На ловлю счастья и... свободы?

Подруга
№3 (509)

Тему этого выпуска «Подруги» нам предложили читатели. Вернее, их письма - отклики на еще одно читательское письмо. Письмо-исповедь – страстное и горестное, опубликованное в «РБ» № 507.
Для тех, кто не читал его, напомню: автор, представившийся Евгением, рассказывал о крушении своей семьи в котором отчасти винил себя, а в большей степени - женщину, отбившую его у жены. Нелегальную иммигрантку из России, немолодую и «неприметную», которая нанялась в дом Евгения в качестве прислуги, но впоследствии стала его любовницей.
Изливая душу, Евгений в то же время пытался обратить внимание публики на распространенное (по его мнению, массовое) явление – использование такими же, далеко не юными нелегалками чужих мужей в качестве... средства легализации. Наконец, Евгений задавал вопрос: что заставляет семейных женщин из постсоветских стран отправляться в Америку якобы на время, на заработки, а потом менять свои изначальные намерения и цепляться за свое сомнительное и шаткое положение в США, не щадя сил и не гнушаясь средств?
Что превращает самоотверженную жену и мать, хранительницу очага, в беспринципную и безжалостную авантюристку, разрушительницу семьи, даже двух семей – своей и чужой?
Наши читатели дают самые разные ответы на вопрос Евгения, причем эти ответы как бы позволяют проследить путь немолодых нелегалок на всех его этапах – от решения поехать в США до охоты на чужого мужа.
Идеи, как известно, носятся в воздухе. В то время как читатели «РБ» писали в газету письма о «русских» нелегалках, в «Нью-Йорк таймс» появилась статья о нелегалках из Мексики, которые тоже в массовом порядке бегут в Америку, преодолевая многочисленные барьеры. По статистике от 35 до 45 процентов мексиканцев, незаконно пересекающих границы США, – женщины (20 лет назад они составляли менее 20 процентов). Причем они бегут в Америку не для воссоединения с мужьями, давно успевшими пересечь границу, а в поисках работы, позволяющей посылать деньги домой и вырывать детей из тисков нищеты.
Мексиканок не пугает ни Аризонская пустыня, где днем можно сойти с ума от жары, а ночью – замерзнуть от холода, ни коварные проводники - «койоты», которые требуют от них до 1,500 долларов за свои услуги, а нередко грабят и насилуют своих подопечных, пользуясь их бесправием и беспомощностью. В Америке эти женщины трудятся в качестве официанток, поваров, бебиситеров и фабричных работниц, получая минимальную зарплату, однако эта зарплата в два, а порой и в три раза больше той, что они получали в Мексике.
Можно ли провести параллели между мексиканскими и «русскими» нелегалками? Можно ли однозначно сказать, что последних тоже толкают на эмиграцию в США нищета, голод, беспросветность, желание обеспечить своим детям лучшую жизнь, лучшее будущее?
Валерия К. из Нью-Йорка считает такой взгляд на проблему очень далеким от реальности.
«Нелегалки, которые приезжали сюда лет пять-шесть назад, действительно хотели прокормить семью, - пишет она. – Тогда в России и других бывших советских республиках были тяжелые условия. Сейчас жизнь там почти не отличается от американской. Я недавно побывала на родине – в небольшом городе, типичном райцентре. И что вы думаете? Там есть и банки, и супермаркеты с американскими товарами, и агентства по трудоустройству нянечек и людей, ухаживающих за стариками. Так что эти женщины точно так же могли устроиться там, в России или Украине. Вы спросите, что же их тянет в Америку? Во-первых, я думаю, легенды об этой сказочной стране с ее безграничными возможностями. Как же не попытаться туда попасть, может быть, и пачку долларов с дерева сорвать удастся...
Во-вторых, нежелание унижаться перед соседями, родственниками, друзьями. После перехода советских республик на капиталистический путь многие быстро сориентировались в новых условиях и разбогатели или, во всяком случае, научились вертеться. Другие растерялись и оказались не у дел. В том числе люди достаточно интеллигентные. Если бывшая учительница или сотрудница НИИ нанимается домработницей к соседям, открывшим обувной магазин, над ней начинают смеяться. Если же она едет в Америку и начинает работать здесь хаускипером, на нее смотрят с уважением. Мол, она прокладывает путь своей семье. К тому же все иммигранты начинают с уборок или присмотра за чужими детьми и стариками – это норма.
Бывшая учительница может даже приврать немного, сообщив оставшимся в России подругам, что работает в «агентстве», не уточняя, что это агентство трудоустраивает все тех же бебиситеров и хоуматтендентов. Согласитесь, что домработница в маленьком российском городке и сотрудница американского «агентства» - «две большие разницы». Хотя обе делают одно и то же – моют полы, меняют пеленки и гуляют с бабулями. Но «сотрудница агентства» - это звучит гордо...»
Допустим, «русская» женщина приехала в США и устроилась в «агентстве». Что потом? По мнению Ирины М. из Квинса, этих женщин постепенно опьяняет американская свобода, и у них начинает кружиться голова от открывающейся перед ними возможности пожить в свое удовольствие.
«В России женщина до сих пор считается хранительницей очага, - пишет Ирина. – В женщине ценятся самоотверженность, умение отказаться от своих интересов, от развлечений ради мужа и детей. Женщина-мать не купит себе новое платье, если на эти же деньги можно купить платье дочери. Она даже лишний кусок в рот не положит, если можно на этом сэкономить и купить детям конфеты. И тем более она не начнет гулять направо и налево – ее удержит и страх перед мужем, и стыд перед детьми, и осуждение окружающих.
Здесь за ней никто не следит! Никто не считает ее денег, никто не заглядывает в ее спальню. Она может лакомиться, чем хочет, одеваться, как вздумается, спать, с кем придется...»
На взгляд Татьяны Д. из Бруклина, сексуальная разнузданность среди нелегалов – обычное явление.
«Мы с мужем недавно были в русском ресторане, - рассказывает она. - Несколько соседних столов занимала большая компания людей в возрасте от 45 до 55 лет – мужчин и женщин. Судя по темам, которые они обсуждали, все - нелегалы. А судя по тому, как они себя вели, все пришли парами. Но это были явно не мужья и жены. Женщины молодились, были одеты довольно вызывающе, но скрыть возраст им все-таки не удавалось.
После такого привольного житья-бытья этим женщинам уже не хочется возвращаться назад – к мужу, с которым надо считаться, к детям, о которых надо заботиться... Они забывают, почему сюда ехали, и хотят остаться, чтобы не отказываться от новой, сладкой жизни...»
Сергей Э. из Чикаго считает, что цепляться за Америку семейных нелегалок заставляет и страх прослыть неудачницами, потерпеть поражение в борьбе за место под солнцем. «Они тратят бешеные деньги, чтобы сюда приехать, - пишет Сергей. – Я знаю это на примере женщины, которая в детстве училась вместе с моей женой в музыкальной школе. Виза стоила этой даме таких денег, что на них в России можно было бизнес открыть. Сначала она нашла работу, сняла квартиру. Потом нашла иммиграционного адвоката и стала тратить деньги на него.
После стольких затрат и усилий ей, конечно, уже не хотелось отступать назад. Да и знакомые в России сочли бы ее «лузером», если бы она вернулась ни с чем. В конце концов она стала встречаться с немолодым, семейным бизнесменом. Он стал широко на нее тратиться и помогать в решении иммиграционных проблем. Чем этот роман закончится, не знаю...»
А вот Михаил из Бруклина уверен, что «русские» нелегалки средних лет изначально едут в Америку ради самих себя, а не ради своих семей.
«Молодых девчонок, которые приезжают сюда на ловлю счастья, я могу понять, - пишет он. – Но женщины средних лет – это искательницы приключений. Некоторые, может быть, и обманывают себя поначалу, но многие, я уверен, прекрасно знают, на что идут и зачем. Им надоело всю жизнь ишачить на мужа, детей родителей. Хочется поменять обстановку, красиво пожить, ни от кого не зависеть. А бегство от семьи в Америку – самый верный путь...»
На защиту «искательниц приключений» встает Алевтина П., сама живущая в Америке на птичьих правах.
«Меня возмущает этот ваш Евгений, - пишет она. – Хорош гусь! Сам бросил жену и детей, и всю вину хочет свалить на женщину, называет ее «тварью». И еще у вас в газете было письмо женщины, которая пишет, что бебиситерша увела ее сына от жены. Небось, и жена, и мамаша – важные такие бизнес-мадамочки, которые лишний раз пальцем для мужчины не пошевелят. Вот он и потянулся к заботливой женщине . Я тоже в России оставила мужа и детей, но никакая я не «тварь».
Среди русскоязычных иммигрантов в США, к сожалению, действительно наблюдаются... антииммигрантские настроения. И все же я надеюсь, что в нашу редакцию еще придут письма, чьи авторы замолвят слово за нелегальных иммигранток или хотя бы объяснят их поступки без осуждения.


Комментарии (Всего: 2)

Mne 22goda. Da, ya toze nelegalka. YA priehala ne dlya pokoreniya americi, i ne dlya svyazej s chjim-to muzem. Zarabotat` den`gi i poehat `uchit`sya v druguu stranu-vot moya cel`. I eshe odna cel`-pomoch` poditelyam, kot-ye zivut v gorode s supermarketami i bankami, i vse tam est`. No est` takze korrupciya i mafia v administracii. <br> YA takze ne ponimayu(no ne suzu) russkoyazyichnyih lyudej(legalov), kot-ye osuzdayut, i po-moemu, gotovyi pojti i sdat` nelegalov v Emigration Department. <br> Vyi horosho ustroilis` -nu i horosho. pochemu drugim nel`zya. Ili zenshinyi boyat`sya za svoih muzej? Togda eto vopros ne k nelegalkam (Bog im sud`ya). Bojtes` samih sebya.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
zlost,zabivchivost plohie argumenti.kajdii sluchai nado rassmatrivat otdelno.evgeni prosto obichnoe nichtojestvo. djentelmenom ego ne nazovesh.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *