ЮБИЛЕЙНЫЙ КОНКУРС “НАМ - 10 ЛЕТ!”

Шахматно-шашечный клуб
№6 (512)

Конкурс посвящается 10-летней годовщине выхода в свет первого номера «РУССКОГО БАЗАРА». Для участия приглашаются все желающие: и бывалые, опытные наши конкурсанты, и новички, все, кто любит шахматы, шашки (русские, стоклеточные, чекерс), кто с интересом следит за литературными новинками.
Предполагается раздельный зачет для шахматистов, шашистов и участников викторины.
Наш призовой фонд, как никогда, богат и разнообразен. В нем и комплект коллекционных шахмат, и CD программ «Гроссмейстер» и «CHESSMASTER», и новинки художественной литературы, и шахматно-шашечные раритеты.
Срок для ответов – в пределах одного месяца после публикации 5-го, заключительного этапа. Адрес для пользователей Интернета – roman_vsk@mail.ru
ЭТАП 1
Во всех позициях (и шахматных, и шашечных) белые начинают и выигрывают.
Шахматы
#1. З.Тарраш. (Б.: Крf1, Лb1, Лс6, Ка5, пп.а4, f2, f3, g2, h4 –
Ч.: Кра7, Лb8, Лd4, Кf6, пп.а6, е6, f7, g7, h7)
#2. В.Стейниц (Б.: Кре7, Сh4, пп.g6, h6 – Ч.: Крg8, Лh1)
#3. А.Нимцович (позиция на диаграмме)

Шашки
# 1. А.Загуляев, Сан-Франциско (Русские. Б.:а1, а7, d2, е3, f 2, f4, g1, g3 – Ч.: Д.с1, пп. а3, b4, с5, f6, h4)
# 2. Чекерс (Б.: f2, f4, g1, g3 – Ч.: а7, b6, f6, h4)
# 3. С.Юшкевич, Харьков (диаграмма)
Викторина
Уильям Брауэр
Ход белых (рассказ)
Шахматы - это было все, в чем еще находил что-то интересное Айра Беннетт.
Он понял это, проснувшись утром в тот день, когда ему исполнилось семьдесят восемь лет. Странно, подумал он, что игра (даже если это величайшая из игр) может казаться такой важной для старого человека, прикованного к больничной постели, - человека, которому жить-то осталось, пожалуй, всего несколько недель.
Но к этому времени возраст и неотступные боли в желудке дружными силами победили в нем интерес к чему бы то ни было другому. И вот шахматы стали для него последним, на чем он еще мог сосредоточиться; само их существование было единственным фактом, доставлявшим ему явное удовольствие. Когда он играл или когда думал об этой игре, ему удавалось время от времени отвлечься от своей боли.
Айра Беннетт был очень сильным шахматистом. Он любил эту игру с детства. “Красивейшая из абстракций” - называл он ее. Самые ранние его воспоминания были, как он смотрел партии, играемые дедом. Глядя через плечо Джосайи Халфиша Беннетта и час, и два подряд, он выучил все ходы, когда ему было семь. Вскоре он уже просиживал целые дни за шахматными книгами почтенного джентльмена, один в своей комнате, забывая обо всем на свете.
Никто в семье не ожидал реакции Айры, когда в день его восьмилетия дедушка подарил ему небольшой комплект собственных шахмат. Мальчик застыл как в трансе; он не мог оторвать глаз от доски и фигур, как женщина, любительница драгоценностей, не может оторваться от роскошного ожерелья. В этот вечер Айра поразил всех домашних, разыграв по памяти партию между Гунсбергом и Чигориным.
Исидор ГУНСБЕРГ /Венгрия/ – Михаил ЧИГОРИН /Россия/, Гавана, 1890, матч претендентов.
1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.d3 d6 6.Кc3 g6 7.Сe3 Сd7 8.Фd2 Сg7 9.h3 0-0 10.g4 Kрh8 11.Сb3 Кa5 12.Кe2 Кxb3 13.ab Фe7 14.Кg3 Кg8 15.Лg1 c6 16.c3 h6 17.b4 Kрh7 18.Фe2 f6 19.Фf1 Фf7 20.Кh4 d5 21.f3 Лfd8 22.Сb6 Лe8 23.Фg2 Кe7 24.Сc5 Кc8 25.Фe2 b6 26.Сf2 Сf8 27.Кf1 d4 28.Кd2 c5 29.bc bc 30.c4 Кb6 31.Фd1 a5 32.Кg2 Лeb8 33.Kрe2 Фe8 34.Фc2 Кa4 35.Лgb1 Лa6 36.Сe1 Лb7 37.Кf1 Лba7 38.Сd2 Кb6 39.Кg3 a4 40.Лh1 Кc8 41.Лhf1 Лb7 42.Кh1 Лab6 43.Сc1 Кe7 44.Кf2 Фb8 45.Кd1 Кc6 46.Kрf2 Кa5 47.Kрg1 Кb3 48.Лb1 f5 49.Фe2 f4 50.Кe1 Сe7 51.Кc2 Сh4 52.Сd2 Кxd2 53.Фxd2 Kрg7 54.Лa1 h5 55.Лa2 g5 56.Фe2 Сg3 57.Кa3 hg 58.fg Лh6 59.Фg2 Фh8 60.Кb5 Лxh3 61.Кd6 Лh2 62.Фf3 Сxg4 63.Кe8+ Kрg6, белые сдались.
Даже его родители, сами не игравшие, отметили необыкновенную одаренность ребенка. Несколько дней спустя Айра, еще по-детски шепелявя, так блестяще истолковывал партию Тарраш – Блэкберн, что дед начал называть его не иначе как “маленький Морфи”.
Зигберт ТАРРАШ /Германия/ – Джозеф БЛЭКБЕРН /Англия/, Манчестер, 1890
1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 d6 4.d4 ed 5.Кxd4 Сd7 6.Кc3 Кf6 7.0-0 Сe7 8.b3 0-0 9.Сb2 Кe8 10.Кd5 Кxd4 11.Сxd7 Фxd7 12.Фxd4 Сd8 13.Лad1 Фe6 14.Фd3 c6 15.Кe3 f6 16.Кf5 Сc7 17.Лfe1 Лd8 18.c4 Лf7 19.Фh3 Kрh8 20.Кh6 Фxh3 21.Кxf7+ Kрg8 22.gh Kрxf7 23.f4 Kрe6 24.Kрg2 g6 25.Kрf3 Кg7 26.Лe2 Kрf7 27.Лed2 Лe8 28.Сa3 c5 29.Сb2 Кe6 30.h4 a6 31.Лg2 b5 32.Сc3 b4 33.Сb2 a5 34.Лdg1 d5 35.cd Кxf4 36.Лd2 Сd6 37.Лdd1 a4 38.Сc1 Кh5 39.Лge1 Лa8 40.Лe2 ab 41.ab Лa1 42.Лde1 Кg7 43.Сf4 Лxe1 44.Лxe1 Kрe7 45.Лa1 Сxf4 46.Kрxf4 Кe8 47.Лa7+ Kрd6 48.Лa6+ Kрd7 49.e5 fe 50.Kрxe5 Кc7 51.Лc6 Кb5 52.Лxc5 Кc3 53.Лa5 Кe2 54.Лa7+ Kрc8 55.d6, черные сдались.
Такая честь приводила мальчика в неописуемый восторг. Пожилой человек и мальчик были бесконечно счастливы, играя между собой, но наступившая зима принесла с собой смерть Джосайи Беннетта и полное забвение таланта Айры. Единственный человек в его семье, а то и единственный во всем штате Нью-Гэмпшир, кто мог бы растить этот замечательный талант, сошел со сцены. Айре было суждено учиться всему, что он мог, самостоятельно. Среди ровесников и коллег не находилось ни равных соперников, ни тех, кто разделял бы его интересы. За все годы детства и учебы, а потом адвокатской карьеры в Уиллоумонте, Айра встретил несколько человек, умевших хорошо играть, но не было ни одного, кто мог бы оценить блистательность его игры. Только делая слабые ходы, хитроумно замаскированные, чтобы не вызвать подозрение даже самых лучших оппонентов, удавалось Айре создать интересные положения. Никто, кроме него, не знал - а если бы и знал, то вряд ли обратил бы на это внимание, что Айра может разыграть по памяти (не видя ни доски, ни фигур) более двух сотен знаменитых партий.
Десятилетия начали пролетать с такой же быстротой, как когда-то проходили годы, и “обязанности” оставляли мало времени захватывающим поединкам на доске. За всю свою жизнь он не встретил ни одного знаменитого шахматиста и ни разу не участвовал в турнирах. Нет, судьбой не было назначено, чтобы Айра Беннетт стал гроссмейстером, но шахматы питали его воображение из года в год. Игра была его сокровищем, которое никто не мог видеть. Он был рад чувствовать свою близость к великим мастерам, яркость таланта которых он так хорошо знал. Он всегда чувствовал где-то в глубине души, что он - один из них и признан ими как свой. К этой-то мысли он блаженно и обратился утром в день рождения, в палате №708 городской больницы, где его без конца мучила не утихающая боль, мучили медсестры, мучило понимание того, что его ждет, и незначительности всего остального в его жизни, какой она вспоминалась ему.
Несколько дней назад Айра сказал своему врачу: “Доктор, я уже стар и я не боюсь, если подошло мое время. Скажите мне прямо.” Врач сказал ему прямо: “Я не знаю, сколько времени вам осталось, Айра, но я знаю, что никакие операции вам уже не помогут.” Он погладил старого человека по плечу и добавил: “Мы будем делать все, что можем, чтобы ослабить вашу боль.” Потом Айра слышал, как доктор инструктировал медсестру, сразу за дверью палаты. Вспоминая этот короткий, последний разговор, он сейчас лежал и думал:
“Ну вот, мне сегодня семьдесят восемь... Я умираю, и никто в Уиллоумонте не вспоминает меня, и мне все равно... Где же мисс Клинг?.. Я хочу пить... Передвинуть пешку от королевского слона на третье поле в лиссабонском варианте – это действительно лучший шестой ход для белых... Сорок лет я был лучшим юристом в Уиллоумонте, а когда попал в больницу, никто меня даже не узнал... Где же эта сестра?.. Молодец Найдорф... какой ход! Конь берет пешку, угрожая взять слона, так что слон идет на...”
– С днем рождения! Не ожидали, а, мистер Беннетт? – Самая болтливая сестра в Нью-Гэмпшире, мисс Марта Клинг, вошла, хрустя своими рифлеными подошвами, и ловким движением плавно поставила перед ним поднос. – Видите, что я вам принесла?
Она поставила в стакан несколько цветков, а в поджаренный хлеб воткнула маленькую свечу.
– Спасибо, спасибо. Как вы узнали? – спросил Айра, улыбаясь.
– Я считаю своим долгом знать дни рождения всех моих пациентов. А теперь задуйте свечу и загадайте желание.
Он задул свечу со второй попытки. Мисс Клинг тем временем приступила к своему обычному утреннему рассказу о том, что она вчера вечером видела по телевизору, и о многочисленных героях этих передач. Айра стоически переносил ее монолог и выполнение ею своих обязанностей – уколы, таблетки и (что было хуже всего) сюсюканье, как с младенцем, когда она помогала ему пересесть в кресло на колесах. Он ждал, когда наступит восемь тридцать. В восемь тридцать она уйдет по своим делам, а он сможет поехать на балкон.
Медленно подошло восемь тридцать. Меньше чем за минуту он с поразительной бодростью выкатил свое кресло на балкон в конце длинного коридора. Здесь, на этом балконе, Айра играл в шахматы со всеми, кого удавалось втянуть в игру. Он всегда мечтал о живом противнике, несмотря на глубочайшее удовлетворение, которое он находил в теории и в мысленном проигрывании знаменитых партий. А сейчас он вообще отчаянно жаждал играть с любым оппонентом. “Я вас научу”, – обещал он тем, кто отговаривался неумением играть. Тем же, кто заявлял о некотором знании игры, он давал фору или, играя, делал чудовищные “промахи”, только чтобы игра продолжалась. Так или иначе он обычно умудрялся сыграть несколько партий в день. Эти партии были лучшим лекарством, чем уколы и таблетки.
Вопрос викторины:
#1. Что явилось причиной проигрыша в приведенных по тексту партиях? (Партии из архива www.chessgames.com)
(Продолжение следует)


Комментарии (Всего: 2)

Спасибо за интересный конкурс. Есть над чем подумать, есть что почитать. Поздравляю!<br>Извините, но должен сделать замечание: конкурсный материал выглядит на сайте хуже, чем в газете. А ведь по одежке, как известно, встречают.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Шахматы<br>#3. А.Нимцович (Белые: Крb3, Ле7, пп.d5, d6 – Черные: Крd8, Лh8, пп.е6, f7, h6)<br><br>100-клеточные шашки <br>#3. С.Юшкевич (Белые: 15, 24, 28, 29, 34, 36, 38 – Черные: 4, 7, 8, 13, 17, 19, 27)<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *