Наследство без наследника

Этюды о прекрасном
№12 (518)

Несколько лет назад я уже писал об одной из тех удивительных встреч, которые случаются с нашим братом-иммигрантом в «столице мира» Нью-Йорке, на улицах которого можно запросто столкнуться со своим давним кумиром-актером или другими известными людьми. Речь шла о легендарном юристе-правозащитнике Билле Канстлере, который случайно оказался в автомобиле, управляемом новоиспеченным «лимузинщиком» с весьма ограниченным английским языком и слабым знанием Манхэттена. Знаменитый защитник «Чикагской восьмерки», Аниты Шакур, Мартина Лютера Кинга и Анджелы Дэвис (где она сейчас?) сразу распознал во мне русского иммигранта и принялся рассказывать о своей недавней поездке в Москву, где он встречался с Горбачевым к которому обратился с просьбой оказать медицинскую помощь теряющему зрение в американской федеральной тюрьме индейскому активисту, убийце двух агентов ФБР Леонарду Пелтиеру. Спустя несколько лет Канстлер умер. Во всех некрологах о нем заговорили как об одном из самых выдающихся адвокатов Америки (с чем, безусловно, согласны как его горячие почитатели в стане либералов и нацменьшинств, так и многочисленные противники из числа непримиримых консерваторов).[!]
Однако в том многочасовом путешествии с многочисленными остановками по всему Манхэттену с нами находился еще один попутчик – молчаливый помощник престарелого адвоката, симпатичный молодой человек в очках, с аккуратной бородкой и хвостиком не седых еще шикарных волос. Рон Кюби носил за разговорчивым боссом кожаный портфель с деловыми бумагами, быстро подсказывал имена и даты в разговоре и настороженно посматривал сквозь стекла очков по сторонам, когда всегда жизнерадостный Канстлер просил остановить автомобиль на гарлемской улочке, и отправлялся на очередную короткую встречу к какому-нибудь местному политику или проповеднику. Рон Кюби производил впечатление человека с недюжинным интеллектом и сжатыми в пружину эмоциями.
Правда, эта пружина разок мощно разжалась во время затронутой в разговоре темы о коррупции манхэттенских политиков, которые расходовали не по назначению миллионы долларов, предназначавшихся для восстановления обнищавших городских кварталов.
- Вот наглядный результат их многолетней «деятельности»! – с ядовитым сарказмом обронил Рон, кивнув в окно лимузина, за которым заросшие полынью пустыри перемежались с пустыми глазницами-окнами «крэк-хаузов» и еще не до конца разоренными домами вдоль 116-й улицы. В умных глазах Кюби полыхал огонь гнева, а красивый голос дрожал от возмущения. Но он быстро направил свою энергию в русло сдержанного обсуждения адвокатских дел по дороге назад в их совместный офис в Гринвич-вилледже, который располагался в полуподвальном этаже здания на улочке с характерным для этого района названием Гей-стрит.
После смерти «красного юриста», как окрестили Канстлера недоброжелатели, образовалась вакансия на замещение зыбкой позиции защитника юридических прав той категории правонарушителей, которые представляют реальную или кажущуюся угрозу всему американскому обществу и его правительству. Немного найдется талантливых адвокатов, которые бы взваливали на свои плечи труд практически бесплатно защищать в суде изгоев общества типа негритянских радикалов из организации «Черные пантеры» или террористов - организаторов первого взрыва в гараже Всемирного торгового центра. Билл Канстлер всегда брался за подобные дела исходя из своего глубокого убеждения – властные структуры непременно должны контролироваться независимыми юристами во избежание произвола государственной власти.
Разумеется, естественным преемником огромного юридического наследства выдающегося юриста должен был стать самый близкий и талантливый его помощник, которым, по общему мнению, являлся Рон Кюби. Однако первым его громким делом стало вовсе не судебное, а сутяжное разбирательство с моложавой вдовой по поводу архива Канстлера. Потом имя Рона Кюби лишь изредка появлялось на страницах нью-йоркских газет: он консультировал чернокожего расиста - убийцу шестерых пассажиров лонг-айлендской электрички Фергусона, через суд заставил мэра Джулиани выдать фотографам разрешение на съемки обнаженных натур на улицах города, отсудил денежную компенсацию закоренелому преступнику за его избиение при аресте...
Однако большинство ньюйоркцев сегодня знают Рона Кюби как соучастника популярного утреннего радио-шоу корпорации WABC. Вместе с Куртисом Сливой, основателем американской организациии «дружинников» Гардиан Энджелс, он ежедневно в будние дни обсуждает социальные проблемы и вопросы политики нашей страны. Саркастический юмор Рона в сочетании с его непримиримым либерализмом ярко контрастирует с мрачноватой манерой Сливы излагать свои строгие принципы. «Всех мародеров Нового Орлеана нужно в наручниках тащить в суд и воздавать по заслугам!» - взывал прошлой осенью Куртис во время грандиозного разорения этого города вслед за разрушительным ураганом «Катрина».
- Любой из нас потащит еду из заброшенного магазина, если дома плачут голодные дети, - примирительно прерывал его Кюби и тут же со знакомой уже страстью выпаливал в микрофон длинную тираду: “А вот кого бы следовало привлечь, так это бездушных чиновников в Вашингтоне за преступную халатность и полное бездействие во время национального бедствия!”
Обсуждение подобных тем с диаметрально противоположных позиций двух ведущих долгое время обеспечивало успех радио-шоу. А с начала этого года всеобщее внимание ньюйоркцев привлекли и взаимоотношения между Роном и Куртисом. Это связано с громким судебным процессом над сыном усопшего в тюрьме «крестного отца» нью-йоркской мафии Джоном Готти-младшим. Следствие утверждает, что именно с его подачи покушавшийся ранил Куртиса Сливу в отместку за его публичное осмеяние сидевшего тогда в федеральной тюрьме отца. Адвокаты обвиняемого привлекли в качестве свидетеля Рона Кюби, который в свое время помогал Канстлеру защищать Готти-старшего и слышал высказывание Готти-младшего о том, что он уже «завязал» и не собирается продолжать преступный бизнес отца.
Кюби повторил в зале суда услышанную фразу, чего оказалось достаточным для судебных заседателей чтобы не признать вынесенный вердикт. Унаследовавший от своего отца титул «тефлонового Джона» Готти-младший вновь оказался на свободе под залог в 7 миллионов долларов. На следующий день в эфире подавленный Куртис сравнил своего напарника с Иудой, горько заметив, что того ожидают 30 серебряников. Вне эфира они больше не общаются, радиопередача стала изобиловать тягостными паузами, и обеспокоенное руководство студии отправило Куртиса в бессрочный отпуск. Судя по всему, данное радио-шоу неудержимо разваливается - к большому сожалению многих ньюйоркцев.
Однако еще большего сожаления заслуживает тот факт, что Рон Кюби так и не занял подготовленное ему место ведущего адвоката гражданских свобод в Америке. То ли ежедневные радиопередачи отнимают слишком много времени и сил, то ли ему не хватает фанатической преданности своему делу Канстлера, но на сегодняшний день юридическое наследство легендарного адвоката-правозащитника остается невостребованным.
Между тем после 11 сентября 2001 года в нашей стране наблюдаются значительные перемены, затрагивающие права и свободы граждан США, легальных и нелегальных иммигрантов. Развернув борьбу с терроризмом и столкнувшись с первыми неудачами как на полях военных операций в Ираке и Афганистане, так и в попытках обезопасить собственные границы, правительство США то и дело прибегает к наиболее легкому для него способу контроля – наступлению на гражданские свободы рядовых американцев. Весьма характерен в качестве примера недавний скандал в Вашингтоне в связи с негласным решением проводить не санкционированное судом прослушивание разговоров граждан, что не было согласовано президентом с Конгрессом и Верховным судом на предмет конституционной законности этого решения.
Разумеется, антитеррористические мероприятия силовых структур США должны и будут менять образ жизни и привычки американцев. Большинство из нас с пониманием встретило такие неприятные новшества, как обыск в аэропортах или снятие отпечатков пальцев при оформлении документов. Но вместе с тем в американскую жизнь возвращается такое забытое уже явление прошлого, как «расовое профилирование» - только уже по отношению и к мусульманам. По мнению многих трезвомыслящих политиков, недавний случай с отказом допустить к обслуживанию морских портов компанию из Дубаи – не что иное, как профилирование по национальному признаку. А набравший разгон неуклюжий маховик службы иммиграции и натурализации безудержно рушит судьбы тысяч попавших в бюрократические заторы иммигрантов.
Именно в такие вот переходные периоды развития американского общества среди американских адвокатов находились такие, кто решался взваливать на себя неблагодарную миссию контроля за действиями правительства на предмет соблюдения Конституции. Так было в самом начале движения за отмену сегрегации, так было во время массовых выступлений против войны во Вьетнаме. И каждый трудный период своей истории Америка проходила, успешно сохранив и укрепив гражданские свободы своего населения.
Но пока, в очередной сложный период страны, мы наблюдаем лишь громкие процессы над богатыми и знаменитыми – над Майклом Джексоном, Робертом Блэйком и другими. Да и большинство известных адвокатов сегодня практикуются на Западном побережье, поближе к Голливуду. А в Нью-Йорке, либеральный истеблишмент которого всегда проявлял бдительность по поводу любых посягательств на свободы граждан со стороны Вашингтона, талантливые адвокаты, и в их числе Рон Кюби, заняты совершенно другими делами...


Комментарии (Всего: 1)

Эат статья заинтересовала меня.Хотелось бы узнать о конкретных изменениях в конституционном праве США.<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *