АРИСТОКРАТЫ В НАТУРЕ

Факты. События. Комментарии
№3 (509)

В новогодние российские каникулы великосветская жизнь Ниццы, Канн и прочих Куршавелей кипела и бурлила русским разливом. В Куршавеле, например, проходил уже традиционный горнолыжный (любимый вид спорта президента Путина!) «Кубок миллионеров». Нынешний светский рекорд Куршавеля еще не определен молвой, а в прошлом году всех переплюнули казахские нувориши – они на один вечер ангажировали Элтона Джона! Но в определенных кругах уже становится модным брюзжание, что в Куршавель ездить почти западло... простите, почти моветон, потому как теперь туда и жук, и жаба повадились... [!]
На одном из заурядных московских банкетов к моему знакомому, малоизвестному пожилому господину обычной наружности, подошла молодая журналистка и стала спрашивать, как смотрится и видится этот так называемый бомонд его глазами, глазами человека, чей род записан еще в летописи начала XV века. Легко ли ему терпеть этот разгул нуворишества, эти претензии на элитарность.
Мой знакомый слушал-слушал, а потом стал смеяться. Отсмеявшись, извинился и объяснил, что ситуация точь-в-точь повторяет один американский роман. В нем такая же милая девушка подходит к мужчине, потомку тех, кто высадился в Америке еще с борта «Мэйфлауэра», и спрашивает, как это общество смотрится с его точки зрения, с точки зрения «наследника гордых традиций первых поселенцев». А он отвечает: «Дорогая мисс! Представьте себе Англию тех времен. Тюрьмы переполнены, строить новые - денег нет. Тогда и решают оставить за решеткой только опасных преступников, а всю уголовную шваль посадить на корабли и отправить через Атлантику. Так что пуритане здесь были в меньшинстве. А вы теперь говорите: аристократы, гордые традиции первых поселенцев...»
И они начали рассуждать о том, что главарем стаи с древнейших времен становился самый сильный, ловкий, злобный, наглый. Его дети и внуки имели лишний кусок и вырастали сильнее прочих от обилия еды. Праправнуки – уже наследственные вожди, а их потомки в последующих поколениях – знать, боссы политики и финансов, подавляющие и затирающие тех, кто, быть может, уродился умнее и талантливее, но не имеет их преимуществ: оружия, денег, образования, клановой солидарности, влияния.
Вот потому-то умное человеческое сообщество стремится к демократии, чтобы у всех были равные стартовые возможности. Причем в разных странах это достигается по-разному. К примеру, в Кувейте все юноши и девушки могут получить образование в любом институте любой страны. И где-нибудь в Британии за одной партой запросто могли встретиться внук первого президента России, внук первого олигарха России и внук арабского пастуха-бербера.
А то, что происходит сейчас в России, как раз и напоминает первобытные времена. Уголовники, разные директора, хваткие комсомольские деятели, коммунистическая номенклатура, побратавшаяся с номенклатурой демократической, приближенные к ним «шестерки» и просто очень энергичные люди, не скованные этическими нормами, составили класс правителей, приватизировав власть и деньги. Уже дети их учатся исключительно на управленческо-экономических факультетах, причем с детства зная друг друга, привыкая к мысли, что папы приватизировали страну для них, для деток. Что будет с внуками - еще неизвестно.
Другое дело, что они называют себя элитой. Ну, с этим ничего не поделаешь, нельзя же требовать от них еще и образованности, подлинной культуры. Да и как же себя называть, если телевидение только и поет: элита, элита, элита. И даже умненькие юноши в популярной телевизионной передаче «Что? Где? Когда?» не морщились, когда о них говорили: «В нашем элитар-р-р-рном клубе!» Кому же вдомек, что «элита» - термин сельскохозяйственный, имеющий отношение к выведению семян растений и пород скота. А уж с этих-то, новых хозяев жизни, что требовать. Аристократы, в натуре, честное комсомольское... чисто конкретно...
И конечно, им жаль, что невозможно их праправнукам именоваться: граф Потанин-Дерипаска, князь Абрамович-Касьянов, барон Михась («Михась» - кличка, кликуха, погоняло одного из московских авторитетов, который уже и на телевидении появлялся чуть ли не с рассуждениями о стране и мире, зуб даю!). А за ними - тысячи мелких миллионеров, которые тоже хотели бы для своих отпрысков узаконенной знатности, потомственного дворянства, едрёна вошь! Жаль, времена не те... Но в принципе, если без титулов, мы находимся у истоков, у зарождения классов и сословий.
Однако процесс может и сорваться. Теоретически считается: если доходы 10 процентов самых богатых выше доходов 10 процентов самых бедных более чем в 7 раз, это чревато социальным взрывом. У нас же – в 15 (!) раз. И никто пока о бунте не помышляет, тьфу! тьфу! тьфу!
А то и власть сменится - и начнется Конфискация. Может, потому они и живут по принципу: гуляй, рванина, все равно скоро отберут?! – спрашивала журналистка. Но мой знакомый ей возражал, говорил, что они совсем не такие, они все предусмотрели и давно уже все свои деньги вывезли.
Не будем говорить о стыде и приличиях. Тут эти слова неуместны, смешны. Но ведь просто опасно роскошествовать на глазах нищего народа, устраивать нескончаемые пиры во время чумы да еще показывать по телевидению, печатать в газетах отчеты о жизни бомонда. Почему они даже этого не понимают?
Да потому, наверно, что иначе они не могут. Порода такая.