«Русское поле» израильских выборов

Земля обетованная
№50 (503)

«Русские» и выборы - эта тема, как бы ни пытались в Израиле вытеснить ее с переднего плана, волновала, волнует и будет волновать здешних политиков все четыре предстоящих месяца. Голоса репатриантов - как совсем недавних, так и проживших в стране от 15 до 30 лет - «весят» от 16 до 18 мандатов в Кнессете, то есть фактически каждый седьмой израильский парламентарий может быть обязан своим избранием именно русскоязычным гражданам. Вопрос только в том, проголосуют ли они за него?
«Голосуем за своих!» - этот призыв, актуальный для избирательных кампаний 1993 или 1996 годов, сегодня может вызвать разве что ностальгию. Успех «русской» партии «Исраэль ба-алия» («Израиль на подъеме») стал всего лишь строкой одной из страниц истории страны, рожденной репатриацией. Над нею - похожие строки, содержащие сведения о ярких всполохах партий, объединявших выходцев из стран Магриба, Северной Африки и т.д. Как политические единицы уцелели только те из них, которые подкрепляли этнический принцип символами ортодоксального иудаизма. Фактор единоверческого единения в русскоязычной общине вообще не рассматривается, так как на трех евреев в ней приходится один инородец, а верующие или хотя бы придерживающиеся традиции составляют абсолютное меньшинство.
Единственное, на чем могли сплотиться и сплачивались «русские» партии - социально-экономические тяготы абсорбции. Но за предвыборной эксплуатацией проблем должно было следовать решение хотя бы части из них. «Русские» депутаты, ворвавшиеся в Кнессет на плечах своих разгневанных избирателей, слишком быстро забывали, для чего их сюда внесли. Они становились кем угодно - правыми защитниками «единой и неделимой Эрец Исраэль», левыми борцами за мир любой ценой, воителями с религиозным засильем, сторонниками рыночной экономики - но только не последовательными выразителями специфических интересов своего электората. Знаменитый рефрен из причитаний отца Федора: «Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены!» в случае с «русскими» депутатами и министрами следовало бы читать строго наоборот. Свои «двенадцать стульев» в израильском парламенте (а именно столько мест русскоязычные депутаты занимали в Кнессете одного из созывов) большинство посланцев алии использовали сугубо в политически корыстных целях.
В итоге они стали временными союзниками или убежденными адептами видных политиков, разбрелись по успешным и аутсайдерским политическим командам. Начало зимы 2005 года, когда разыгрывающие израильской политики скрестили клюшки в центре поля в ожидании вбрасывания, репатриантские политические игроки встретили на скамье запасных. Выпустят ли их на площадку в первом или втором периодах избирательного матча - решать тренерам. А трибуны, некогда заполненные их болельщиками, вряд ли поднимут возмущенный свист: им сегодня важнее исход самой игры, а не участие в ней того или иного резервного игрока.
И все же, кто из «русских» может сыграть? Перечисление известных имен не займет много места. Обладатели имен малознакомых пока вряд ли заслуживают больше одного упоминания.
Первое по популярности место следует отвести Авигдору Либерману, в прошлом лидеру ликудовской молодежи, добравшемуся до должности генерального директора партии и занимавшему министерские посты уже в ранге лидера партии «Исраэль бейтену».
История любви этой партии и алии-90 весьма противоречива. На старте лидерской карьеры Эвик (так называют Либермана товарищи и близкие) был для репатриантов «своим в доску». Достаточно вспомнить грубоватый, но доходчивый девиз, написанный по-русски и украшавший едва ли не каждую вторую олимовскую автомашину в середине 90-х: «С Либерманом - мы, без Либермана - нас!» Надо ли расшифровывать «русским», какое известное действие под руководством этого земляка будет совершаться ими в отношении прочих граждан и что в противном случае придется терпеть им со стороны этих самых прочих?
Однако вскоре Авигдор Либерман преобразился и начал настаивать на отсутствии каких-либо этнических черт в характере своей партии. А соединение «Исраэль бейтену» с партиями религиозных сионистов оставило от ее «русскости» лишь упоминание о местах рождения председателя да двух депутатов - Юрия Штерна и Михаила Нудельмана.
И несмотря на то, что накануне выборов-2006 Либерман снова старается позиционировать себя как «русский» лидер, узкая секторальность ему по-прежнему чужда. Вот его недавнее высказывание, приведенное в ивритоязычной прессе: «Мы - израильская либеральная ревизионистская партия, ставящая во главу угла первостепенный для сионизма вопрос - абсорбцию новых репатриантов. Жаботинский сформулировал основы ревизионизма в Москве. Первый съезд его партии состоялся в Риге. Почему же у меня все время спрашивают: израильская ли партия “Исраэль бейтейну” или русская?»
Такая двойственная позиция принесет Либерману, как считает большинство обозревателей, не более 4-5 мандатов на «русской» улице и, может быть, еще 1-2 - дадут крайне правые израильтяне, которым наплевать на происхождение этого ярого противника любых уступок палестинцам.
Драматично положение двух оставшихся в «Ликуде» бывших кумиров алии Натана Щаранского и Юлия Эдельштейна. Им вряд ли когда-либо простят исчезновение с политической арены партии «Исраэль ба-алия», с которой было связано столько надежд. Не вспомнят даже того, что, занимая министерские посты, и тот, и другой сделали для бывших соотечественников больше, чем все предыдущие министры промышленности и торговли, абсорбции, строительства, внутренних дел, вместе взятые. Их заявления, что вступление «Исраэль ба-алия» в «Ликуд» и приход в центр этой партии 128 «русских» активистов - огромная политическая победа, ныне более не актуальны. «Ликуд» перестал быть партией власти, раскололся и оттеснен на третье место, и теперь то, сколько в нем было и стало русскоязычных деятелей, мало кого волнует.
Натан Шаранский, учитывая его зарубежный авторитет, может рассчитывать на занятие поста председателя Сохнута со второй попытки, и депутатство для него - не вопрос политической жизни и смерти. А вот относительно молодому Юлию Эдельштейну сегодня очень важно, на каком месте в списке кандидатов он окажется. Однако ни тот, ни другой, ни оба вместе, как бы ни старались, много «русских» голосов «Ликуду» подарить уже не в состоянии. И это в партии понимают, не особо рассчитывая на репатриантский электорат. Не случайно же, как сообщается в прессе, на еще одно «русское» место в «Ликуде» собираются пригласить... королеву красоты Яну Топчиашвили. Двое известных советских диссидентов, узников Сиона, бывших израильских министров и победительница конкурса красавиц - подбор говорит сам за себя.
Бывший соратник Щаранского и Эдельштейна, громогласно заклейменный ими Роман Бронфман, председатель партии «Демократический выбор», похоже, расстанется и с приютившей его партией МЕРЕЦ. Он намерен баллотироваться на этих выборах самостоятельно. В отличие от большинства русскоязычных депутатов, Бронфман провел эту каденцию весьма активно, отстояв несколько важных для алии социальных законопроектов и подняв такие острые темы, как пенсии из СНГ, состояние домиков-времянок, построенных для репатриантов в начале 90-х и т.д. Но верна грустная аксиома, что добрые дела слишком быстро забываются. Для наиболее активной части русскоязычных избирателей, тяготеющей вправо, Роман - неисправимый «левак». Его расчет на «русских», придерживающихся леволиберальных взглядов, и молодых репатриантов право быть посеянным на предвыборном поле имеет, но всходы даст весьма скромные. Хорошо, если Бронфману в марте 2006-го хотя бы удастся преодолеть электоральный барьер в 2,5 мандата...
В «Аводе», где шумно отпраздновали приход в партию израильской телезвезды Шели Ехимович, пока мало озабочены «русскими» местами. На одно из них серьезно претендует только не попавшая в Кнессет уходящего созыва Софа Ландвер. Личность очень популярная на «русской» улице, бессменный и многолетний председатель Федерации русскоязычных израильтян, опытный политик - это как бы официальные характеристики. А ее «дважды земляки», новые репатрианты и русскоязычные старожилы страны, знают еще и то, что Софа - человек сильной воли и доброго сердца. Если кто и может принести новому председателю «Аводы» «русские» голоса, так это Софа Ландвер или Яаков Кедми, бывший глава «Натив», Бюро по связям с евреями СССР, который, правда, еще не определился, с кем идти на выборы и идти ли вообще. Любое неосторожное движение в «Аводе» может вытолкнуть и Ландвер, и Кедми, ибо такие личности, как они, пренебрежения Перецу не простят.
Рядом с ними пока блекло выглядят другие возможные русскоязычные кандидаты «Аводы», вроде плохо известных алии пресс-секретаря Светланы Александровой или личного «русского адъютанта» Переца по исчезнувшей партии «Ам эхад» Леона Литинецкого. Впрочем, сам Амир Перец до сих пор «русскую» тему не акцентирует, справедливо полагая, что это может разъярить массу его восторженных приверженцев из сефардской среды. И если придется пожертвовать местами «русских» ради «марокканских», он сделает это без сожаления. И даже, наверное, в двух-трех вызубренных предложениях обоснует это на русском языке, который, якобы, недавно начал изучать.
В «Шинуе», которому прочат катастрофическую потерю мандатов, тоже сегодня не до «русских». Даже уважаемый профессор математики, герой антисоветского сионистского подполья, интеллигент до кончиков волос, Виктор Браиловский и тот может остаться за бортом. Что уж тут говорить о бойком, но слишком молодом и неопытном (порой даже забавном в проявлении этих своих качеств) Игале Ясинове? Разве что бывший Игорь направит стопы в шароновскую «Кадиму», где и кроме него есть авторитетные «русские».
И, наконец, «Кадима». Здесь к «русскому» фактору относятся по-шароновски расчетливо. Новой партии, в которую ежедневно вступают сотни новых членов, голоса репатриантов очень нужны. Шарона пока не удовлетворяет приход в «Кадиму» всего двух «русских» депутатов - Марины Солодкиной и Михаила Нудельмана. Солодкина покинула ради «Кадимы» партию «Ликуд», в которой была человеком случайным. За нею - тысячи репатриантских голосов: Марина зарекомендовала себя последовательным защитником интересов алии, принципиальным борцом за гражданские права и очень толковым заместителем министра абсорбции (в последнее время формальный руководитель этого ведомства, Ципора Ливни получившая портфель министра юстиции, практически отошла от дел). Солодкина может принести «Кадиме» не только тот мандат, который достанется ей самой, но и еще 1-2. Михаил Нудельман, пометавшись по партиям «Исраэль ба-алия» и «Наш дом -Израиль», решил реанимировать свою собственную - начисто забытую «Алию» - и в качестве ее, так сказать, лидера примкнуть к «Кадиме». Ему, разумеется, не дали от ворот поворот, но приняли без особых надежд на мандаты.
Поэтому, вероятно, в ближайшее время в партии Ариэля Шарона зазвучат новые «русские» имена. И, в отличие от Переца, дальновидный Арик будет выбирать действительно перспективные. Так, поговаривают о начале политической карьеры бывшего генерального директора ведущей израильской русскоязычной газеты «Вести», бывшего административного руководителя и главного редактора единственного телеканала на русском языке «Израиль плюс», популярной фигуре в общине выходцев из бывших советских республик Средней Азии Юлии Шамаловой-Беркович. Кроме всех прочих достоинств, эта молодая женщина близка семейству миллиардера Льва Леваева, также израильтянина «бухарского» происхождения.
Кстати, о миллиардерах. Аркадий Гайдамак, столь же крупный, сколь и загадочный бизнесмен, сколотивший состояние вдали от исторической родины, объявил о создании новой либеральной партии «Бейтар», в которой репатрианты из СССР-СНГ должны играть ведущую роль. По своей сенсационности это заявление приближалось к покупкам Аркадием Александровичем ведущих израильских спортивных команд, российской газеты «Московские новости» и избранию Гайдамака на пост главы всемирной сионистской организации «Бейтар». По удивительному совпадению, в день обнародования партийно-политических устремлений Аркадия Гайдамака миллиардера вызвали на допрос в полицию по делу об отмывании денег в банке «Ха-Поалим», а через пару дней - на продолжение этого неприятного разговора и возобновление подписки о невыезде.
Впрочем, тема пока находится в развитии, и у нас будет повод к ней вернуться. Игра продолжается, делайте свои ставки, господа!