ГорЯЧие споры вокруг холодной АлЯски

История с географией
№50 (503)

Недавняя газетная публикация удивила мир. «Продайте Аляску назад русским!» - призывает обозреватель американской газеты «Вашингтон пост» Стивен Перлстэйн, считая, что только таким образом Америка сумеет залатать дыры в собственном бюджете.
Впрочем, ни Америка, ни Россия на статью журналиста всерьез не отреагировали. «На такое предложение можно отреагировать только как на шутку, - говорит по этому поводу директор российского Института политических исследований Сергей Марков. - Зачем покупать почти безлюдную территорию, снега и льды, когда люди в нашей стране и так задыхаются в бедности, когда разрушены системы здравоохранения, образования и все прочие? Это приведет только к ослаблению нашей государственности. В России существуют огромные пространства, которые мы не можем освоить». [!]
Как известно, Аляска была продана царским правительством России в 1867 году за 7,2 миллиона долларов золотом. А вскоре после этого на Аляске были открыты крупные залежи нефти, газа, золота и других полезных ископаемых.
О добыче золота и приключениях золотоискателей мы досконально знаем из романов и рассказов Джека Лондона. Сегодня мир озабочен добычей иного золота – «жидкого», как стали называть нефть.
Нет, если говорить серьезно, Америка продавать Аляску не собирается. Огромную территорию снега и льдов она предпочитает оставить себе, поскольку под снегами и льдами таятся немалые запасы сокровищ, в том числе и «жидкое золото». Сегодняшняя ситуация с нефтью известна столь хорошо и освещается во всех СМИ настолько часто, что любое упоминание о ней вызывает у обычного читателя лишь скучный зевок и грустные размышления: цены на нефть несутся ввысь и все ощутимее высасывают содержимое кошельков... Напомним лишь, что некоторые сенаторы и конгрессмены выступили с идеей «размораживания» нефтяных скважин Аляски.
Итак, о нефти и всех проблемах, связанных с ее добычей, было сказано немало, но вот в последнее время появилась еще одна, связанная не столько с экономикой, сколько с защитой окружающей среды. После предложения отказаться от покупок нефти за рубежом и начать бурение скважин на Аляске многие группы по сохранению окружающей среды и поддерживающие их чиновники встрепенулись - уникальное природное богатство неизбежно серьезно пострадает.
По сравнению с остальными штатами Аляска мало затронута цивилизацией, здесь нет такого количества индустриальных объектов, как в других местах, нет такого количества густонаселенных городов и городков, а значит, дикие звери чувствуют себя в природных условиях вольготно и испытывают комфорт, которого ни в одном другом штате они не испытают. Уникальность природы Аляски действительно нельзя сравнить ни с чем. Дикие таежные леса хранят свою первозданность, не затронутую цивилизацией, транспортом людям очень часто служат не современные четырехколесные скоростные «вездеходы», а древние собачьи упряжки с санями, не пожирающие дорогого нынче бензина и не оставляющие после себя шлейф выхлопных газов. Нарушать это первозданность? Неужели мало человечество истребило водоемов, лесов и животных на пути своего развития? И вот уже многие конгрессмены и сенаторы поднимают свой голос в защиту нетронутого покоя Аляски.
Но основное противостояние идет не между республиканцами и демократами на Капитолийском холме, а среди жителей самой Аляски, которые спорят о выгодах и потерях при бурении нефтяных скважин в районе прибрежной тундры.
Одной позиции придерживается традиционное племя гвикин – приблизительно семь тысяч человек, живущих в 15 поселках в районе, где значительно больше лосей, чем людей. И не только лосей. Жители этих поселков не желают знать ценности современной цивилизации и скрупулезно сохраняют свои давнишние обычаи, переданные им от дедов и прадедов. Собственно, сохранение традиций они считают самым главным для себя, полагая, что только так они сумеют сохранить свой полуостров с его природными богатствами, лесами, реками, озерами, океанским побережьем и животной жизнью. Разрушение же всего этого неизбежно приведет их к экологической катастрофе.
На другой позиции, явно в противовес гвикинам, – девять тысяч инупиатских эскимосов, которые со времен подачи нефти на «большую землю» с севера Аляски перебрались в комфортабельные хорошо отапливаемые дома и построили школы, клиники и другие общественные объекты.
Гвикины боятся, что нефтедобыча означает конец их существования как самостоятельного племени, в то время как инупиаты больше всего обеспокоены тем, что если добыча нефти и газа прекратится, то их комфортному житью придет конец. По мнению гвикинов, действия инупиатов мотивируются жадностью и алчностью, гвикины презрительно посматривают в сторону инупиатской цивилизации, убежденные, что те не понимают, как убивают сами себя, разрушая свою же землю. Они неистово и в общем-то справедливо обвиняют инупиатов, что те продали свою традиционную культуру за нефтяные доллары. В свою очередь, инупиаты считают гвикинов безнадежными романтиками, которые пытаются остановить время и продолжают жить той жизнью, которая не сможет сохраняться долго и рано или поздно все равно приведет в тупик.
Инупиатский город Кактовик находится на Бартерском острове, где когда-то был крупный торговый центр охотников и рыбаков. Теперь же этот город представляет собой заасфальтированные дороги, школы с учителями по всем предметам, больницы с врачами и необходимым оснащением, полицейские участки – в общем, цивилизованный город со всем, что необходимо сегодня современному человеку. Все это благодаря налогам от нефтедобычи.
А совсем рядом расстилается огромная равнина, состоящая из полутора миллионов акров тундры и расположенная между Брукс-Рэндж и береговой линией, которая потенциально может стать центром добычи нефти. Большинство из трехсот жителей Кактовика владеют акциями Кактовикской инупиатской корпорации или Арктической региональной корпорации (ASRC), а сами эти компании владеют 92 тысячами акров площади Аляски.
С прибылью в 1,32 миллиарда долларов в прошлом году ASRC стала одной из самых богатых из 13 региональных корпораций Аляски. Самой корпорации пришлось отказаться от традиций аборигенов ради коллективной собственности на 44 миллиона акров по всей Аляске. Местным жителям был выдан один миллиард долларов для первых расходов. Затем было получено право сдавать землю в аренду.
Гвикины, проживающие в Арктик-вилладж и в соседней Венети, отказались от земли и денег, которые прилагались бы к сделке. Зато они сохранили свои два миллиона акров тайги, лесов, рек и равнин, не разрешая нефтяникам работать на юге этой территории.
Как развернутся баталии между двумя основными племенами поселенцев Аляски - трудно сказать. Без сомнений ясно одно – баталиям быть. И мы стоим только у самого истока их. И очень скоро именно сюда будут направлены взоры крупнейших нефтяных королей да и всей мировой общественности.
Итак, не только сегодняшняя, но и завтрашняя цена на бензин зависит не только от нефтемагнатов и владельцев нефтяных корпораций, не только от дебатов конгрессменов и сенаторов. По-видимому, свое слово скажут
простые жители Аляски, многие из которых традиционно предпочитают современным новомодным автомобилям старинные собачьи упряжки с санями.

Виктор Коршиков


Комментарии (Всего: 2)

O.K.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
O.K.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *