Бабушку выгнали!

Подруга
№51 (504)

Вынуждена разочаровать читателей, с нетерпением ожидающих второй “серии” материала “Кнут, пряник и фантазия”. Ее (то есть вторую серию, а не фантазию) пришлось отложить на неделю. Нет, не подумайте, что мы равнодушны к проблеме воспитания детей. Дело в том, что редакция получила множество писем, чьи авторы просят и даже требуют продолжить другую тему - тему нелегких и непростых отношений между тремя поколениями в семьях, которую мы подняли в статье “Меж двух огней”.
Впрочем, эта тема тоже связана с воспитанием детей, вернее, с исключением бабушек и дедушек из процесса воспитания их внуков. Некоторые читатели - бабушки и дедушки, мамы и папы - не только просят ее продолжить, но и делятся своим горьким опытом.

“Мои отношения с сыном и невесткой были сносными до появления на свет моего внука Джека, - пишет, к примеру, Лариса Ц. из Бруклина, программист, которая работает в престижной компании. - Хотя первое время после рождения Джека все шло сравнительно гладко. Может быть, потому, что я была нужна сыну и невестке? Ребеночек крохотный, слабый, родители неопытные, неумелые. Разве тут обойдешься без помощи бабушки? Сама я не навязывалась, не вмешивалась, не мозолила глаза, приходила только тогда, когда они просили...”
Разногласия, по словам Ларисы, начались, когда крохотный Джек немного подрос, окреп, и его уже можно было без особых опасений вверять бебиситеру. Как-то раз Лариса наведалась к сыну и невестке без предупреждения: к концу рабочего дня вдруг “нашло” желание повидать малыша. Купила коробку шоколадных конфет, погремушку для внука... Картина, которую она застала, была неожиданной и, по ее словам, шокирующей. Отворив ей дверь, сын поспешно вернулся в гостиную, где они с женой смотрели какой-то захватывающий фильм по телевизору. А из комнатки Джека доносился душераздирающий плач. Ребенок, весь красный, казалось, обессилел от плача, но то ли боль, то ли страх заставляли его звать родителей единственно доступным ему способом...
“Я пришла в ужас! - вспоминает Лариса. - Мне было неуютно и оттого, что днем они оставляли Джека на попечение бебиситера. А тут оказалось, что и вечером, в присутствии родителей, он отнюдь не в безопасности, что и родителям его вверять нельзя...”
В ответ на несмелое замечание бабушки, что не мешало бы сначала убаюкать ребенка, а потом уже смотреть телевизор, любящие мама и папа ответили, что они решили воспитывать сына по Споку, что потакать требованию малыша взять его на руки не собираются.
“Как будто речь шла о прихотях какого-то “трудного” подростка! Пятимесячный ребенок, у которого, наверное, животик болел!...”
Вернувшись домой, Лариса поплакалась в жилетку своему мужу. Рассмотрев проблему со всех сторон, супруги решили в мягкой форме, чтобы не обидеть сына с невесткой, предложить им свою помощь.
“Мы осознали, что они еще не готовы к роли родителей, что она им в тягость, - пишет Лариса. - Я даже готова была временно взять малыша к нам, пока они не “созреют”, хотя и считаю, что родители должны сами воспитывать ребенка с самого начала. Мы с мужем так и делали, ни на чью помощь не рассчитывали и полностью себя отдавали детям...”
К удивлению Ларисы, сын с невесткой восприняли ее предложение как оскорбление, приняли его в штыки. “Моя невестка - девушка достаточно интеллигентная, и она не сказала бы мне: “А кто ты такая, чтобы мне указывать?”. Но смысл ее слов был именно таким. Сын ее поддержал и позволил себе даже более резкое замечание.
Вот уже две недели, как я к ним не хожу. Жду, когда они позовут сами, извинятся. А иногда думаю, что надо отбросить гордость и пойти к ним без приглашения. Ведь речь идет о моем внуке, его здоровье и благополучии! И еще я думаю: если даже ко мне, к человеку, который пользуется огромным уважением на работе и среди близких, дети так отнеслись, то как же будут обращаться с теми бабушками, которые в Америке ничего не добились?..”
К сожалению, слова Ларисы недалеки от истины. К бабушкам и дедушкам, которые не могут похвастаться особыми достижениями в Новом свете, дети относятся еще хуже. Даже если “в прошлой жизни” эти бабушки и дедушки успешно работали, если на них держалась вся семья.
Екатерина Г. в родной Украине была преподавателем математики. Днем работала в школе, вечерами “натаскивала” отстающих юных родственников и соседей, имела частных учеников. В Америке, как и следовало ожидать, не смогла найти работу по специальности, подрабатывала то там, то здесь. Но была уверена, что будет помогать внукам, и у них с математикой не будет никаких проблем. Тем более, что и английский язык Екатерина знала, во всяком случае знала настолько, чтобы без труда понимать задачи и примеры. Увы, надежды Екатерины на оправдались. Ее дочь Кира без особых церемоний дала матери понять, что ее знания и педагогический опыт в Америке никому не нужны. “Здесь другие программы и другие методы, - заявила она. - Если ты действительно хочешь помочь, то лучше готовь нам обеды. А математике детей будут учить в школе. Если понадобится репетитор, то мы его найдем...”
С тех пор прошло уже семь лет, но Екатерина признается, что у нее до сих пор слезы наворачиваются на глаза, когда она вспоминает тот разговор с дочерью. “Это было для меня таким ударом! - пишет она. - Я вдруг почувствовала себя старой, жалкой, никому не нужной, доживающей свой век. Я никогда не отличалась кулинарными способностями, не была образцовой домохозяйкой. И пробивным, боевым человеком тоже никогда не была. Меня все знали и уважали именно как педагога . Дочка лишила меня того, что было главным в моей жизни, моим стержнем, моей опорой! Но я смирилась. А что мне еще оставалось делать? Мужа я потеряла еще в Союзе, и кроме дочери и ее семьи у меня никого нет...”
Когда Екатерине исполнилось 65 лет, она подала заявление на SSI. Сейчас живет в небольшой квартире недалеко от дочери. Готовит для внуков, и они после школы заходят к ней - пообедать. Иногда Екатерина не выдерживает, спрашивает, что они проходят по математике, предлагает помочь с домашними заданиями. В ответ внуки только усмехаются. Видимо, мама и папа постарались, внушили им, что бабушка - ноль без палочки. “Так горько, так больно в эти минуты становится”, - пишет Екатерина.

Семену Н. сын с невесткой вообще запретили встречаться с внуками. Химик по профессии, работавший в одном из одесских НИИ, Семен, в отличие от Екатерины, - человек боевой, умеющий за себя постоять. Он не мог смириться с ролью, которую ему хотели навязать, - ролью “приходящего” и бессловесного дедули, который сидит с внуками, когда их родителям надо идти в гости, но держится в стороне, когда речь идет о формировании личности внуков. Держаться в стороне Семен не захотел, тем более, что методы воспитания, выбранные его невесткой (“слишком мягкие”), совершенно его не устраивали. В результате, дедулю лишили возможности общаться с любимыми внуками.
Аналогичная участь постигла Нину К., которой методы воспитания ее внуков казались, напротив, слишком жесткими. Как пишет нам дочь Нины, Илона, ее брат просто указал матери на дверь, причем без особых церемоний. “Мама ужасно переживала, - пишет Илона. - Наконец, я пошла к брату, чтобы попытаться их помирить. Меня встретила десятилетняя племянница Мишель, которая “по секрету” прошептала мне на ухо: “Тетя Илона, мама и папа бабушку выгнали!” Слышали бы вы, какой взволнованный, испуганный голос был у ребенка...”

Что по этому поводу думают сами мамы и папы? Неужели они оправдывают столь суровый подход к бабушкам и дедушкам? А если оправдывают, то каким образом? Я предложила одной моей молодой знакомой прочитать письмо Александра Клековкина (“РБ” №503), в котором он утверждает, что родители отдаляют бабушек и дедушек от внуков, чтобы... избавиться от свидетелей. Свидетелей их некомпетентности. В версии.. Клековкина, конечно, есть доля истины. На первых этапах воспитания детей молодые неопытные родители часто ошибаются, допускают непозволительные промахи, даже грешат по отношению к детям. И, конечно, родители надеются, что эти ошибки и грехи будут преданы забвению, что о них никто не вспомнит. Но есть “очевидцы” - дедушки и бабушки, которые в любой момент, нечаянно или сознательно, могут “выдать” внукам позорные тайны. “А ты знаешь, когда тебе было три годика, мама тебя оставила в коляске во дворе, а сама болтала с подругой по телефону. Хорошо, что я вовремя пришла, а то к тебе уже соседская собака подбиралась...”

Мою знакомую (назову ее Еленой) письмо А. Клековкина возмутило.
“Теория заговора, да и только! - сказала она. - Если кого-то и можно назвать свидетелем, так это нас, детей этих дедушек и бабушек. Это мы - свидетели их некомпетентности. Ведь как нас воспитывали в Союзе? С одной стороны, держали в строгости: требовали, чтобы мы слушались и учились на одни пятерки. Ругали, даже били. С другой - держали нас на расстоянии от реальной жизни, оберегали от всего. Нашим мамам и папам хочется, чтобы мы точно также воспитывали наших детей. А мы сопротивляемся. Мы хотим, чтобы наши дети были свободными и самостоятельными...”


Комментарии (Всего: 2)

Mena vospitevala babyshka,niskii ei poklon,no cvoix detei I xochy rostit cama.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Mena vospitevala babyshka,niskii ei poklon,no cvoix detei I xochy rostit cama.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *