ЕРКЕН ЯЛГАШЕВ: ПУТЬ ВОИНА

Звезды
№8 (514)

Это вранье, что чудес не бывает. Правильным было бы сказать - неподготовленных чудес не бывает. Чтобы чудо произошло, его нужно создавать – потом, кровью, невидимыми миру слезами... И когда вдруг, скажем, в Нью-Йорк приезжает снимать фильм киногруппа из Голливуда, в составе которой - куча всем известных звезд, запомнившихся еще по фильмам твоей юности, а потом оказывается, что руководит всем этим процессом невысокий, крепко сбитый человек, говорящий по-русски, то приходит черед удивляться: «Откуда он взялся? Каким чудом, так сказать, забрался на труднодоступные высоты «конвейера иллюзий»?» И когда ты начинаешь копаться в интернете, разговаривать с людьми, знающими его, а затем и с ним самим, то видишь путь этого человека, незаметный для многих, путь, заставляющий обывателя с сомнением качать головой – так не бывает...
Тем не менее – факт налицо: последние две недели в Нью-Йорке над крупнобюджетным боевиком «Ближний бой» (The Final Fight) работала киногруппа, продюсером, режиссером и сценаристом которой является 41- летний Еркен Ялгашев. Да, да, тот самый Ялгашев, пятикратный чемпион Америки и чемпион мира по карате из Казахстана, интервью с которым, тогда еще начинающим голливудским актером, два года назад сделала газета «Русский базар». Сегодня за плечами Эрика (как называют его киношники и друзья) - участие в качестве актера в таких голливудских хитах, как Xtreme Fighter, Soft Target, Street Monk, The Last Samurai, The National Tresure, Lord of the War...
В последних фильмах, кстати, на счету у Еркена уже не только игра в крупных эпизодах, но и хореография постановки боев. Житель Нью-Йорка с 1994 года, сегодня он вернулся сюда не просто победителем, но победителем в высшей лиге Голливуда – в роли постановщика собственного фильма. Не просто фильма, а своего рода квинтэссенции в жанре восточных единоборств – впервые в истории «фабрики грез» на одной съемочной площадке вместе собраны девять самых известных боевых мастеров Голливуда, таких, как Дэвид Каррадин ( Kill Bill, Kung Fu), Кери Тогава (Mortal Kombat, Pearl Harbor), Боло Янг (Еnter the Dragon, Bloodsport), Эрик Робертс (Ranaway Train), Гэри Бьюси (Letal Weapon, ), Оливер Грюнер (The City of Angels), Чак Норрис (представлять не надо), Боб Велл, Кунг Ли, Олег Тактаров (которого знают все русскоязычные любители американского кино). В эпизодических ролях российской части картины дали согласие сняться большие российские звезды – кто, мы узнаем в марте. Тогда же мы узнаем имя международной звезды, исполняющей женскую роль в этом фильме – и это тоже, вероятно, будет шоком для многих киноманов.
70% действия этого «акшн муви» происходит в США, 20% - в России и 10% - в Казахстане. Фильм отснят уже на 40%, но закуплен практически на корню – в Америке, России, Казахстане, Прибалтике. Идут переговоры по поводу его дистрибьюции в Европе и Азии. Кстати говоря, Эрик Ялгашев – первый режиссер родом из СНГ, которому мэром Блумбергом были разрешены съемки по всему Нью-Йорку – от Таймс-Сквера до Брайтона... Чем он с удовольствием, как я понимаю, и воспользовался.
Разговор мой с Эриком получился урывками, на ходу, вернее, на лету, в перерывах между съемками. Я думаю, он не отказался бы побеседовать со мною и во сне, только вот создалось у меня впечатление, что поспать ему вообще не удается... Нормальный человек не может выдержать такого напряжения без какой-то опоры. У кого-то это водка, у кого-то наркотики, у кого-то какое-нибудь дикое хобби, вроде «серфинга». У Еркена, как я понял, это – семья. Его жена, Ольга, дочь Эрика и сын Руслан, всегда рядом с ним на съемках, с утра до вечера, причем 18-летний Руслан еще и снимает «фильм о фильме»...

Жизнь уЧит – с кем
гулЯть, а с кем жить
- Эрик, а вам правда, довелось и в Афгане побывать?
- Был там, но всего два дня – это апрельская революция, 27 апреля, мы охраняли Наджибуллу. На три дня Кировобадскую дивизию Закавказского военного округа, где я служил, выбрасывали туда.
-Так вы в ВДВ служили?
-В 84-86-м годах. Там, кстати, тогда впервые начали проводиться бои без правил – только в масках, но дрались в полную силу.
-Если не секрет, кто вы по национальности? Потому что по лицу очень сложно сказать...
- У меня мама – казашка, а папа, говорят – юрист...
- Но вы точно не знаете...
- Так говорят, по крайней мере... Многие говорят, хоть это и смешно звучит – в твоих жилах течет кровь четырех наций: хватка у меня еврейская, рожа у меня – корейская, сам казах, а фамилия у меня узбекская.
- Еще плюс американец.
- Теперь – да.
- А чем вы там на жизнь зарабатывали – спортом?
- Спортом. Плюс у меня была первая частная типография в Советском Союзе. Я печатал плакаты Брюса Ли, Ван Дамма, Шварцнеггера, Сталлоне. Все, что касается боевых искусств. Помогала мне их печатать Оля - это моя жена, друг, мама, сестра, все вместе. Она моя ученица – мы с ней познакомились, когда ей было 14 лет, а мне – 17. Я тогда был одним из успешных учителей по карате в своем городе, у меня было свыше 500 учеников. И Оля у меня занималась. Я уехал в армию, а она меня дождалась. И когда я приехал, то стал понимать... как жизнь учит... – с кем гулять, а с кем жить. И определился. У нас теперь двое детей симпатичных и очень хороших, я считаю. А потом я написал и напечатал в Союзе восемь книг – первое издание по карате, по ушу, кунь-фу, по смешанным боевым искусствам. В то время они расходились бешеными тиражами. Я был официальным миллионером в 93-м году. Это золотое время было. Многие говорят – ты попал в струю. Я говорю – я не попал в струю, я просто hardworker. Как здесь говорят (смеется – Л.З.): «No russian mafia, just only hard russian workers». Я работал с утра до вечера, у нас были такие тиражи, что я мог напечатать миллион плакатов в день, а продавал их по рублю.
- И при этом занимались спортом?
- Да. Я сформирован восточными боевыми искусствами, за что им благодарен. Всегда был лидером, защищал себя. В то время очень высокая преступность была в нашем городе, и у меня, благодаря владению боевыми искусствами, был большой авторитет. Опять же это помогло мне в Голливуде. Когда я стал чемпионом мира, когда стал пятикратным чемпионом США, меня заметили, пригласили в кино.
- «Ближний бой» - это первый ваш большой проект?
- У меня были до этого документальные фильмы о боевых искусствах. У тех, с кем я общаюсь, я брал интервью. Потом продавал их в Россию и Казахстан. Их покупали телевизионные каналы. Я продал сначала одну серию, потом вторую, сейчас у меня заказ на двадцать серий – беседы с каждым из тех, кто попал благодаря боевым искусствам в кино - там все, практически... Я ведь смотрел в юности фильмы с Ван Даммом, с Боло Янгом, с Дэвидом Карродайном взахлеб....
- С Брюсом Ли – тоже, наверно...
- Конечно. Я знаком с семьей Брюса Ли – женой, дочкой, Шоном Ли Кестлером... Я все время призываю всех – занимайтесь боевыми искусствами! Это не только разбивание черепиц и сломанные челюсти – это воспитание духа. Тот, кто серьезно занимается боевыми искусствами, воспитывает себя. Даже детям полезно это. Это не только удары или блоки. Это реакция мышления, это полезно и для математики в том числе... Я сам состоялся благодаря этому. Ведь я детдомовский, и как это обычно после детдома бывает – все, как правило, в профтехучилище идут... Я пошел на принцип – закончил химико-технологический институт. Сюда приехал – Long Island University, пошел в New York Film Academia, закончил режиссерский факультет. А боевые искусства все время помогали морально. В том числе и выжить, как эмигранту. Брюс Ли вообще когда-то всю мою жизнь изменил. Я когда его фильмы посмотрел, просто ими бредил. Изменился морально. И исправился материально.

Бой с самим собой
- А с чего все-таки началось ваше, так сказать, восхождение в Голливуд?
-Я приехал сюда с женой, с детьми. Я был в таком депресняке, что просто я не знал, что делать. И меня вылечило, помогло боевое искусство. Я пошел к Алексу Стернбергу в спортзал заниматься. Он венгерский еврей, лет 25 назад сюда приехал, а сегодня у него здесь большая школа. Очень хороший человек. Он мне помог встать на ноги. Когда яеще не имел даже «грин-карты», он меня провел на соревнования, где я стал чемпионом США, не имея паспорта. Это запрещено. Если ты не гражданин США, ты не имеешь права участвовать в чемпионате США. И тем не менее я участвовал. Я Алексу очень благодарен. Он увидел во мне потенциал... Я выграл, стал призером, потом чемпионом. Потом меня уже заметили звезды, пригласили в фильм. Маленькая роль там, роль здесь, и пошло...
- А какие фильмы-то были?
- Soft Target, Street Monk, которые, кстати, снимал сидящий сейчас рядом с нами замечательный оператор, мистер Куртис Петерсон...
- То есть вы там в качестве бойца снимались?
- Сначала бойцом, потом мне дали small speaking role, маленькую эпизодическую роль. Или, благодаря опять же, Олегу Тактарову – это мой большой друг, мы с ним очень давно занимаемся вместе, я попал в «биг баджет муви» - фильм The National Trasure с Никласом Кейджем. Благодаря Олегу Тактарову я попал в профсоюз актеров. А началось все... Как-то после соревнований ко мне подошел Don «The Dragon» Wilson и сказал:«Хочешь участвовать в моем фильме? У меня есть для тебя эпизод». И пригласил меня в фильм Xtrime Fighter - это был мой первый фильм в Голливуде. Don “The Dragon” Wilson, десятикратный чемпион мира по кикбоксингу (реальный контакт, нокауты), более 50-ти картин, пригласил меня в один из его фильмов играть его тренера! Для меня это был top level. После этого фильма он сказал: «Ты классно сыграл, но это маленькая роль. Я хочу видеть тебя в следующем фильме». Тут же подходит Оливер Грюнер: «Мы сейчас снимаем другой проект, называется «Street Monk», я играю главную роль. Ты можешь мне подыграть «плохого японского парня»?» Эта роль была уже small but speaking role. И я, воспользовавшись шансом, показал свои боевые навыки, когда снимали драку. Тут же мне поступило следующее предложение - сняться в Soft Target... Это все всегда как снежный ком наворачивается. И вот я уже говорю: «А у меня своя идея есть. Я давно брежу своим кино, сплю и вижу, у меня есть сценарий»...
- Вы специально для этого отучились в New York Film Academy?
- Да. У меня был такой интерес – что я могу сам сделать фильм. А почему нет? На многие фильмы о боевых искусствах я смотрел скептически... Но не выплескивал это наружу, это внутри сидело. Почему они вот так снимают? Ведь можно снимать «фул контакт», надо просто использовать реальных бойцов. Кияну Ривз – это все выдумки. У-шу, кунь-фу там – на веревочках.
- «Ближний бой» - в этом названии есть какой-то подтекст, как у Брюса Ли, или это просто название крутого боевика?
- Конечно, есть. Уже в самом названии заключен смысл. «Ближний бой» - это в первую очередь бой с самим собой. Например, наша эмигрантская жизнь – это тоже бой. Все время надо доказывать себе, что ты все можешь – это и есть твой ближний бой. Каждый раз. И всю жизнь. И в характере моего героя, Эрика, который приехал сюда, переломив себя и воспитывая в себе мужское достоинство, это есть. Я в этом фильме серьезно затрагиваю эмиграционную тему. Ведь мы добиваемся всего здесь своим трудом, своими мыслями, своими руками, своей головой. И если хоть одного нашего эмигранта, неважно откуда он приехал – из России, Казахстана, Украины – после просмотра повлечет в спортзал, для меня фильм будет уже состоявшимся. Я хочу, чтобы спорт делал мир. Именно в боевых искусствах заложена multisystem, когда в игре участвуют все части тела – руки, ноги, голова...

Вам встреЧались
в Америке ситуации...
- У вас есть какой-то свой главный принцип в жизни?
- Я всегда живу лозунгом: «I want it and I can it». Я хочу и могу. Надо быть уверенным в себе. Это помогает и в боевых делах. Если ты боишься спарринга, если ты боишься боя изначально, значит, ты его проиграешь – есть такая мудрость в боевых искусствах.
- Ну, а если противник сильнее?
- Никогда не думай об этом! Для меня это невозможно было лет десять тому назад – то, что я делаю сейчас. Но если я захотел чего-то, я это делаю, и все идет. Надо настроить себя – это философия боевых искусств.
- Философия философией, но есть вес... Легковес против тяжеловеса не устоит.
- Нету веса! Есть eyes and balls! Для меня это в армии сработало... меня там называли «маленькая смерть». ВДВ, вот такие лбы под два метра, вот такие шкафы – вырубал в 6 секунд! Они говорили: «Да ну, с ним связываться! Он дурак, он псих, он убьет». Все это работает. Самое главное, на окружающую среду сработать, на психику. Нельзя работать один на один. «Пойдем драться один на один, как мужик с мужиком» - это плохое правило. Надо при толпе сделать «эффект кобры» - жало укуса смертельным может быть. Один раз это работает на публику, я все время живу этим лозунгом. И не надо драться просто так, как деревенщина – нужны красивые удары. Если на одном сработаешь, на других сработает эффект. И это сработало в армии, это сработало в детдоме, это работает всегда.
- Вам встречались в Америке ситуации, когда приходилось применять свои боевые навыки?
- Много раз – в спортзале. На улице – один раз, буквально через несколько месяцев после того, как приехал. Я не знал тогда этих законов, не знал, что можно загреметь за это дело. Случилось это в «трейне». Ко мне пристали мексиканцы – что-то говорят мне, а я не пойму: «What are you say?» Но потом я понял, что они спрашивают: «Ты мексиканец и не говоришь по-мексикански?» А я похож и на мексиканца тоже... Во мне видят и китайца, и японца, и корейца... И каждый меня за своего принимает. Китайцы в магазине со мной по-китайски говорят, корейцы по-корейски, мексиканцы – по-испански. Поэтому мое такое универсальное лицо и пригодилось в Голливуде. Потому я и играл в кино людей всех этих национальностей. И вот этим мексиканцам я говорю: «Sorry. Не понял». А они мне: «Ты чо, козел, не мексиканец, что ли?» Я отвечаю: «Нет». «Чо ты гонишь? Что ты, своего родного языка не знаешь?» Это я – в переводе на русский, конечно. Ну, а дальше начали разговаривать на международном американском. После чего один из них схватил меня за куртку. Ну я его взял на прием, а потом – в челюсть, затем второго, затем третьего уложил. Я убегаю из трейна, а на меня смотрит полицейский, который все видел и говорит мне: «Go, go,go!» Я обалдел - среди полицейских есть люди! Мне повезло.
- Когда это было?
- В 94-м году.

Сам себе босс
- Был у вас момент в Америке, когда, казалось – «полный край»?
- Так, что хотелось уехать, да?
- Да. Было такое?
- Уезжал я отсюда... три раза.
- Обратно в Казахстан?
- Да. Ольга мне говорила: «Ну, поезжай, отдохни. Вылечишься – приедешь». Это было в 94-м. Я приехал сюда и не мог себя найти - как и все. Плохой английский, не знаешь куда себя деть... Самое главное, трудно переломить себя психологически. Мне, в принципе, не привыкать с самых низов подниматься, всего добиваться своими руками. Тем более, что в Казахстане я разбогател, был миллионером. А тут приезжаешь в новую страну... и все начинать сначала – ломает это. Ни угла своего... Полная неопределенность... Ходишь из угла в угол, от всего шарахаешься, и понимаешь одну вещь – там ты был всем, тебя все знали, а тут ты никто, все надо начинать сначала. Здесь человек в каком-то смысле рождается заново. И я не мог себя в этом плане... успокоить. И как-то я Оле говорю: «Давай уедем». Жена у меня мудрый человек, она говорит: «Поезжай. Мы остаемся здесь. А ты поедь, посмотри, оглядись и - возвращайся». Я так и сделал. Уехал, но - через месяц приехал.
- Почему?
- Во-первых, семья здесь. Во-вторых, обстановка в 94-м в бывшем Советском Союзе была - вы сами помните какой. Но найти себя было здесь трудно. Куда пойти, дворником? Это я так, условно говорю. В низы? У меня в жизни всегда был такой девиз, который иной раз меня подталкивает, а где-то и мешает: «Лучше маленький «сам», чем большой «зам». Я не могу на кого-то работать. Никогда в жизни ни на кого не работал. Поэтому я всегда сам себе хозяин, сам себе босс. Так вот, я опять уехал назад, продал там дом, машину, еще кое-что, какие-то деньги там выручил. Но, как обычно, они улетучиваются и попадаешь в какие-то истории, кто-то тебя обманывает. И у меня наступило в то время какое-то разочарование в Америке. Была такая сильная депрессия, что я не просто принимал решение уехать, я действительно уезжал! Что, кстати, многие не могли сделать, они только говорили: «Зачем я сюда приехал? Надо уехать». Это те, кто начальниками были, как правило, в Союзе... А я уезжал физически - и физически возвращался. И поэтому стал видеть разницу. Все познается в сравнении. И поэтому, когда я принял окончательное решение остаться, меня вылечили боевые искусства. Я стал ходить на тренировки, которым полностью отдавался и физически, и морально, чтоб забить свой мозг чем-то.
- Как вы считаете, сейчас вы другой человек?
- Total! Вообще изменился, полностью.
- Тогда скажите мне – чем мы отличаемся, здешние, от тех, кто остался там? Я не могу сформулировать. Может у вас получится?
- Здесь у любого есть все возможности для того, чтобы подняться. Есть эта неосуществимая, как говорят, американская мечта, но тем не менее вот этот толчок сзади я постоянно чувствую. Здесь можно всего добиться, если ты для себя эту свою главную ценность определишь.
- Вы себя американцем сегодня ощущаете?
- Я космополит. Город Нью-Йорк считается столицей мира. И я себя ощущаю сейчас гражданином мира. Свобода передвижений плюс свобода действий – это дано только в этом городе. Тут все, что можно, творят художники, режиссеры, сценаристы... И я питаюсь энергетикой этого города. Я жил во Флориде с семьей тройку лет – там вообще «труба», очень скучно. А я сам по себе человек динамичный, не могу застаиваться. Поэтому мы вернулись в Нью-Йорк. Он оживляет. Здесь столько талантливых людей, это дает возможность самому совершить прорыв. И, самое главное, здесь есть с чем и с кем себя сравнивать. Это подталкивает, дает какой-то стимул. И ты должен все время быть в движении, чтобы не отстать от ритма нью-йоркского. Я считаю, Нью-Йорк – уникальное место, мы в правильном месте живем. Но я еще люблю путешествовать, ездить. И вот что интересно - уезжая куда-либо, даже к себе, в Казахстан, на родину, я стал замечать, что скучаю по Нью-Йорку... Это естественно, что к семье тянет, но мне охота через Нью-Йорк проехать, я просто болею, если не проеду по Манхэттену на машине... Я люблю этот город и ни на что его не променяю.
- Вот вы знакомы со многими голливудскими звездами. Их что-то отличает от всех остальных людей, кроме, конечно, трудолюбия и таланта? Ну, допустим, еще и удачи? Я вас, как успешного человека, об этом спрашиваю. Мало ли талантливых людей? Мало ли трудолюбивых? А добиваются успеха все равно единицы... Какое-то еще слагаемое есть? Можете вы рассказать читателям секрет успеха?
- Секрет успеха прост – надо быть во всем профессионалом. Но вначале – хотя бы в чем-то одном. Я вот, например, занимался восточными боевыми искусствами, и они мне помогли – во мне увидели профессионала. А потом пошло, и я начал подниматься – через боевые искусства. Все эти успешные люди, о ком мы говорим, – профессионалы.


Комментарии (Всего: 5)

Да, Эрик, Вы как всегда правы! Только будучи профессионалом понимаешь: дело будет спориться, несмотря на трудности и препятствия! Жизнь любит сильных!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Своим глазам не верю, что читаю статью очень полезную. Молодец Еркен, Вы живой пример всем!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Своим глазам не верю, что читаю статью очень полезную. Молодец Еркен, Вы живой пример всем!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Отличнач статья. А этот Еркен настоящий патриот.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Отличная статья о исиле и воле, желании жить и добиваться самому всего.Ведь и имя его символично: Еркин - Свобода. Отсюда, наверное, и желание свободного действия, которое и живет в Эркине с юных лет и до настоящего. Желаю ему удачи.<br><br>Сопуева Чолпон

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *