СВОБОДНАЯ ТОРГОВЛЯ НА ВЕСАХ ПОЛИТИКИ

В мире
№9 (828)

 

Грузинские власти полны гордости и радужных надежд: Соединенные Штаты заявили о возможности установления свободных торговых отношений (Free Trade Agreement). Пресса вовсю муссирует это, государственные мужи, эксперты и политики различных мастей обсуждают, что еще помимо очевидных плюсов таит в себе такая перспектива. Главное же, как подчеркивают все, подобного договора у  США нет ни с одной европейской страной.
 
 Что ж, такие документы Вашингтон действительно подписал лишь с несколькими  государствами, далекими от Старого Света. 
 
Соглашение 1985 года с Израилем вообще было первым трансрегиональным по этому вопросу. С 1994 года действует Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA), заключенное с Канадой и Мексикой. Осенью прошлого года Конгресс США ратифицировал пакет соглашений о свободной торговле с Южной Кореей, Колумбией и Панамой. А в этом году, по завершении январской встречи с Михаилом Саакашвили в Белом доме, Барак Обама лично объявил о «возможности заключения соглашения о свободной торговле с Грузией». И сейчас грузинский МИД известил, что после рандеву президентов  этот вопрос уже дважды обсуждался в Вашингтоне на высоком уровне. 
 
Между тем многие опытные политологи считают: Обама сделал такой упор на торговых отношениях, так как они – единственное, что он может сейчас предложить Саакашвили вместо соглашения в области обороны чтобы не раздражать Москву. Его администрация пытается добиться в Конгрессе отмены поправки Джексона-Вэника, ограничивающей торговлю с Россией. 
 
Очередная попытка будет предпринята после ожидаемого возвращения Владимира Путина в президентское кресло. И Обаме надо показать, что американский бизнес беспристрастен и стремится развивать свободную торговлю не только с Россией, но и с ее врагом №1 – Грузией. 
 
Получается, что Тбилиси настаивает на поставках оружия и скорейшем вступлении в НАТО, а Вашингтон отказывает в первом, туманно говорит о втором и лишь обещает свободную торговлю. Не случайно, именно сообщением о ней, как о самой главной теме приватной беседы, глава Белого дома открыл свое выступление после встречи с грузинским коллегой. 
И теперь исполнительный директор Торгово-промышленной палаты США Джордж Уолтон так оценивает появление Грузии на американском рынке: 
 
«Если сравнить экономики и население наших стран, ясно, что это соглашение, с экономической точки зрения, не даст Америке какой-либо пользы. Но мы уверены, что оно будет положительным для Грузии и для  будущих отношений двух государств» 
 
Мнение американского специалиста о пользе Сакартвело для рынка его страны подтверждается простой статистикой. США лишь на седьмом месте в списке торговых партнеров Грузии, в прошлом году их экспорт туда составил $538 миллионов, а обратно было завезено товаров на $178 миллионов. 
 
С одной стороны, это - в 7 раз больше, чем 10 лет назад, но с другой – в 200 с лишним раз меньше, чем совокупный оборот США с Германией, которая в списке торговых партнеров, по алфавиту, стоит после Грузии. 
 
А кстати, что же сейчас экспортирует эта южно-кавказская страна? 
 
На первом месте... завезенные в нее легковые автомобили. На втором – ферросплавы, на третьем – азотные  удобрения.  Кроме того, в экспортную десятку входят лом черного металла и меди, золото, медная руда, стальные плетенки, орехи, а на последнем месте - знаменитые алкогольные напитки. 
 
Поэтому один из ведущих грузинских экспертов-экономистов Гия Хухашвили, приветствуя перспективу открытия американского рынка для его родины, тем не менее, полон скепсиса: 
 
«Неправильная экономическая политика довела страну до падения производительности. Лидирующие в экспорте автомобили – американские. Не можем же мы отправлять их обратно! У нас нет экспортного потенциала, поэтому просто невозможно полноценно использовать свободную торговлю с США. Это – отличный теоретический шанс, но как его реализовать на практике - неясно».
 
Другой сторонник торговли с США, руководитель «Свободной экономической школы» Гии Джандиери озабочен условиями, которые непременно придется выполнять его стране. 
 
«США критикуют наше трудовое законодательство и требуют, чтобы оно было ориентировано на наемных работников, - подчеркивает он. - Если нас заставят сделать это, и у работодателей, и у бизнесменов может пропасть желание входить на американский рынок». 
 
Заботит его и вопрос пищевой безопасности, жесткие требования к которой предъявляются в Америке, но никак не в Грузии. 
 
«Для вхождения на заокеанский рынок необходима проверка в  дорогостоящих лабораториях высокого стандарта, а их у нас нет. Евросоюз требует, чтобы деньги на них выделило наше правительство. Вероятно, такое же требование выдвинут и США», - сетует один из лучших экономистов Грузии. 
 
И тут же делает неожиданный вывод: 
«Если американцы хотят, чтобы на их рынок вошла безопасная грузинская продукция, они сами должны финансировать эту реформу». 
 
Вот так, открытым текстом, руководитель «кузницы грузинских  экономических кадров» декларирует два весьма интересных постулата. 
 
Оказывается, грузинские законы служат  интересам только работодателей. А страна, оказывающая Грузии услугу допуском на свой рынок, должна, вместо ее правительства, сама выкладывать деньги на работу с продукцией, в которой не очень-то и заинтересована. 
 
Не будем, уж, говорить о том, насколько Америка нуждается в металлоломе, небольших партиях золота или списанных ею же легковушках. Обратимся к исконной гордости грузинского экспорта – вину. 
 
К примеру, корпорация «Грузинское вино» смогла выйти на американский рынок лишь раз: в позапрошлом году она поставила 9.960 бутылок. «Заказчик остался  весьма доволен, - утверждают в корпорации, но экспорт приостановлен, так как это был разовый заказ». 
 
То, что к винным поставкам Штаты предъявляют очень высокие требования, установили жесткие ограничения и поэтому  трудно получить долгосрочные заказы, признают и в других компаниях-виноторговцах Грузии. Поэтому в США их вино представлено достаточно скромно, а если будет разрешена свободная торговля, ему придется выстоять в жесточайшей конкуренции с уже известными американцам марками.
 
Но и при всем этом, официальный Тбилиси полон оптимизма. Несмотря на то, что, выступая после беседы с грузинским президентом, Барак Обама оговорился и вместо «Грузия» сказал «Россия», Саакашвили заявил: «Я уйду из этого кабинета счастливым». 
 
А позже он назвал свой визит «стратегическим прорывом» в американо-грузинских отношениях. Что ж, его можно понять: он долго добивался встречи с Обамой именно в Овальном кабинете, где с Джорджем Бушем встречался аж два раза. 
 
Но грузинский лидер может быть счастлив не только из-за этого: Вашингтон сообщил, что готов сделать для Тбилиси то, чего не сделал ни для кого в Европе. И пусть обещание свободной торговли намного меньше ожидавшихся поставок оружия. Все равно, это – эффектное свидетельство того, что США не намерены приносить Грузию в жертву «перезагрузке» отношениям с Россией.