Если ребе закрЯхтел...

Земля обетованная
№53 (506)

После кратковременной болезни, перенесенной премьер-министром Израиля и лидером партии «Кадима» Ариэлем Шароном, особую актуальность приобрела старая песенка на идише про ребе и его хасидов. Многие, конечно, помнят ее немудреные слова: «Аз дер ребе зинг, аз дер ребе зинг - зинген але хасиден, зинген але хасиден...», то есть «если ребе поет, поют и все его хасиды...». И так до того места, где поется о том, что если учитель закряхтит, тем же откликнутся и его ученики.
Закряхтел председатель новой партии и еще действующего правительства вечером в воскресенье, 20 декабря 2005 года. Он пожаловался на плохое самочувствие и был срочно госпитализирован в клинику «Адаса Эйн-Керем», где поставили диагноз: микро инсульт. Как известно, этот небольшой силы апоплексический удар происходит в тех случаях, когда крупная артерия оказывается сужена в результате атеросклероза таким образом, что мозг не получает необходимого количества крови. И еще известно, что микро инсульт служит как бы предупредительным сигналом о тревожном состоянии здоровья человека. За перенесенным на ногах «микриком» может последовать следующий, а там - и обширное кровоизлияние в мозг со всеми вытекающими трагическими последствиями. Поэтому больным, которых не миновал такой приступ, настоятельно рекомендуют беречься, беречься и еще раз беречься.
Самой «крупной артерией» партии «Кадима» можно назвать Ариэля Шарона. От ее состояния зависит положение всей новой партии, спешно созданной, невероятно быстро набравшей очки и явно претендующей на роль партии власти. Приступ, случившийся с лидером «Кадимы», должен стать для нее и всей страны таким же сигналом тревоги, каким он стал для лечащих врачей Шарона.
На этот раз все, слава Богу, обошлось. Через сутки с небольшим Ариэль Шарон был выписан из больницы и отправлен в иерусалимскую резиденцию немного отдохнуть. Сразу после выписки премьер дал краткую пресс-конференцию, смысл которой сводился к еврейскому анекдоту: « Рабинович, как вы себя чувствуете? - Не дождетесь!»
Не дождались противники, равно как и соратники Шарона, даже малейших изменений в поведении главы партии и правительства. Нехотя выслушав рекомендации докторов немедленно начать борьбу с излишним весом и непомерным аппетитом, Арик сразу же вгрызся в партийные дела.
Первым делом он навел порядок в передовых рядах «Кадимы». Не хотелось бы думать, что конфликт между его самыми ближайшими приближенными - министром финансов Эхудом Ольмертом и министром юстиции и абсорбции Ципи Ливни - возник именно на фоне недомогания «патрона», но перепалка между ними началась как раз в те дни, когда Шарон только начал приходить в себя после приступа. Министры не поделили второй номер в избирательном списке «Кадимы», то есть место прямого преемника председателя партии. Оба они с полным основанием могут претендовать на него, однако последнее слово остается за Шароном. И он его сказал.
«Заткнитесь вы оба! Сейчас же прекратите эту возню и займитесь делом!» - по-отечески тепло произнес Ариэль Шарон. И для острастки дал понять Ольмерту и Ливни, что вообще-то хотел бы видеть вторым лицом в «Кадиме» своего давнего друга-соперника, бывшего председателя «Аводы» Шимона Переса. Если, конечно, тот не передумает уходить из большой политики.
Министры не обиделись, во всяком случае, не подали виду. Но вопрос остался открытым: кто способен заменить Шарона на посту партийного лидера в экстренном случае? И вообще, возможен ли «заместитель вождя» в «Кадиме»?
Партия, до сих пор внятно не сформулировавшая свою идеологию, ничем не подчеркнувшая свое коренное отличие от «Ликуда» и «Аводы», кроме заявлений о своем центризме, остается пока просто партией Шарона. Но ведь центристскими сегодня объявляют себя и партии, возглавляемые Биньямином Нетаниягу и Амиром Перецом...
Нетаниягу настаивает на исключении из предвыборных списков и изгнании из центрального комитета «Ликуда» Моше Фейглина, своего недавнего соперника на выборах председателя партии. Биби прямо заявил, что присутствие в партии таких деятелей, как условно осужденный за призыв к бунту предводитель крайне правого движения «Еврейское руководство» Фейглин, дискредитирует умеренно-центристский «Ликуд». «Новый-старый» председатель «Ликуда», кажется, уже добился своего: на днях законодательная комиссия партии одобрила предложение, согласно которому члены партии, ранее осужденные за совершение преступлений, а также подвергающиеся юридическому преследованию, лишаются права баллотироваться в Кнессет и не могут являться членами ЦК «Ликуда»(прецедент, надо сказать, небезопасный. Если так же строго отнесутся к чистоте рядов в той же «Кадиме», расстаться ей придется с целым рядом функционеров, не ладящих с законом).
Амир Перец, стряхивая с себя обвинения в «большевизме», левацком популизме и заигрывании с люмпен-пролетариатом, тоже утверждает, что его партия пойдет социал-демократическим путем и явит пример разумного левоцентризма. То есть не разделит Иерусалим, не отдаст оставшиеся еврейские анклавы, не прекратит борьбу с террором, но покончит с дискриминацией национальных меньшинств и восточных общин, добьется повышения минимальной заработной платы, обеспечит всех израильтян пенсиями и положит конец эксплуатации трудящихся в частном секторе экономики.
Что уж говорить о партии «Шинуй» и ее лидере Йосефе Лапиде, который с первых дней существования этой политической организации позиционировал себя в центре израильской политики. Быть может, именно этот несколько высокомерный центризм, вылившийся в полное отсутствие достижений, и вызвал разочарование избирателей «Шинуя»?
Так или иначе, но на «центральном пятачке» политического поля сегодня тесно, как никогда. Все хотят быть умеренными, мало кто бравирует еще недавно громко звучавшими лозунгами типа: «Правее меня только стенка» или «Израиль создали левые, они и должны им руководить!»
В «Кадиме», волею судьбы и политического расчета, собрались как бывшие правые, так и недавние левые. Трудно поверить, что, сбежавшись под крыло Ариэля Шарона, они моментально расстались со своими былыми убеждениями (если таковые, разумеется, были). Питомцы «Аводы» Далия Ицик и Хаим Рамон, сидящие рядом с поругавшимися, но все же верными партийцами из «Ликуда» Эхудом Ольмертом и Ципи Ливни, - картина не из гармоничных. Что может объединить их, кроме желания и в будущем занять депутатские места и получить министерские портфели? Разве что высокие думы о судьбе Отечества...
Беспощадные комментаторы уже сегодня предрекают «Кадиме» раздор вскоре после выборов-2006. Дескать, все эти деятели терпят друг друга и изображают «товарищей по партии» до поры до времени. Если сбудутся прогнозы и «Кадима» получит вожделенные четыре десятка парламентских мандатов вместе с правом победителя формировать новое правительство, бывшие ликудовцы и аводинцы со временем начнут перетягивать к себе новых членов партийного центра. И в результате либо разделят «Кадиму» на фракции, либо расколют вовсе.
Единственным пока гарантом целостности новой партии служит один человек - Шарон. Человек выдающихся политических способностей и железного характера, обладающий потрясающей интуицией, чудовищной пробивной силой, редкостным умением выходить сухим из воды и рядом других превосходных качеств. Но всего лишь человек... Четырежды получивший серьезные ранения в войнах Израиля, тяжко перенесший потерю любимой жены, страдающий подагрой, ожирением, заметно прихрамывающий 78-летний Арик Шарон.
Сегодня врачи успокаивают общественность: для своих лет и бурной биографии премьер-министр завидно крепок. Состояние его здоровья пока не внушает опасений, и он может руководить страной, если она ему снова доверит кормило власти.
Созданной им партии диагноз медики поставить не могут. Остается спросить у неонатологов - специалистов по новорожденным. Но, наверное, они скажут, что этот случай особый: вскормленное молоком «Аводы», «Ликуда» и других партий политическое дитя по имени «Кадима» будет здорово, пока здоров его отец Ариэль Шарон. Иными словами, все, как в еврейской песенке про ребе и его хасидов. Надо только после каждого куплета добавлять оптимистичный, хотя и слегка бессмысленный, припев: «Чири-бири-бом-бом-бом!» и поменьше ломать голову над тем, что будет, если...