Война госорганов

В мире
№16 (835)

 

На обширном фронте войны с коррупцией вроде бы одержана небольшая победа. Если только она не окажется чьей-то победой в борьбе кланов.

В центре событий - могучий руководитель, который 16 лет был гарантом жизни в Москве. Хотя его так никто не называл, но он таковым являлся. Его зовут Дмитрий Гаев. Представим, что остановилось метро. Или стало работать с перебоями. Все. Москва замрет. Гаев руководил метро 16 лет, и все годы оно работало как часы. Не просто работало, а непрерывно развивалось, расширялось, строилось. Введены в строй и заложены десятки(!) новых линий, до 2016 года запланировано открытие 33 (!) новых станций. Понятно, заслуга в том и прежнего, и нынешнего руководства города, но, согласитесь, есть вклад и непосредственного начальника. 

Другое дело, что мы не очень-то замечали и отмечали наше метро. К хорошему ведь привыкаешь – считаешь само собой разумеющимся. Однако подумаем: куда ни взглянешь, от госуправления до самолетов, многое изношено, действует кое-как, что признается и официально. И только метро сверкает чистотой, красотой, радует четкой и слаженной работой. 
Следственные органы сообщают, что в 1998 году Дмитрий Гаев присвоил коллективное изобретение, принадлежащее предприятию - Московскому метро, - оформил патент на себя. Так что он – юридически признанный автор “Автоматизированной системы оплаты проезда и проверки проездных документов на транспорте”. Получил в течение 10 лет в качестве вознаграждения за свое изобретение 112 миллионов рублей - почти 4 миллиона долларов. Дело завели по статье 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Кстати, по ней срок давности истек уже в 2005 году. Казус еще в том, что метрополитен до сих пор будто бы не считает себя потерпевшим юридическим лицом. 

В обвинении многое расплывчато, неясно. Коллективное авторство имеет место, но коллективный автор состоит из людей. Существует ли авторское свидетельство на изобретение, выдаваемое предприятию? Так и хочется написать: “Однажды зимним вечером Государственное унитарное предприятие “Московский метрополитен” осенила новаторская мысль...” Как гласят философские и юридические словари, “изобретение - техническое или интеллектуальное построение, обладающее принципиальной новизной”. То есть нечто, чего прежде не было. 

Значит, никто в мире до Гаева и его соавторов не изобретал эту самую АСОП? Так утверждает наше патентное ведомство самим фактом выдачи авторского свидетельства. Раньше, через советский ВНИИГПЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт государственной патентной экспертизы) ни одна, даже гениальная, мысль не могла проскочить с первого раза. Годами билась, продираясь сквозь железное сито экспертиз. А тут - за год установили приоритет, выдали вожделенный, заветный “красный уголок” – авторское свидетельство. Не иначе, были уверены, что московское метро - единственное в мире, и больше АСОП нигде не могло быть по определению. А если какая-нибудь иностранная фирма предъявит иск за кражу идеи изобретения? 

Кстати, в материалах прокуратуры говорится, что в 1997 году, за год до подачи заявки, Московский метрополитен заключил договор с английской фирмой на поставку этой самой АСОП английского производства. Куда-то она потом пропала, голоса не подает. Хорошо, что молчит. А не дай бог, найдется там какой-нибудь строптивый. В случае чего отвечать придется нам, государству, налогоплательщикам. Деньгами. Ведь патент выдало государство. А Гаев мог и не знать, что где-то в мире нечто подобное уже есть. К тому же, сколь угодно примеров конгениальности, когда одна мысль приходит разным людям. Блюсти приоритет обязана патентная экспертиза, спрос должен быть с нее. 

Многослойное дело получается. Только и вышеописанное – всего лишь волнения на поверхности. Счетная палата выявила нарушения в финансовой деятельности метро, его начальник Гаев оказался коррупционером, с которым начали беспощадную борьбу. Но – уже после отставки мэра Юрия Лужкова. Впрочем, подобными совпадениями россиян не удивишь. 

Уголовное дело против Гаева возбудили год назад. Вскоре его закрыли – не нашли состава преступления: все законно, есть патент, автор получает по нему деньги. Какие претензии? Гаева объявили честным человеком, показали специальный сюжет по телевизору. Однако не успело рассеяться эхо, Генпрокуратура огорошила: отмену отменить, начать следствие заново.

Такие новости всегда приветствуются населением: неподкупная прокуратура бдит, справедливость торжествует. Приятно. 
Если же вдуматься, здесь мы видим то, что называется коррупцией, в несколько ином плане и разрезе. Метрополитен при Гаеве, мэрия при Лужкове, нынешняя Счетная палата, нынешние первая и вторая группы следователей, Генпрокуратура – организации и органы государственные. В центре их внимания – Гаев. Одни его приветствовали и награждали, другие проверяли и уличали, третьи начали следствие по подозрению в преступлении, четвертые его закрыли, пятые отменили закрытие. 

Как ни глянь, картина неприглядная. Она являет нам, что идет не борьба с коррупцией, под которой большинство населения подразумевает взяточничество и подкуп, а борьба государственных органов друг с другом. Борьба внутри государственных органов.

“Если это правда, то это катастрофа”, - сказал президент Дмитрий Медведев. Правда, не по этому поводу, а по другому, но сходному – речь о той же коррупции. На встрече с рабочей группой по формированию “Открытого правительства” глава государства узнал много неприятного. Президент Московской валютной биржи Рубен Аганбегян сообщил, что лишь 4 процента россиян планируют открыть свой бизнес. В развитых странах – 25 процентов. Из страны уехало более 1,25 миллиона человек, 37 компаний вывели свои акции за рубеж. Вице-президент “Деловой России” Андрей Назаров привел данные опроса, проведенного журналом “Эксперт”: 17 процентов предпринимателей уже приняли решение уехать из страны, а 50 процентов не исключают этого в будущем. 

“Я вас расстрою, - сказал он главе государства. - За десять лет по экономическим статьям осуждено 3 миллиона человек, из которых 90 процентов – предприниматели. Каждый шестой предприниматель в стране подвергался уголовному преследованию. Государство потеряло 254 миллиарда рублей недоплаченных налогов”.

“Если это правда, то это катастрофа, - поразился Дмитрий Медведев. - Потому что в этом случае предпринимательский климат у нас завязан на деятельность уголовной системы. Речь идет о цифрах, которые подрывают предпринимательский климат в стране”. И заговорил о том, что надо менять мышление органов прокуратуры и следствия: “А то они у нас так и будут мыслить, как в 70-е годы, когда спекуляция была преступной деятельностью”. 

Полагаю, он ошибается. Мышление этих органов поменялось давно и мгновенно – никто уже не видит в бизнесменах “спекулянтов”, врагов рабоче-крестьянского государства и государства вообще. Большинство уголовных дел заводится по заказу. Кто-то хочет уничтожить конкурента, кто-то – просто неприятного ему человека, кто-то желает захватить чужой успешный бизнес (рейдерство). Выполняют эти заказы отдельные представители государственных органов. Судя по масштабам, “представителей” очень много. 

Президент увидел опасность для экономики страны: “Предпринимательский климат у нас завязан на деятельность уголовной системы”. При всем при том, экономика, бизнес – частный случай. Частный случай другого явления – правоохранительные органы становятся самостоятельной силой в обществе и государстве. Где-то “представители” довольствуются “крышеванием” и рэкетом, где-то выполняют роль наемников при “дружественном” бизнесе, где-то полностью срослись с бизнесом и являют собой новый вид холдингов. И неизбежно – ведут войну с коллегами, защищая интересы “своих” предпринимателей, своей группировки. 

Значит, мы имеем коррупцию государства, коррозию госорганов. Вплоть до противодействия высшей власти. Внесенные президентом Медведевым поправки в законы - о смягчении наказания за экономические преступления, игнорируются: статьи УК подменяются, бизнесмены объявляются просто мошенниками, ворами и т.д. 

То есть отдельные представители госорганов ведут войну с главным госорганом – администрацией президента, с указами президента. Вот какая получается особая коррупция.

О “коррупции обыкновенной”, под которой большинство россиян понимает хищение бюджетных средств, мздоимство и подкуп, нас информируют Счетная палата и Контрольное управление президентской администрации. Известен доклад главы управления, по которому только при государственных закупках страна теряет ежегодно 1 триллион рублей – примерно 33 миллиарда долларов. Недавно Счетная палата представила Госдуме отчет за 2011 год. Сама по себе цифра ужасает. Но еще важнее тенденция. В 2008 году выявлены нарушения закона в бюджетно-финансовой сфере на 97 миллиардов рублей, в 2009 - на 238, в 2010 - на 484 миллиарда. В минувшем 2011 году – на 718,5 миллиарда рублей. Это – коррупция обыкновенная. Привычная.   

Москва