Что победа ХАМАСа нам готовит...

Экспресс-опрос "РБ"
№5 (511)

Неисповедимы пути Господни. Особенно в Земле Обетованной. Совсем недавно большинство в Израиле составляли центристы, сгруппировавшиеся вокруг Ариэля Шарона и его новой партии «Кадима»; принятые премьером односторонние меры – вывод войск из Газы, сооружение стены безопасности – вроде бы ограждали еврейское государство от террора, а умеренный, секулярный Махмуд Аббас вроде бы пытался поставить подвластную ему Палестинскую автономию на цивилизованный путь.
Сегодня жизнь Шарона висит на волоске, на парламентских выборах в Палестинской автономии победила исламистская террористическая группа ХАМАС, в Израиле вновь укрепляются позиции «Ликуда», а растерявшиеся западные политики выжидают, чтобы понять, какую игру будут вести новые власти ПА и, следовательно, какую игру надо будет Западу вести с ними. Журналисты же играют в свою традиционную игру – спорят по поводу будущего израильско-палестинских отношений.[!]
Правые пессимисты обвиняют в победе ХАМАСа Шарона, добровольно уничтожившего свое детище – цветущие еврейские поселения в секторе Газа - и убедившего террористов в том, что их тактика приносит желанные плоды. Правые оптимисты радуются, что Израилю придется иметь дело с откровенными врагами, а не с волками в овечьей шкуре вроде Арафата, Аббаса и иже с ними.
Левые оптимисты утверждают, что Израиль, которому победа террористов дала в руки все козыри, сможет с большим основанием и с большим успехом вести политику одностороннего размежевания. Левые пессимисты опасаются, что в еврейском государстве к власти придут правые силы, а это, в свою очередь, приведет к дальнейшему обострению арабско-израильских отношений.
Люди с философским складом ума указывают на парадокс: Запад пытается насадить демократию в арабском мире, но в результате демократических выборов к власти приходят исламские фундамента листы. Скептики подчеркивают, что победа ХАМАСа стала в первую очередь сюрпризом для... самого ХАМАСа, который не слишком-то рвался руководить Палестинской автономией, а просто хотел получить приличный кусок от пирога власти.
Прагматики считают, что дорвавшиеся до власти террористы отбросят свой имидж революционеров - робин гудов и постараются облачиться в цивильные одежды, добиваясь пропуска в приличное общество. Люди, верующие в доброе человеческое начало, уверяют, что несчастный исстрадавшийся палестинский народ вовсе не стремится к уничтожению Израиля, а голосовал за террористов только потому, что у тех, в отличие от насквозь коррумпированных нынешних лидеров, чистые, хоть и покрытые кровью руки - руки, щедро раздававшие беднякам еду, одежду, лекарства и книги. А люди, воспринимающие историю как мрачный, абсурдный трагифарс предсказывают что ХАМАС тоже накинет овечью шкуру и начнет не без успеха заигрывать с Западом, добиваясь его финансовой и политической поддержки. И начнется новая серия бесконечного, безрезультатного, к тому же кровавого спектакля под называнием «мирный процесс»...
Что думают по поводу победы ХАМАСа и будущего израильско-палестинских отношений американские еврейские журналисты?
Мы обратились к ним со следующими вопросами:
Равнозначна ли победа ХАМАСа концу «мирного процесса»?
Следует ли Израилю вести переговоры с новым правительством ПА, и если да, то на каких условиях?
За что голосовало большинство палестинцев – за уничтожение Израиля или против коррумпированного правительства?
Будет ли ФАТХ сотрудничать с ХАМАСом или уйдет в оппозицию?
Может ли ХАМАС, дорвавшись до власти, отказаться от своей анти-израильской позиции, чтобы быть принятым в «приличное общество»?
Как отразится победа ХАМАСа на выборах в Израиле?
Может ли начаться гражданская война в ПА?
Может ли начаться война между Израилем и ПА?

Ари Каган, журналист газеты «Вечерний Нью-Йорк»:
Приведет ли победа ХАМАСа к окончанию мирного процесса? Но ведь мирного процесса как такового и не было. Израиль действовал в одностороннем порядке. как цивилизованное государство вывел войска из Газы, начал строить стену безопасности. Палестинская автономия не шла навстречу Израилю, не выполнила ни одного пункта Ословских соглашений, в частности, первого пункта, предусматривающего борьбу с терроризмом. Махмуд Аббас вместо того, чтобы бороться с ХАМАСом, стремился включить его представителей в правительство.
Израиль будет по-прежнему поддерживать контакт с Аббасом. О переговорах с ХАМАСом речь можно будет вести лишь в том случае, если последний примет условия еврейского государства. ХАМАС должен изменить свою хартию, изъять из устава пункты об уничтожении Израиля и в обязательном порядке разоружиться. Если последнее условие не будет выполнено, два первых теряют смысл.
Население ПА голосовало и против бессильного, коррумпированного правительства, и за уничтожение евреев. Роль сыграли оба фактора. Палестинцы поддержали более организованную, дисциплинированную, мощную организацию, способную навести порядок в автономии и противодействовать Израилю.
ФАТХ вряд ли уступит власть добровольно, начнется борьба за контроль над силами безопасности. Но постепенно обе организации найдут общий язык – ведь между ними нет принципиальной разницы. Победа ХАМАСА, конечно, укрепит позиции «Ликуда». Но если до 28 марта в Израиле не будет ни одного теракта (а я надеюсь, что не будет), если ХАМАС выдержит паузу, то победу на выборах одержит «Кадима».
Что же касается вооруженного конфликта между Израилем и ПА, то он вряд ли возможен. Стена безопасности почти достроена. К тому же хамасовцы, дорвавшиеся до власти и денег, вряд ли будут идти напролом. Отдельные теракты тем не менее будут продолжаться.
Михаил Трипольский,
журналист «РБ»:
Победа ХАМАСа на выборах в парламент ПА, на мой взгляд, не означает конец «мирного процесса». Израильтянам и палестинцам все равно придется договариваться. Им ведь жить рядом. ХАМАС может угрожать, стращать, провоцировать израильтян. Вот только сбросить в море государство, обладающее огромным ядерным потенциалом, априори невозможно. Да и США никогда не допустят, чтобы этот потенциал в Димоне попал в руки террористов или их спонсоров.
Во-первых, ХАМАС не получил монопольную власть – пост главы автономии остался за ФАТХом. Во-вторых, переговоры все равно вести придется. В свое время Израиль отклонял любые контакты с ООП, уничтожая лидеров организации. Пришло время – и Рабин, и Нетаниягу пожали руку Арафату.
Палестинцы отлично понимают, что Израиль уничтожить военным путем невозможно. А вот коррупция – сильный раздражитель, особенно на фоне массовой безработицы, повсеместной нищеты. Элита жирует, а народ бедствует. И помогает ему не правительство, а исламисты, открывающие школы, больницы и другие социальные учреждения.
ХАМАС вполне способен принять новый облик. Организация неоднородна, в ней имеются различные группировки. Как заметил лидер ХАМАСа в г. Наблус Мохаммед Газель: Наша хартия – не Коран...
Победа ХАМАСа может привлечь дополнительные голоса в правый лагерь, однако «Ликуд» не возьмет власть.
Война между Израилем и ПА? Так она еще вроде бы все время идет, мирного договора стороны ведь не подписали...
Владимир ЕдидовиЧ,
публицист:
Хотелось бы надеяться, что нет. Но отношения между Израилем и новыми властями ПА возможны лишь при условии, что ХАМАС исключит из своих программных документов требования об уничтожении Израиля, полностью откажется от террора, заявит о признании Израиля, будет проводить политику мирного сосуществования с еврейским государством. Вместе с этим Палестинская автономия должна быть полностью разоружена.
Нельзя рассматривать арабов, проживающих в Палестинской автономии как единый народ. Безусловно, большая их часть воспитана на ненависти к Израилю. Но есть люди, которые голосовали против разъедающей ПА коррупции. Есть и другие причины. Не исключено, что ФАТХ будет сотрудничать с ХАМАСом. Все зависит от того, какую позицию займет последний.
Победа ХАМАСа укрепит позиции Нетаниягу, партии «Наш дом – Израиль», других правых партий. Вдумчивые израильтяне, однако, будут и впредь поддерживать «Кадиму».
Может ли начаться гражданская война в ПА? Так ведь она всегда на грани гражданской войны. Сейчас это в большей части зависит от позиции лидеров ХАМАСа, а в их интересы гражданская война не входит.
Что же касается конфликта между Израилем и ПА, то он и не прекращался. возможно лишь его усиление – в том случае, если ХАМАС не примет требований Израиля, которые сформулировал Эхуд Ольмерт.
Многое зависит от позиции Белого дома. Надо надеяться, что Буш не уйдет с нынешней позиции и не будет оказывать финансовую помощь террористам. Бушу, к сожалению, свойственны непостоянство, всплески пропалестинских настроений. Меня насторожило и заявление Кондолизы Райс о том, что США не будут помогать ХАМАСу, но будут помогать нищим, обездоленным палестинцам.
Странным показалось мне и заявление европейских лидеров: они будут поддерживать ПА, пока ХАМАС не определится. Более логичным было бы обратное заявление: ПА не будут поддерживать, пока ХАМАС не определится. В то же время я одобряю желание европейских лидеров принять Израиль в НАТО. Впрочем, европейцами в данном случае движет не симпатия к Израилю, а страх перед исламскими фундаменталистами.
Самуил Гиль,
журналист:
Мирный процесс будет продолжаться, пока у власти остается Абу Мазен. По идее, Израиль должен вести переговоры с новым правительством, каким бы оно ни было, ибо оно демократически избрано народом. Если верить руководителям ХАМАса, их программа – не уничтожение Израиля, а его возвращение к границам 1967, уход из Восточного Иерусалима и Западного берега. Но можно ли верить ХАМАСу?
Израиль уже поставил предварительные условия переговоров: разоружение террористических организаций. Но я опасаюсь, что Израиль опять может поддаться давлению Запада, в сущности проигравшего большую политику на Ближнем Востоке.
Победу ХАМАСа обеспечила не коррупция ФАТХа, которая имела место и при Арафате, а призыв президента Ирана стереть с географической карты Израиль. Палестинцы осознали, что обрели мощного союзника в лице Тегерана. Кроме того, ХАМАС преподнес выход Израиля из Газы как свою победу.
ФАТХ пока что не хочет сотрудничать с ХАМАСом, но у него не будет иного выхода.
В Израиле в результате победы ХАМАСа усилится правый лагерь, рассматривающий выход из Газы как историческую ошибку. Однако войны пока не будет: ХАМАС понимает, что он намного слабее Израиля. А Иран еще не помогает. Кроме того, ХАМАС захочет себя обелить. Ему нужны деньги для “бедного палестинского народа”. Поэтому он пойдет на некоторые уступки.
Будут ли ХАМАС принимать в “приличном обществе”? Все может быть – Арафат тоже когда-то считался террористом. Но пока Иран не владеет атомной бомбой, война Израилю не угрожает ни с какой стороны.
Уолтер Руби,
журналист газеты «Джуиш уик»:
Победа ХАМАСа на первый взгляд кажется катастрофой, но по большому счету она может иметь позитивные последствия.
Власти ПА, возглавляемые ФАТХом, давно потеряли доверие народа. Они были одновременно и беззубыми, и предельно коррумпированными. Я жил в Рамалле и Бир Зейте в 1999 году, работал над созданием совместной израильско-палестинской образовательной программы. И я помню рассказы местных жителей о бандитской администрации ПА, о лидерах ФАТХа, которые разворовывают большую часть зарубежных средств, предназначенных для простого народа, о четырех или пяти соперничающих группировках в органах безопасности, устраивающих время от времени перестрелки. Я также беседовал с молодыми людьми, которые сидели и в израильских, и в палестинских тюрьмах. По их мнению, последние были гораздо хуже, ибо в обращении тюремщиков с заключенными царил полный произвол.
На мой взгляд, палестинцы проголосовали за ХАМАС не потому, что они добиваются уничтожения Израиля или возобновления вооруженного конфликта с еврейским государством, а скорее потому, что хотят положить конец коррумпированной анархии ФАТХа, привести к власти более дисциплинированных лидеров, способных оказать реальную социальную помощь народу.
Конечно, палестинцы по-прежнему испытывают чувство гнева по отношению к Израилю – за усиление присутствия на Западном берегу с 2000 года, за возведение новых поселений, за пункты проверки, мешающие свободно передвигаться из одного города в другой. И все же я не верю, что палестинцы хотят войны с Израилем – они знают, что в такой войны обречены на поражение, что она унесет жизни тысяч палестинцев – целое поколение. Большинство палестинцев – не фанатики, а обычные люди, которые хотят достойной жизни и самоопределения.
Надо отметить, что и Израиль внес свою лепту в победу ХАМАСа, нанося точечные удары по его лидерам. Конечно, основанная на терроризме политика ХАМАСа неприемлема и с ней надо бороться, но расправы с его лидерами, при которых погибали и невинные люди, лишь укрепили его позиции. Это движение держится на идеологии, на системе верований, оно не зависит от того или иного лидера.
Однако, несмотря на верования, ХАМАСу придется рано или поздно (скорее рано) признать Израиль. ООП тоже была террористической организацией и тоже утверждала, что никогда не признает еврейское государство, но в конце концов вынуждена была сесть с ним за стол переговоров, а Израиль, со своей стороны, тоже вынужден был сесть за стол переговоров с Арафатом.
Израиль, безусловно, должен отказаться от прямых, официальных переговоров с ХАМАСом, пока это движение не признает право еврейского государства на существование. Однако Израиль может контактировать с отдельными лидерами ХАМАСа. Последнему придется согласиться на перемирие с Израилем, чтобы получить хотя бы минимальную помощь от мирового сообщества. К тому же реальное управление страной, необходимость заботиться о благосостоянии населения почти наверняка заставят ХАМАС смягчить свой курс и перейти от сооружения бомб к строительству школ и дорог.
Я надеюсь, что к власти в Израиле не придет «Ликуд», хотя победа ХАМАСа может этому способствовать. Израилю сейчас нужно вести умеренную политику, а не провоцировать бессмысленные конфликты.
Если ХАМАС будет продолжать санкционировать теракты, Израиль может нанести по ПА сильный удар. Однако если ХАМАС провозгласит перемирие на неопределенное время, Израилю следует оставить территории за стеной безопасности и позволить палестинцам самим управлять ПА. Такой курс не усилит, а, напротив, ослабит воинственность палестинцев.
Борис Сандлер,
главный редактор идиш
«Форвертса»:
Любые прогнозы, касающиеся политики на Ближнем Востоке, и тем более израильско-палестинских отношений, более чем относительны. Эти отношения настолько зыбкие и изменчивые, что делать предсказания очень трудно. Тем не менее попытаюсь.
Мирного процесса в регионе, по-моему, не было – были односторонние уступки со стороны Израиля, за которыми последовало одностороннее размежевание. На мой взгляд, Израиль и впредь должен придерживаться этой политики – уступок и размежевания – иначе разразится война. Война вообще всегда гнездится в подсознании региона, но стороны могут ее предотвратить, если поведут себя разумно. Сейчас левое движение в Израиле надеется, что ХАМАС, придя к власти, превратится из террористического движения в политическую партию, которой придется заботиться о народе, его экономическом положении и образовании.
Гражданская война внутри ПА более вероятна, причем она может быть как кратковременной, так и длительной.
Что же касается переговоров с ХАМАСом, то Израиль, как и всегда, не сможет сам принять решение, а вынужден будет маневрировать под давлением Запада. Европа и ООН уже потребовали от ХАМАСа, чтобы он признал Израиль. Если ХАМАС пойдет на уступки, то Запад будет предъявлять требования уже к Израилю.
Переговоры с Арафатом тоже в свое время казались относящимся к области фантастики. Так что новый фантастический фильм (или фильм ужасов) под названием «Переговоры с ХАМАСом» тоже может выйти на экраны мира. С какой точки начнутся эти переговоры – отдельный вопрос. Может быть, Израиль будет отброшен на десять лет назад и ему придется начинать все сначала. А может быть, «связь времен» не прервется. Абу Мазен уже заявил, что ПА не откажется от уже подписанных договоров.
Как отразится победа ХАМАСа на выборах в Израиле? Практически, никак. Судя по опросам, «Ликуд» набрал несколько новых голосов, «Авода» потеряла несколько голосов, а позиции «Кадимы» остались прочными. Ведь победа ХАМАСа не была неожиданностью для израильтян, хоть они и делают удивленное лицо. И их отношение к ХАМАСу отличается от нашего. Для нас это, в первую очередь, террористическое движение. Израильтяне же знают, что это еще и благотворительная организация, выполнявшая функции, которые должны были выполнять власти ПА, бессовестно разворовывавшие зарубежные средства. ХАМАС помогал народу, и его успех был вполне предсказуем.
Джонатан Голдберг,
главный редактор газеты “The Forward”:
Будет ли продолжаться мирный процесс после победы ХАМАСа? Это зависит прежде всего от палестинцев. В Израиле мнения о переговорах с новыми властями ПА разделились. Судя по опросу, проведенному на днях «Эдиот Ахронот», большинство израильтян – за переговоры. Однако ХАМАС – против переговоров с Израилем.
Если ХАМАС останется верным своим принципам и не признает Государство Израиль, ему будет очень трудно управлять ПА. Ведь это не суверенное государство, а автономия, созданная на основе договора в Осло и находящаяся под эгидой израильского правительства. ПА зависит от Израиля во всем – от электричества и воды до импорта и экспорта товаров и въезда иностранцев. Если ПА не будет вести переговоры с Израилем, палестинцы вскоре начнут нуждаться и голодать.
Возможно, ХАМАС позволит президенту ПА Абу Мазену (Махмуду Аббасу) контролировать безопасность и внешнюю политику автономии, назначить кабинет технократов, который будет подчиняться президенту, а не контролируемому ХАМАСом парламенту. Если такое произойдет, то в интересах Израиля будет сотрудничать с Махмудом Аббасом и оказывать ему какую-то реальную помощь. Именно неспособность Аббаса что-то изменить в жизни своих подданных заставила их отвернуться от него и поддержать ХАМАС.
Израиль должен исправить эту ошибку и помочь Аббасу добиться успехов. Тогда ФАТХ будет выглядеть в глазах палестинцев лучше, чем ХАМАС.
Тревога, которую победа ХАМАСа вызвала во всем мире, должна напомнить нам, что пребывание у власти ФАТХа было выгоднее для Израиля. Цель ХАМАСа – террор и уничтожение Израиля, чего не скажешь о ФАТХе. Лучше иметь соседа, готового с тобой сосуществовать, чем соседа, готового тебя уничтожить. Сейчас это стало очевидным, но это должно было быть очевидным и в прошлом.
В то же время надо помнить, что ХАМАС не организовал ни одного теракта в течение последних полутора лет. Придя к власти, это движение захочет найти путь эффективного управления страной, который не принесет бедствий палестинцам. Последние четыре года были для них катастрофическими – из-за их собственного пристрастия к насилию и террору. Израиль должен предложить им другой, мирный путь, обещающий дать лучшие результаты, чем насилие.
Надо также помнить, что ни ФАТХ, ни Израиль не хотели этих выборов, ибо опасались, что они завершатся победой экстремистов. Это нетрудно было предсказать: демократические выборы во всех арабских странах - в Иране, Алжире, Египте, Ираке – приводили к власти исламских фундаменталистов.
Неудивительно, что лидеры Израиля сейчас очень злы на Джорджа Буша и его нелепую, опасную преданность идее навязывания демократии другим странам.
Вспыхнет ли новая война между Израилем и ПА в ближайшее время? Это во многом зависит от поведения Израиля. Если он применит крутые методы, палестинцы ответят тем же.
Лиса Хостин,
редактор Еврейского телеграфного агентства (JTA):
Шокирующая победа ХАМАСа в палестинских парламентских выборах скорее вызывает вопросы, чем позволяет делать прогнозы. Израильтяне встревожены и возмущены тем фактом, что палестинцы, пользуясь правом демократического выбора, отдали предпочтение террористической партии.
Сейчас, увы, все в руках лидеров ХАМАСа. Откажутся ли они от насилия? Присоединятся ли к цивилизованному миру? Будут ли стремиться к лучшему будущему для своего народа? Или они будут по-прежнему проповедовать насилие и террор, вести палестинцев к хаосу, анархии, к фундаменталистскому обществу? Положит ли ХАМАС конец демократическим преобразованиям в ПА после прихода к власти демократическим путем? Если это произойдет, то мы можем с уверенностью сказать: израильская стена безопасности станет еще выше, и два народа будут отделены друг от друга бетонной толщей.
Алик Черный, журналист:
Вы не случайно взяли слова «мирный процесс» в кавычки. Не может быть конца тому, что, по существу, и не начиналось. Израиль, однако, может поддерживать отношения с новыми властями – при условии, что ХАМАС безоговорочно признает еврейское государство, военизированные формирования будут разоружены, а пропаганда терактов, насилия и ненависти прекратится.
Хотелось бы верить, что палестинцы проголосовали в первую очередь против коррумпированного правительства. Но я в этом не уверен. Будет ли ФАТХ сотрудничать с ХАМАСом? Ворон ворону глаз не выклюет.
На выборах в Израиле победа ХАМАСа никак не отразится. «Кадима» одержит убедительную победу, Эхуд Ольмерт станет премьер-министром, хотя мне больше хотелось бы видеть на это посту Биньямина Нетаниягу.
В связи с гражданской войной внутри ПА я опять же вспоминаю поговорку о воронах. Что же касается возобновления войны между Израилем и ПА, то тут уместен вопрос: «А прекращалась ли она?» Тем не менее, избежать полномасштабной войны, думая, все-таки удастся. А вот вялотекущая ее форма, скорее всего, обострится и продолжится.