За проволокой недоразумений

Репортерский дневник
№49 (293)

Этот репортаж написали сами участники событий. После отчетно-выборного собрания в Ассоциации узников гетто и концлагерей из бывшего Советского Союза, которое состоялось в здании еврейского центра на авеню Z в Бруклине в прошлое воскресенье, ваш корреспондент обратилась к самим участникам этого, прошедшего бурно действа, и попросила поделиться своими впечатлениями. [!]Вот что они рассказали:

- Изя, я поздравляю вас, - сказала я Изе Кацапу, - с избранием на второй срок Президентом Ассоциации Узников гетто и концлагерей. Знаю, что борьба была сложной. Были выдвинуты кроме вашей еще две кандидатуры: Юлия Айзенштата и Фиры Стукельман. Знаю, что вы победили со значительным перевесом. И какое у вас сейчас ощущение?
Изя Кацап:
- Для меня это вторые выборы и очень много значат. Я волновался не о том, изберут ли меня вторично, а о том, с чем придут мои друзья на это мероприятие. Как они отнесутся к тому, что сделано за два трудных года. Трудных потому, что в течение всего этого времени, когда мы проводили свои конференции, праздновали дни рождения, помогали больным и нуждающимся во внимании людям, все это время оппозиция из десятка человек, мешала, ставила палки в колеса. Однажды, когда нам надо было рассчитаться за проведенный в ресторане коллективный день рождения, оказалось, что наш счет закрыт. Это члены оппозиции сделали, не предупредив, не поставив в известность, нарушив все правила и права. Таких нарушений было немало. Много претензий было предъявлено Фире Стукельман, которая допустила финансовые нарушения, создала атмосферу недружелюбия, не шла ни на какие уговоры прекратить вражду и начать работать с пользой для Ассоциации. Но мне понравилось, что выступающие на собрании говорили больше о положительном, о наших нововведениях.
- Что вы считаете самым значительным из сделанного?
- Во-первых, нас признали многие американские еврейские организации. Мы получили гранты, из которых смогли выделить помощь людям, перенесшим тяжелые операции, купить кондиционеры тем, кто в них особенно нуждался, отмечать дни рождения, делать подарки юбилярам. А у нас их было в течение двух лет - 127 человек. Знаете, как это важно для моральной поддержки этих, увы уже не молодых людей. Недавно, во время дня рождения подходит ко мне одна из бывших узниц и говорит: «Я хочу спеть». А ей 90 лет, и она еле ходит.
- Я была недавно на вашей конференции, на которой не только звучали речи, но лились слезы – люди вспоминали зверства фашистов, мучения свои и своих близких в застенках…
- Эта конференция прошла при полном зале, в ней приняли участие гости из разных городов и стран. Мы получили прекрасные отклики от участников и гостей, мы смогли оценить наши достижения и отметить людей, которые многое сделали для приближения Победы во время Второй Мировой войны. Эта конференция действительно вызвала много эмоций и желание не прекращать работу, как трудно мне не было бы и как оппозиция не мешала бы.
- Изя, скажите, нельзя ли было организовать работу так, чтобы в вашей организации, состоящей из узников, переживших ужасы и смерти, не было бы недоразумений и вражды. Разве люди не надеялись, что уж тут, в Америке, они обретут мир и в жизни, и в душах? Разве Америка не сделала для этого все возможное?
- Я очень хотел этого. И пытался искать пути к конструктивной работе, чтобы не отвлекаться на недоразумения и разборки. Но члены той группы подали на меня в суд. Суд им отказал. Тогда они перестали платить взносы, как бы отказавшись признавать нашу организацию. Сейчас ревизионная комиссия проверяет некоторые их финансовые дела и находит нарушения.
- Давайте не будем сегодня об этом. Вот когда ревизионная комиссия найдет нарушения, вы и разберетесь своими силами. Не всем же миром судить-рядить. Я надеюсь, что и во время собрания все вели себя по-джентельменски, не выясняли отношений с кулаками…
- К сожалению, выступление Фиры Стукельман велось на высоких тонах, и оно заглушалось выкриками с мест. Люди не всегда выдержаны и в связи с возрастом, и в связи с состоянием здоровья. Я пытался призвать их к порядку, объяснил, что Фира – человек очень инициативный, энергичный, но часто сама сводит свои старания на нет.
- А Айзенштат мирно перенес свое поражение?
- Вполне. Он стал членом правления, возможно, изберем его вице-президентом.
- Несколько слов о планах Ассоциации…
- Продолжать начатое. Объединять людей, не переставать помогать им в обыденных жизненных проблемах. Мы, я думаю, сможем получить еще гранты с тем, чтобы расширять формы работы. Например, моя давняя мечта - привлечь молодое поколение к участию в работе Ассоциации, совершить с ними вместе экскурсии по местам Холокоста. Если наши дети будут знать и помнить все, что произошло с нами, эти ужасы никогда не повторятся.

Фира СТУКЕЛЬМАН:
- В своей жизни я еще не видела такого ужаса, как это собрание. Нарушили правила во многом. Во-первых, не представили председателя ревизионной комиссии, разослали бюллетени больным с уже вписанными фамилиями… Не назвали официально количество присутствующих. Кто-то крикнул от двери: 320! Но мы пересчитали – оказалось не более 200 человек. Не избрали рабочий президиум. Когда я вышла выступать, мне не дали говорить, сказали, что меня надо вывести из зала. Меня обвинили в нечестности, а объяснить не позволили. И ни слова хорошего не сказали, хотя сделала я немало Не ожидала такого, мне больно и обидно.

Инна ЗАСЛАВСКАЯ:
- С большим удовольствием мы выслушали отчетный доклад президента Изи Кацапа. Доклад много раз прерывался аплодисментами. Потому что красноречивые цифры помогали иллюстрировать настоящую заботу, которую проявляло правление о нас, узниках гетто и концлагерей. На собрании говорили о многих положительных изменениях, происшедших в Ассоциации за последних два года. Очень многим оказали материальную помощь, всех нас приглашают на коллективные праздники, митинги, экскурсии, концерты. Испортило настроение только то, что в нашей Ассоциации нет мира, хотя война давно кончилась. Мы предъявили претензии Фире Стукельман за то, что она перестала участвовать в работе Ассоциации, а сохраняет у себя памятные материалы, подарки, фото, которые нам нужны. Я, как и большинство, 285 человек, проголосовала за Изю Кацапа, так как он стремится сохранить единство организации и имеет интересные планы на будущее.

Анатолий ПУСТИЛЬНИК:
- На этой, так называемой конференции, нарушались права человека на свободу слова. Не давали говорить выступавшим, сводили счеты. Я возмущен тем, как вел себя Изя Кацап и те, кто его поддерживают. Они – нарушители прав и законов. Мы ушли с собрания.
- Вы видите путь к изменению положения, путь к миру?
- Да, нужен другой лидер.

Евдокия БРАИЛОВСКАЯ:

- Начиная с 1996 года, я имею обязанность в нашей Ассоциации - поздравлять всех наших узников с днем рождения. Мне очень нравится звонить людям, говорить приятные слова. Вот только становится печально, когда вместо поздравлений приходится говорить слова сочувствия. К сожалению, мы не вечны. Тем важнее то, что делаем для сохранившихся узников – трижды в месяц устраиваем коллективные дни рождения в ресторане – с поздравлениями, цветами, подарками. С музыкой и танцами. Да-да. Многие откладывают в сторону палочки и идут танцевать, забывая на какое-то время о своих болях, бедах, потерях. И это самое действующее лекарство. Но самым плохим для здоровья наших людей являются конфликты. Мне очень хотелось бы, чтобы в один прекрасный день мы все собрались вместе и не на высоких тонах, а на дружеских – поговорили открыто и добросердечно. У нас в жизни было достаточно ненависти и страданий. Мы не можем себе позволить оставшиеся годы посвятить вражде. Не за тем мы создавали Ассоциацию.

При внешнем благоденствии нетрудно увидеть въевшуюся в жизнь одной из организаций нашей общины позорную свару. Она существует, от нее никуда не деться, ее не закамуфлировать никакими цифрами материальной помощи и высокими процентами единогласного голосования. Пусть всего несколько человек ушли с отчетной конференции с душевной болью, но эти несколько человек, даже если они не правы, не должны бы страдать от сознания того, что они оказались как бы по разные стороны баррикады… со своими же людьми, с теми, с кем вместе мерзли, страдали, хоронили близких…
Конечно, есть среди воюющих сторон и правые, и допустившие какие-то погрешности. Но не преступления же. По-доброму подсказать – вот выход. Ведь в застенках, умирая с голода, делились куском хлеба, глотком чая…
Что ж, пожалуй первой обязанностью вновь избранного правления должны стать поиски путей к миру в Ассоциации. Иначе все происходящее чревато сердечными приступами и другими осложнениями здоровья.
В интонациях всех моих собеседников я слыхала столько боли, раздражения, недоумения, что мне подумалось, нужна ли такая Ассоциация, которая вместо радости доставляет боль и разочарование. Ассоциация нужна такая, которая помогает настрадавшимся узникам больше никогда не страдать. Ни от чужеземных врагов, ни от вражды в своем доме.