Без мужа и без фудстемпов

Общенациональная проблема
№52 (505)

«Мир зиждется на парадоксах». Это изречение Джона Голсуорси часто вспоминается мне в связи с некоторыми нюансами политической и социальной жизни в нашей стране. Вспомнилось оно и недавно, когда я узнала об иске, возбужденном в федеральном суде Манхэттена от имени легальных иммигранток из разных стран, сбежавших от драчливых мужей и не получивших от властей штата социальной помощи.
И в самом деле, парадокс: нелегальные иммигрантки нередко изображают жертв домашнего насилия, чтобы узаконить свое пребывание в США. А легальные иммигрантки, действительно подвергающиеся насилию в семье, не всегда получают пособия, полагающиеся им по закону.
«Русский базар» уже рассказывал о своеобразном методе укоренения в США, к которому прибегают многие нелегалки, особенно молодые красавицы из постсоветских стран. Сначала заманивают под брачный венец американца или «русского», успевшего стать гражданином США (иногда через Интернет, находясь еще на родине); затем устраивают шумные семейные скандалы, хорошо слышные соседям; потом, наставляют себе синяков (самостоятельно или с помощью дружков-подельников) и бегут в полицию. После этого получение грин-карты – лишь вопрос времени.
Легальные иммигрантки, о которых речь шла выше, могут позавидовать этим предприимчивым дамочкам. Да, у легальных иммигранток есть свои законные мужья, притом не фиктивные и не временные, выбранные в качестве средств легализации. Но бывает (увы, очень часто), что эти реальные мужья наставляют своим женам синяки – тоже вполне реальные, а уход от драчливых благоверных не всегда становится выходом из положения.
Почему? Потому что нередко эти буяны (деспоты, садисты, безумцы) – единственные кормильцы в семье, а добиться от властей пособия, хотя бы частично заменяющего их зарплату, избитым (или даже регулярно избиваемым) женам не всегда удается. Несчастные женщины оказываются меж двух огней. Они могут уйти от мужей, рискуя оставить детей без куска хлеба. А могут остаться с мужьями, рискуя своим здоровьем и даже жизнью. Материнский инстинкт заставляет большинство женщин выбрать последнее. А уйти они решаются лишь тогда, когда мужья, которым, видимо, надоедает истязать одну жертву, переходят к другим – к собственным детям...
Как я уже отметила, в федеральном суде Манхэттена был возбужден коллективный иск против Human Resources Administration от имени легальных иммигранток, решившихся бежать вместе с детьми от своих жестоких благоверных, но оставшихся без средств к существованию. Истории этих женщин ужасают. Муж одной из них преследовал ее по пятам – от Техаса до Нью-Йорка, муж другой подвергал жену пыткам, муж третьей, которого впоследствии поместили в психиатрическую лечебницу, бил жену в живот, когда она была беременна вторым ребенком, муж четвертой угрожал ей, что отравит их малолетних детей мышьяком. И так далее.
Представители Domestic Violence Project of the Legal Aid Society – одной из групп, защищающих интересы этих женщин, утверждают, что их клиентки, покинув мужей, подавали заявления на получение фудстемпов, но всем им давали от ворот поворот, хотя по закону им фудстемпы полагаются.
Одна из женщин убежала от мужа с двумя маленькими детьми, поселилась в приюте для жертв домашнего насилия и, придя в местный социальный офис, подала заявление на получение фудстемпов. При этом она представила социальной работнице все нужные «справочки»: визу, карточку, подтверждающую ее право на работу, и документы из полиции, свидетельствующие о том, что муж ее избивал. Социальная работница заявила, что фудстемпы полагаются только младшему ребенку – младенцу, который родился уже в Америке и является гражданином страны. Женщина оказалась более настойчивой и боевой, чем многие ее сестры по несчастью. Она обратилась за помощью к юристу, работающему в приюте, и тот после долгих стараний доказал недалеким и равнодушным чиновникам, что право на фудстемпы имеет не только юный гражданин США, но и его мать, а также старшая сестричка, родившаяся за рубежом.
Адвокаты из Domestic Violence Project of the Legal Aid Society считают, что женщин с подобными проблемами в одном только Нью-Йорке – сотни. Многие из них, попав в жернова бюрократических машин соцслужб, проходят через абсурдные и утомительные процедуры. Но в конечном итоге машины, перемолов, выбрасывают их на улицу не только без средств к существованию, но и без надежды что-то получить от государства и как-то изменить свою жизнь. Случалось, что fair hearings – слушания в административных центрах штатов – аннулировали «приговоры» местных социальных работников и обосновывали правомочность притязаний этих женщин. Но обоснования эти были слишком туманными и легко разбивались о пресловутые компьютерные списки социальных служб. Бывало, что сами социальные работники проникались жалостью к обездоленным женщинам и, заполняя их документы, давали несколько неточную информацию – с тем, чтобы им дали пособия. И пособия действительно вначале давали, но потом, после тщательной проверки иммиграционных досье этих женщин, снова отнимали.
Таким образом, после многих передряг несчастные женщины вновь оказывались у разбитого корыта. В результате, некоторые из них вынуждены были смириться со своей участью и вернуться к мужьям, которые начинают еще страшнее над ними издеваться.
Почему же в правовом государстве творится подобное беззаконие? Адвокаты обделенных женщин называют несколько основных причин.
Первая - это далекие от совершенства компьютерные «меню» социальных служб. В каждом компьютере любого велфер-офиса есть списки лиц, которым полагаются те или иные пособия. В списках фигурируют определенные категории американских граждан и категории иммигрантов, которые еще не стали гражданами США. Так вот, в списках неграждан отсутствует категория «иммигранты, подвергающиеся жестокому обращению в семье». Нет этой категории и в учебниках, по которым социальные работники учатся, во всяком случае в штате Нью-Йорк.
Вторая причина – путаница, начавшаяся после принятия в августе 1996 году закона о реформе велфера. Напомню нашим читателям, что президент Клинтон, подписавший этот закон под давлением республиканского Конгресса, обещал впоследствии «протолкнуть» ряд поправок, восстанавливающих некоторые пособия определенным категориям иммигрантов. Поправки эти действительно были приняты, и определенным группам иммигрантов действительно вернули право на получение пособий, отобранное у них в 1996 году. Другим группам иммигрантов аналогичные или похожие пособия стали выдавать власти штатов. А социальные работники, не всегда должным образом подготовленные, очень слабо ориентируются во всех этих нюансах.
Третья причина - предрассудки и цинизм социальных работников. Многие из них, наверное, видели на своем веку или хотя бы слышали об авантюристах, которые всеми способами пытаются «выбить» деньги у государства. И они, конечно, настораживаются, когда видят женщин, которые имеют законных, да еще работающих мужей, но при этом требуют, чтобы им оказали помощь.
Возникает вопрос: почему эти женщины сами не идут работать? Адвокаты, защищающие их интересы, называют целый ряд причин. Во-первых, большинство этих женщин имеют малолетних детей, которых не с кем оставить. Впоследствии, пристроив детей в один из государственных садиков, они скорее всего начнут искать работу, но на первых порах им надо подсобить. Во-вторых, эти женщины, как правило, не работали в Америке, а жили под крылом, вернее, под пятой мужей. Некоторые из них плохо говорят или вообще не говорят по- английски. Чтобы найти работу, им надо хоть немного освоить английский язык и получить хотя бы какие-то навыки. В третьих, этим женщинам, которые долго подвергались издевательствам, надо немного прийти в себя и подлечиться. А у некоторых в результате жестокого обращения даже развились психические расстройства, мешающие им работать.
Руководство Human Resources Administration, как и следовало ожидать, считает, что иск возбужден на пустом месте и адвокаты из Domestic Violence Project не имеют никаких оснований для нападок на социальные службы. “Мы всегда тесно с ними работали, чтобы избежать всяческих недоразумений и неточностей, - сказал в беседе с журналистом “Нью-Йорк таймс” пресс-секретарь HRA Боб Макхью. – Но они предпочли судиться...”
Очень может быть, что иск, возбужденный Domestic Violence Project и иже с ним, – действительно буря в стакане воды, вызванная адвокатами для получения очередных грантов и положительного пиара. Но легальных иммигранток, оказавшихся между Сциллой и Харибдой, то есть между жестокими мужьями и отсутствием средств к существованию, я думаю, действительно немало. Среди них, наверное, есть и русскоязычные женщины. И надо надеяться, что иск, направленный против неподдающихся бюрократов из социальных служб, поможет этим женщинам найти выход из страшного положения.


Комментарии (Всего: 2)

Oni naidyt vixod,a nam podnimyt tax!? Nemogy ponit', esli tvoi mygik skotina-zachem ti rogaew' detei, a potom xochew chto bi mi ix kormili...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Oni naidyt vixod,a nam podnimyt tax!? Nemogy ponit', esli tvoi mygik skotina-zachem ti rogaew' detei, a potom xochew chto bi mi ix kormili...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *