Унрвотный рефлекс

В мире
№11 (830)

 

Статус “палестинских беженцев” был изначально введен Организацией Объединенных Наций, чтобы создать проблему, а не разрешить ее.

Из всех вопросов, возникших в ходе израильско-палестинского конфликта, ни один не стоит более остро, чем статус людей, называемых палестинскими беженцами. Он заслужил немало эпитетов: важнейший, неблаговидный, первостепенный, вечный, эмоционально окрашенный.

Истоки этого беспрецедентного явления, отмечает Ница Нахмиас из Тель-Авивского университета, восходят к посреднику ООН графу Фольке Бернадоту. В 1948 году, говоря об арабах, сбежавших из подмандатной Палестины, он утверждал, что ООН “обязана им помогать”, поскольку они стали беженцами в результате решения организации о создании государства Израиль. Несмотря на спорность его взглядов, они до сих пор не потеряли своей силы. Это помогает понять, почему ООН уделяет особое внимание палестинским беженцам.

Согласно “завету” Бернадота, ООН создала целый ряд особых организаций, занимающихся исключительно проблемой палестинских беженцев. Из них самой важной считается UNRWA - Администрация ООН по оказанию помощи и реабилитации, созданная в 1949 году. Она является единственной организацией, занимающейся этой группой населения (Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев занимается всеми беженцами в других частях света) и самой крупной организацией ООН по количеству персонала.

На первый взгляд, UNRWA дает однозначное определение своих подопечных: “Палестинскими беженцами считаются люди, местом жительства которых в период с июня 1946 года до мая 1948 года была Палестина, и которые потеряли свой дом и средства к существованию в результате арабско-израильского конфликта 1948 года”. Количество этих беженцев (среди которых были и евреи), разумеется, значительно уменьшилось за прошедшие с тех пор десятилетия. Если принять сильно раздутые данные UNRWA, согласно которым изначально было 750 тыс. палестинских беженцев, в настоящее время остались в живых лишь около 150 тыс. из них.

За годы существования UNRWA работники этой организации предприняли три значительных шага, позволивших расширить определение палестинских беженцев. Во-первых, вопреки общепринятой практике, лицам, которые стали гражданами одного из арабских государств (в частности Иордании), не был отменен статус беженца. Во-вторых, в 1965 году эта организация провела оставшееся практически незамеченным решение о распространении понятия “палестинский беженец” на потомков беженцев мужского пола, что позволяет передавать этот статус следующим поколениям. Американское правительство, крупнейший жертвователь UNRWA, не стало настаивать на отмене этого решения, а в 1982 году оно было одобрено Генеральной Ассамблеей ООН. Поэтому сейчас определение “палестинских беженцев” официально включает в себя “потомков палестинских беженцев мужского пола, в том числе и усыновленных детей”. В-третьих, в 1967 году UNRWA добавила в списки тех, кто стали беженцами в результате Шестидневной войны; в настоящее время они составляют около одной пятой общего числа палестинских беженцев.

Эти изменения привели к удивительным результатам. В отличие от всех других беженцев, число которых уменьшается по мере того, как люди устраиваются в других местах или умирают, число палестинских беженцев со временем многократно выросло. UNRWA признает это странное явление: “В 1950 году, когда агентство начало свою работу, оно занималось проблемами 750 тыс. человек. В настоящее время право на услуги UNRWA имеют 5 млн. человек”. Более того, по словам бывшего генерального консула UNRWA Джеймса Лидсея, согласно определению UNRWA, число 5 млн. представляет только половину тех, кто потенциально имеет право на статус палестинских беженцев.

Другими словами, вместо того чтобы уменьшиться в пять раз за шесть десятилетий, число подопечных UNRWA возросло почти семикратно. Это число может начать расти еще быстрее, поскольку сейчас все громче звучат голоса о том, что в ближайшее время право передавать свой статус беженца распространится также и на женщин. Примерно через 40 лет, когда умрет последний настоящий беженец из подмандатной Палестины, число псевдобеженцев будет продолжать стремительно расти. Это означает, что статус “палестинского беженца” изначально был введен, чтобы создать проблему. Как отмечает Стивен Розен из Ближневосточного форума, “если принять критерии UNRWA, в конечном счете все люди станут палестинскими беженцами”.

Если бы статус палестинских беженцев был здоровым явлением, этот бесконечный рост вряд ли бы кого-то интересовал. Однако этот статус имеет разрушительные последствия как для Израиля, который страдает от претензий людей с искалеченной и изуродованной невыполнимой мечтой о возвращении в дома их прадедов жизнью, так и для самих “беженцев”, статус которых диктует им культуру зависимости, недовольства, ярости и тщеты.

Все другие беженцы времен Второй мировой войны (в том числе и мои родители) уже давно устроены. Статус палестинских беженцев существует слишком долго, и его необходимо как можно скорее пересмотреть и присвоить лишь настоящим беженцам, прежде чем он успеет привести к новым разрушительным последствиям.

Дэниэл ПАЙПС

Автор - президент Ближневосточного форума и научный сотрудник Института Гувера при Стэндфордском университете
“The Washington Times” (перевод Леона Черновицкого, 
“Новости недели”)