«Поднято ярости масс - три»

Земля обетованная
№15 (521)

Самым знаменитым новым репатриантом последнего времени стал в Израиле американец Стэнли Фишер, бывший директор-распорядитель Международного валютного фонда и заместитель председателя Совета директоров самого крупного банковского объединения в мире - «Citigroup». Статус репатрианта Фишер получил 29 апреля 2005 года, по прибытии в Израиль, а 1 мая тогдашний министр внутренних дел Офер Пинес вручил новому гражданину страны израильское удостоверение личности. Посвящение Стэнли Фишера в израильтяне превратилось в торжественный акт, который плавно перетек в другую, не менее значимую церемонию -вступления «спецпереселенца» в должность главы Банка Израиля.
Прошло чуть менее года, и ведомство Фишера оказалось в эпицентре скандала, разразившегося сразу после мартовских парламентских выборов. Нет, сам управляющий Банком Израиля ни в чем не замешан: вопиющие безобразия в главном кредитно-финансовом учреждении Израиля начались задолго до его приезда, если не сказать, что вообще творились всегда. Однако именно при Фишере Банк Израиля впервые за историю государства стал объектом жесткой критики, содержащейся в отчете государственного контролера Михи Линденштрауса.
Речь идет о беспрецедентных злоупотреблениях при выплате сотрудникам госбанка незаконных премий, доплат и завышенных пенсий. Госконтролер потребовал начать в отношении Банка Израиля судебное преследование.
Банк Израиля - одна из немногих «священных коров» государства. Его внутренняя деятельность, взаимоотношения между администрацией и сотрудниками, система льгот, поощрений, начисление стажа и прочие служебные действия неподконтрольны никому. Несмотря на то, что головной банк является обычным государственным учреждением, закон для него, в полном смысле этого слова, не писан.
Из отчета государственного контролера в израильскую прессу и электронные издания перекочевали следующие факты. Высокопоставленным сотрудникам Банка Израиля в течение долгих лет начислялись баснословные суммы в основном по выходе в отставку. Размер выплат многократно превышал разрешенные законом нормы. Практиковалось увеличение пенсий бывшим работникам с формулировкой:«по причине ухудшения состояния здоровья». По существующим правилам в исключительных случаях государственному служащему, уходящему на пенсию по состоянию здоровья, позволяется увеличить пособие на 6 процентов. В Банке Израиля исключительными случаями считались все. Из 115 ушедших на пенсию сотрудников 51 получил максимальную пенсию, составляющую 70 процентов от зарплаты. Из остальных 64, которым подобная пенсия не была положена, лишь двое не попросили увеличить ее “по состоянию здоровья”.
Банковские служащие получали по выходе в отставку компенсацию за не взятые «больничные», на 80 процентов превышающую максимально разрешенную для государственных служащих. Сотрудники со стажем выходили в «специальный» оплаченный отпуск. В госбанке работникам разрешалось получать деньги за «особый» отпуск даже во время работы - льгота, которой не имели больше никакие госслужащие. В 2005 году 12 высокопоставленных сотрудников получили 875 тысяч шекелей за дни повышения квалификации и в качестве отпускных. После 25 лет работы зарплата сотрудника увеличивалась на 60 процентов. Приступавшим к работе в руководстве Банка Израиля автоматически начислялся сорокалетний трудовой стаж и, соответственно, происходило повышение заработной платы, кроме предусмотренного должностью, еще и за этот приписанный стаж.
Руководство Банка Израиля давало работникам почти беспроцентные ссуды. Каждый из них мог получить от госбанка ссуду в размере от 14 до 24 месячных зарплат. Банк давал до четырех таких ссуд для покупки квартиры. После смерти ближайших родственников работники госбанка также получали огромные суммы, превращавшиеся в подарок. Если сотрудник банка, взявший ссуду, умирал, его наследники не должны были ее возвращать.
Десять самых крупных «льготников» должны банку десять миллионов шекелей, то есть каждый взял ссуду на миллион. Только с 2000 по 2005 год Банк Израиля выдал своему персоналу ссуд на 7,1 миллиона шекелей, а всего 870 работников госбанка и пенсионеров выплачивают остаток ссуд на общую сумму 222 миллиона шекелей.
Все эти льготы, подчеркивают цитируемые здесь израильские СМИ, оплачивались за счет налогоплательщиков.
Совпадение времени опубликования отчета государственного контролера Михи Линденштрауса с начавшимся формированием нового правительства Израиля трудно назвать кажущимся.
Новый кабинет уже сейчас, когда видны лишь его контуры, называют социальным. В состав правительства могут войти представители по крайней мере четырех партий, требующих коренного улучшения жизни своего электората, оказавшегося на грани нищеты. Это - избиратели «Аводы», работники частного сектора, завороженные обещанием Амира Переца добиться увеличения размеров минимальной зарплаты и отменить рабовладельческую систему найма через фирмы по трудоустройству. Это - сторонники партии ШАС, малоимущие религиозные семьи, в которых досыта поесть дети могут только раз в неделю, в субботу. Это - пожилые израильтяне, их дети и внуки, поддержавшие требования партии «Гимлаим Исраэль» («Пенсионеры Израиля») восстановить размер пенсий и пособий по старости, урезанных бывшим министром финансов Биньямином Нетаниягу. Это - репатрианты из бывшего СССР, доверившие лидеру партии «Наш дом Израиль» право бороться с дискриминацией новых граждан страны во всех областях жизни, в том числе в сфере оплаты труда.
Продемонстрировать обществу, как жируют не только банкиры, но и самые обычные служащие госбанка - значит уверить израильтян в том, что они сделали верный выбор, делегировав во власть защитников интересов малообеспеченных слоев населения. Помнится, Ильф и Петров, смеясь над советскими отчетами о проделанной работе, формулировали это так: «Поднято ярости масс - три».
Слов нет, Банк Израиля зарвался, и все деньги, прикарманенные его сотрудниками, придется вернуть в казну - по суду ли, по доброй ли воле или по распоряжению нового руководства. Справедливо будет принять особый закон, регулирующий поощрения и льготы в государственной банковской системе.
Но сути это все равно не изменит. Израильское общество разделено на три неравные части - крохотный «Олимп», на котором восседает не более двух десятков семей, захвативших главные богатства страны; скромную по размерам армию госслужащих и работников предприятий государственно- профсоюзного сектора, уверенных в своем благополучном будущем при любой власти, и... всех остальных. Последних в тысячи раз больше, а в парламенте и правительстве они представлены весьма опосредованно - через «богатых и знаменитых», временно декларирующих свою готовность защищать «сирых и убогих». Зато первые и вторые опираются на совершенно конкретных людей своего круга - близких друзей, партнеров по бизнесу, личных адвокатов, профсоюзных выдвиженцев, даже просто на родственников, становящихся депутатами и министрами.
Скандал вокруг Банка Израиля скоро утихнет. Стэнли Фишер (кстати говоря, он назначил себе «оклад жалованья», в несколько раз уступающий размерам зарплат его предшественников») отозвался об отчете госконтролера так: «Господин Линденштраус ломится в открытую дверь. В Банке Израиля давно и полным ходом идет пересмотр порочных порядков, сложившихся в прежние годы». Может быть, кое-что из незаконно присвоенного придется вернуть, не исключено, что наиболее злостные нарушители закона будут отданы под суд, который вряд ли накажет их слишком строго. Банк Израиля вынужден будет разочаровать как ныне работающих в нем, так и тех, кого примут на место выбывших: синекура закрылась, ищите другое «хлебное место». Но расслоение израильского общества, обусловленное противоречиями между неистребимым местечково-социалистическим прошлым и недоразвитым, слепо копируемым с США и Европы капиталистическим настоящим, останется и в будущем. И это, ставшее привычным, положение вряд ли удастся изменить новому правительству, заранее провозглашающему себя «самым социально ориентированным за всю историю еврейского государства».


Комментарии (Всего: 1)

kajdomu svoe. massovke-jrachka,bomondu-groshi.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *