнулся Зальце.
- У меня стоит на полке один экземпляр, - соврал Джон. - Почитай внимательно...
- Спасибо!

Вернувшись домой, Хорвард задумался.
“А почему бы не почитать эту книгу? Вдруг в ней и правда кое-что есть...”
Он подошел к пачке книг, заготовленных для нескольких, все еще остававшихся в стране, шпионов и, взяв первую, наугад открыл ее:

“Мне было около семнадцати, когда я стал серьезно думать об изобретениях. Тогда, к моему огромному удовольствию, я обнаружил, что могу очень легко все визуализировать. Мне не нужны были модели, рисунки или предварительные эксперименты. Я мог рисовать их в моем сознании...”
- Ага, - прошептал Джон. - Ему было семнадцать...
Он снова открыл книгу и стал внимательно в нее вчитываться.

С Зальце Хорвард столкнулся, и на сей раз совершенно неожиданно, при выходе с главного почтового отделения австрийского города Грааца. Тот нес небольшую посылку, а его лицо сияло от счастья.
- У меня в левом кармане пистолет с глушителем, - заверил Джон, обняв немца правой рукой за талию. - Одно неверное движение - и ты сползешь на землю.
- Ты ведь мне сам дал наводку! - возмутился Зальце.
- И только потом додумался до нее. Тесла отправил свои дневники самому себе, семнадцатилетнему, и бандероль все это время провалялась на почте в Грааце.
- Австрийская почтовая служба всегда славилась своей надежностью, - усмехнулся немец.
- Как тебе ее выдали? Предъявил фальшивое удостоверение Николы Теслы и на посылку не обратили внимания?
- Ты догадлив. А ты пришел с разрешением от правительства?
- Не все ли равно? Посылка принадлежит мне, Тесла - американец!
- Но послана она в Австрию, добровольно вошедшую в тот период в состав Третьего рейха, значит ее должен был получить немец!
- Хорошо, - согласился Джон. - Давай посмотрим, что в ней. Но без сюрпризов! У меня отменная реакция.
- У меня - тоже, - предупредил Курт. - Тем более, что мое правительство уже уведомлено о находке.
- Быстро, - похвалил Хорвард. - А я вот не успел. Пойдем к тебе. Как всегда ты снял номер в дешевом отеле?
Зальце пожал плечами.

Едва они распечатали бандероль, как ее содержимое мгновенно вспыхнуло, и, обернулось грудой серого пепла.
- Он и тут обошел всех, - в сердцах бросил немец. - Бандероль мог открыть только настоящий Тесла.
Достав сигарету, он с досады закурил и вышел на балкон, а Хорвард достал из кармана пластмассовый пакетик и начал старательно сгребать в него пепел.

“Конечно, бред, - думал он, - но что остается, когда имеешь дело с “безумным изобретателем”?!..
“Секрет”