КОМПЛЕКС КПСС

Факты. События. Комментарии
№5 (511)

Почему российская делегация выступила против резолюции Парламентского совета Европы, осуждающей тоталитарные коммунистические режимы как преступные? Глава наших представителей в Страсбурге объяснил кратко: «Так надо!». На мой же взгляд, ответ лучше искать у Зигмунда Фрейда. Правда, в наших державных страстях даже Фрейд ногу сломит и в панике позовет на помощь Юнга. (Юнг, ученик Фрейда, выступил против учителя, что последний счел как раз доказательством верности своего учения).[!]
Вот самый головоломный (или душеломный?) пример. Почему отменили 7 ноября как официальный праздник? Что они к нему привязались, в самом деле? Тем более что официально он считался Днем согласия и примирения. И потому к шествиям пенсионеров с красными флагами вполне могли бы присоединяться функционеры правящей партии «Единая Россия» со своими знаменами.
Да и какое он имеет значение сегодня? Уже для 30-летних, а тем более для молодежи «Великий Октябрь» становится экзотическим символом далекой, а самое главное – абсолютно несущественной для них заварушки. Пройдет еще 10-15 лет – и подрастающая поросль будет говорить о нем (уже говорит!) как о «разборках», в которых какой-то Ленин или Сталин (шут знает, кто это?) «замочили» не то Гитлера, не то Ивана Грозного.
И пусть кое-кто кое-где выходит на демонстрации с плакатами: «Буржуев – на нары!», «Буржуям – эшафот!» - в общем и целом ничего страшного, все само собой развеется, потеряет со временем остроту. Например, празднуют же французы день взятия Бастилии?
Но только не у нас! Власть упорно и упрямо стирает 7 ноября из календаря и памяти народной.
Вначале его заменили просто глупым Днем единения 4 ноября. А затем провели парад в честь парада советских войск на Красной площади 7 ноября 1941 года в честь 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Не я сочинял такую словесную конструкцию и не я виноват, что сразу вспоминаются Ильф и Петров: «Площадь имени проклятия убийцам Карла Либкнехта и Розы Люксембург».
Почему же нынешняя власть, вполне державно-авторитарная, так не любит 7 ноября? Радикал-демократы, ярые антикоммунисты (!) перестроечных времен - и те были гораздо терпимее.
Сразу не ответишь. Подозреваю здесь темные закоулки души.
Среди нас есть люди, которые происходят из знатных родов и состоятельных сословий прежней, дореволюционной России. Для них 25 октября (7 ноября) – особый день. Он означает физическое истребление их многих родственников. Кровавую баню, которую устроили им большевики. И лагерную пыль, в которую стерли тех, кого не убили сразу. А также полное уничтожение всех их родовых и сословных состояний и привилегий. Так что у нынешних потомков должен быть свой счет к этому дню.
Однако ж его нет! Потому что они – дети страны 7 ноября. Как все мы, нынешние взрослые. Они относились и относятся к этой дате по-разному, но в любом случае – не как чужие, а как дети страны 7 ноября. Насколько я знаю, в большинстве своем как раз они-то вполне лояльны и терпимы, согласны считать его днем согласия и примирения. По простой причине: это наша история, наша жизнь, был такой трагический и в чем-то закономерный день в истории страны.
А вот некоторые потомки революционных классов – прямо противоположны!
Вся нынешняя власть – деловая и политическая верхушка – внуки-правнуки рабочих и крестьян. (Например, родители президента – из крестьян Тверской губернии.) Почему же они, потомки и наследники простолюдинов, изничтожают свой пролетарско-крестьянский праздник?!
У меня только одно предположение. Потому что они не чувствуют себя наследниками рабочих и крестьян. Они чувствуют себя новыми буржуями, против которых и направлен праздник. И, что особенно неприятно, не наследственными и потому спокойными буржуями, а людьми, которые стали ими случайно, в ходе Большого Хапка последнего Смутного времени. И теперь 7 ноября для них – как шило в одном месте. Все время колет. Или как будто шапка горит... Им говорят: «Да бросьте вы, не придумывайте себе, никому он уже не нужен, никому дела нет...» Но новые буржуи дергаются. И на пустом месте разводят трагедь ля комедь. В общегосударственном масштабе.
Чистый фрейдизм, честное пионерское (комсомольцем и членом КПСС не был, в отличие от них).
Теперь, надеюсь, понятно, почему в Страсбурге власть нуворишей России выступила против признания коммуняк преступниками? Да потому, что у каждого из них, от Путина до главы сельской администрации, в тумбочке или в сердце хранится партбилет члена КПСС. И они чувствовали себя в Страсбурге как перед судом истории. Не могут они отделить себя от своих прежних партбилетов.
Из этого следует грустный вывод. Нынешняя власть руководствуется не разумом, а комплексами и страхами. Ничего хорошего из этого никогда не получалось.
Кстати, через три дня после отмены 7 ноября во дворе управления внутренних дел Москвы восстановили убранный в августе 1991 года бюст Дзержинского. Значит, символический день пролетарской революции упраздняется, а символ карающего меча пролетарской революции возвращается? Теперь у граждан новой России – рабочих, крестьян, бывших князей, демократов, монархистов и всех прочих – окончательно съедет крыша: за что боролись и на что напоролись? Хотя, по-моему, все ясно и понятно без слов.