Бабушка-мама

Подруга
№16 (522)

Уважаемая редакция!
В начале нынешнего года в № 2 «РБ» была опубликована статья Леи Мозес «Как стать приемной мамой». История героини очерка, Оливии, которая, пройдя через неимоверные трудности, усыновила мальчика, а затем, спустя всего несколько месяцев, потерять его - власти передали малыша родной тете - меня очень взволновала. Дело в том, что я тоже хотела бы усыновить малыша, но честно признаюсь, что побаиваюсь иметь дело со странами СНГ, несмотря на советы моих приятельниц. Хотя, по их словам, если уж ребенок из России или Украины станет моим, претендовать на него биологические родители или их родственники не станут. Однако я остаюсь при своем мнении.
Если вернуться к статье госпожи Мозес то получается, что в нашей стране в любой момент близкие усыновленного ребенка могут забрать его к себе? Не мог бы «РБ» подробнее остановиться на этом моменте? Что говорится в законе на этот счет? Действительно ли вся проблема в близорукой, эгоистичной политике руководства программы Foster to Adapt?
С уважением Лидия
(письмо получено по электронной почте)

Статья моей коллеги Леи Мозес действительно требует продолжения разговора на заданную тему. Ведь и Оливия, и журналистка «РБ», на мой взгляд, подошли к проблеме сугубо эмоционально, упрекая сотрудников программы Foster to Adopt в преследовании своих собственных интересов, в пренебрежении интересами приемных родителей.
«Создается впечатление, - говорит Оливия, - что главное для сотрудников программы - не интересы детей, а интересы биологических родителей. Они называют это борьбой за сохранение целостности семей. Но разве можно в данном случае говорить о семье? «
«А может быть, программа Foster to Adopt, как и многие частные и государственные агентства, отстаивает первым долгом интересы не детей, биологических или приемных родителей, а... свои собственные? - рассуждает Мозес. - Может быть, они просто боятся потерять любого ребенка, как иные бизнесы боятся потерять любого клиента? Ведь эти несчастные, покинутые дети и есть источник доходов подобных программ. Потому они и перебрасывают их от родных мам и пап к приемным, потом – снова к родным или, на худой конец, к тетям, дядям, бабушкам и дедушкам».
Если исходить только из эмоций, наверное, можно было бы согласиться с Оливией и Леей. Однако, если заглянуть в закон, окажется, что дело вовсе не в черствости и эгоизме социальных работников. Увы, но финансовые соображения играют не последнюю роль, а иначе и быть не может. Потому как федеральное законодательство на самом деле связывает предоставление субсидий штатным ведомствам, занимающимся усыновлением, с выполнением принятых Конгрессом инструкций. А в них черным по белому прописано: следует, в первую очередь, отдавать предпочтение при передаче ребенка на воспитание в ту или иную семью (foster care) или при его усыновлении взрослым родственникам и уже во вторую - чужим людям.
В 14 штатах в местных законах также имеется пункт о предпочтениях в пользу родственников (preference), в 30 - о том, что более желательно передавать детей в их руки («may consider», «give priority to placement with relatives»), и только в шести штатах родственники и чужие люди находятся практически в равных условиях.
Следуя букве закона, требующего рассматривать в первую очередь в качестве усыновителей близких ребенка, социальные работники проводят с этими людьми активную работу.
И это приносит свои плоды. В 1998 году близкие родственники стали приемными родителями 15 процентов детей, переданных на воспитание в чужие семьи, в 2003 году этот показатель увеличился до 28 процентов. Власти отдают предпочтение родственникам еще и потому, что те соглашаются усыновлять всех детей близкого им человека, не разлучая таким образом братьев и сестер.
Кроме того, они намного чаще, чем чужие люди, готовы стать приемными родителями не только для малышей, но и для подростков, воспитывать которых задача не из легких.
Безусловно, усыновление родственниками детей своих близких - сам по себе очень болезненный процесс. Легко ли матери лишить родительских прав дочь или сына? Хорошо, если они сами готовы отказаться от родительских прав в пользу бабушек и дедушек. А если нет? Тогда отношения окажутся в лучшем случае испорченными.
«Очень непростая ситуация, - говорит Барбара Холтон, исполнительный директор Adoption Exchange Association. - Становясь приемными родителями, родственники-усыновители должны решить для себя сложную задачу, связанную с общением детей с родными родителями». Разрешать не разрешать?
Сегодня в США немало родителей, лишенных возможности воспитывать своих детей, но не желающих добровольно отказаться от своих прав на ребенка. Многие из них надеются, что рано или поздно смогут вернуться к нормальной жизни, а значит забрать детей обратно из системы foster care. Нетрудно догадаться, что творится у них на душе, когда на пути осуществления мечты встают близкие люди, поддавшиеся на уговоры социальных работников усыновить своих внуков или племянников с помощью суда. Драма...


Комментарии (Всего: 2)

Изв. ошибка при наборе:www.FaithfulAdoptions.org, правильно:www.faithfuladoptions.org<br>www.spafa.org

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
И уж совсем не трудно догадаться, что творится в душе у бывшего ребенка вырасшего в системе "фостер каре" и так и не дождавшись, когда же наконец "родители" вернутся к нормальной жизни....<br>Всем кому интересно могу предложить заглянуть на эти сайты:(здесь вы найдете всю нужную вам информацию для усыновления. Удачи):<br>www.AdoptionisaChoice.com<br>www.FaithfulAdoptions.org<br>www.LifetimeAdoption.com<br>www.adoptingorg.com<br>www.adoption.about.com

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *