по-прежнему боец

Этюды о прекрасном
№43 (496)

За главными спортивными событиями минувшей недели - Кубком Кремля по теннису и судьбоносной футбольной встречей сборных России и Словакии - скрытой от глаз общественности осталась презентация двухтомника легендарного шахматного бойца Виктора Львовича Корчного. Книги называются «Мои 50 побед белыми» и соответственно «Мои 50 побед черными». Кроме полусотни розданных в одном из крупнейших книжных магазинов Москвы «Библио-Глобус» автографов, Корчной провел там небольшую пресс-конференцию и дал сеанс одновременной игры на 11 досках. Для 74-летнего гроссмейстера это, согласитесь, немало! Окончания сеанса я дожидаться не стал (уверен, что Остап Бендер результату настоящего гроссмейстера позавидовал бы: 10:1 - в пользу Корчного), а вот наиболее интересные вопросы и ответы воспроизвожу по диктофонной записи.
- Вообще-то я ожидал, что буду присутствовать на презентации другой моей книги - «Автобиографии», она должна была выйти месяца два назад. Но не появилась! В издательстве сказали: «Выйдет на днях!» Двухтомник вышел некоторое время назад, я его уже где-то презентовал, неважно. Книги неплохие, по-моему. Не знаю, что думают о них читатели, но от гроссмейстеров я слышал положительные отзывы. Гроссмейстер Акопян, в частности, сказал: «Я прочитал вашу книгу, но в ней нет вариантов!» Опытный шахматист надеется на интуицию, ему необязательно считать варианты. Бывает, интуиция подводит. И для того, чтобы убедиться, что интуиция не подвела, варианты некоторых партий я привожу. 5000 партий за шахматную жизнь! Мой первый турнир более-менее всесоюзного значения состоялся в 1946 году. Это был юношеский чемпионат СССР. А последний мой турнир я играл нынешним летом в Венгрии, занял 2-е место. Каспаров, который пишет сейчас всемирную историю шахмат, в одном из томов посвятил мне пару сотен страниц. И высказался в одном шахматном журнале в том духе, что он, то есть я, до сих пор хорошо играю и мешаю ему закончить главу обо мне (смеется). Это можно интерпретировать и так: он везет меня на кладбище, а я встал и пошел (смеется).
- Вы уделяете внимание здоровью?
- Уделяю, но со здоровьем плохо: в моем возрасте то одно возникает, то другое, надо лечиться. Вы лет на 20 меня моложе, у вас и болезней на 20 лет меньше.
- Что помогает победить? Почему один выигрывает, а другой - проигрывает?
- Я бы сам хотел знать ответ на ваш вопрос, чтобы всегда выигрывать (смеется).
- Сейчас заканчивается чемпионат мира в Аргентине, в котором лидирует Топалов. Как вы относитесь к такой форме проведения чемпионата?
- Топалов играет здорово! Летом он выступал неудачно, и я неверно оценил его шансы, не назвав в числе возможных победителей. Что касается турнира, он правильный, правильно задуман. Я вижу параллель между этим соревнованием и турниром, организованным после смерти Алехина в 47 году: чемпион мира умер, и все сильнейшие собрались оспаривать это звание. Тут немножко по-другому: сильнейший шахматист, Каспаров, бежал из шахматного мира, исчез. С другой стороны, звание чемпиона мира носит Крамник, который обыграл сильнейшего шахматиста, но это как-то, я бы сказал, забывается. Крамник допустил ошибку, отказавшись от участия в турнире в Аргентине. Кстати, появились слухи, что если Топалов выиграет турнир в Аргентине, то будет играть матч с Каспаровым. Я против этого матча: коль скоро он ушел из шахмат, почему он должен вызывать Топалова на матч?
- Обогнали ли вы Карпова по рейтингу?
- Я собирался, не получилось пока (смеется)...
- Есть ощущение, что на ваше имя в России по-прежнему наложено табу. Вот об этой встрече ни одна газета не написала.
- Я не уверен, что это так. У меня довольно высокий рейтинг. Недавно я был в Одессе, где мне подарили такой стишок:
Цугванг времен советской власти
Привел к швейцарскому гамбиту.
Тем паче, Виктор Львович, здрасьте-
Одесса вам всегда открыта...
Когда к власти пришел Михаил Сергеевич Горбачев, он предлагал мне вернуть советское гражданство. Но поскольку я не был тогда гражданином Швейцарии, я его предложение мягко отклонил, ушел в сторону от ответа. С тех пор при посещении России я должен каждый раз брать визу, которая стоит довольно дорого - $200.
- Как известно, мощность шахматных компьютеров каждый год удваивается. Не грозит ли это вырождению шахмат?
- Я в этом отношении весьма пессимистичен: компьютер уничтожит шахматы. Компьютер играет в страшную, очень страшную силу, с ним человек состязаться не может.
- Что вы можете сказать о Фишере, Карпове?
- Фишер - гениальный шахматист, это понятно, а Карпов прекрасно осуществляет идеи других, он искусно собирает эти идеи, и у него неплохо получается. Что касается человеческих качеств этих шахматистов, то понять, что собирается делать Фишер, непросто. В этом смысле Карпов много умнее: у него есть штат людей, он с ними советуется и принимает их советы.
- Приходилось ли вам играть в игру ГО, которая считается сложнее шахмат и перед которой компьютеры пасуют?
- Я беседовал с японскими гроссмейстерами по ГО, сам же никогда в эту игру не играл.
- Многие шахматисты хорошо играют в карты...
- От ответа на этот вопрос воздержусь (смеется).
Фото автора