Какие мы соседи?

Наши соседи
№43 (496)

Уважаемая редакция!
Я с удовольствием читаю рубрику «Наши соседи». Интересно узнавать некоторые подробности из истории различных иммигрантских общин – итальянской, польской, албанской и других. Всякий раз, когда я читаю статьи под этой рубрикой, я ловлю себя на мысли: «А какого мнения эти наши соседи о нас с вами, бывших советских гражданах? Какие мы соседи – хорошие или плохие?»
Не знаю, что вы скажете по этому поводу, но мне кажется, что о нас у многих американцев сложилось нелестное мнение. У меня у самого сложилось бы такое, если бы я был не русским, а итальянцем, испанцем или американским евреем.
У моей родственницы (условно назову ее Ирой) – дом на Стейтен-Айленде. Рядом строят другой дом. И почти каждый день там работают разные этнические команды. Один день – мексиканцы, другой – поляки, третий – русские. Поляки, по словам Иры, работают тише воды, ниже травы – их вообще не слышно. Мексиканцы, которых «наши» вообще за людей не считают, вежливо с ней здороваются и любезно улыбаются, когда она выгуливает собаку или идет за покупками. Но когда наступает очередь «русских», то Ире хочется бежать из своего дома и даже из своего квартала куда-нибудь подальше. С утра на весь квартал слышится пятиэтажный мат. Рабочие постоянно грызутся и переругиваются. А иногда спозаранку могут бесцеремонно постучаться к ней в дверь и заявить, что хотят включить в сеть какой-то электроприбор. И очень удивляются, когда она (вышедшая открывать дверь в халате и шлепанцах) отказывается.[!]
Другой мой родственник (назову его Геной) арендует квартиру в Бруклине. Напротив – шикарный особняк разбогатевшего в Америке «русского». Почти каждый день, вернее, каждую ночь в этом доме – молодежные вечеринки. Где-то в два-три часа ночи подъезжают юные дети хозяина на своих машинах с ватагой приятелей, и начинается гулянка. В машинах и в доме на полную громкость включены магнитофоны или плейеры, разбитные русские песни, от которых уши вянут, оглашают улицу. Девицы визжат, парни издают какие-то дикие звуки... Словом, весело.
Теперь – из моего собственного и совсем недавнего экспириенса. Вернее говоря, этот невеселый экспириенс повторяется каждый год – в Йом-Кипур. Есть евреи, которых их более религиозные соплеменники иронично называют Yom Kippur Jews, потому что они появляются в синагоге только раз в году – в Судный день. Наши, «русские», превзошли и этих, и появляются в синагоге только во время «Изкора» - поминальной молитвы. То есть их можно назвать «Yizkor Jews». Наши раввины учат, что на людей надо смотреть с положительной точки зрения, с точки зрения адвоката, а не прокурора. Честное слово, я стараюсь смотреть на «Изкор-евреев» как адвокат. Стараюсь думать: «Хорошо, что по крайней мере пришли почтить память своих умерших родителей, родственников». Но как-то не получается. Не получается потому, что уж очень по-хамски они себя ведут. Вбегает, к примеру, в синагогу, толстуха, на ходу прикрепляя к волосам какую-то тряпку. На ней – брюки в обтяжку, кофта с короткими рукавами. Взгляд какой-то дикий, шарит глазами по сторонам, будто ей сказали, что в синагоге заграничный товар «выбросили», а она боится, что опоздала, упустила. Или другая дамочка, одетая более строго, в бизнес-костюм. Пришла немного раньше, до «Изкора», и вынуждена слушать проповедь раввина. Стоит где-то между мужским и женским отделениями. Возмущается, что приходится тратить свое драгоценное время на эту ерунду. Жалуется, что ноги затекли. Уходит, не дождавшись поминальной молитвы, с таким видом, будто ее обманули...
Таких, к сожалению, очень много – и мужчин, и женщин. Одеты неподобающим образом, на голову нахлобучивают что попало, иногда вообще без головного убора приходят. Хотя за многие годы в Америке можно было бы узнать, в какой одежде надо в синагоге появляться. И вообще можно было научиться почтительному отношению к религиозным учреждениям. Да какое там почтение! Нетерпеливо переминаются с ноги на ногу, вздыхают, иногда отпускают циничные замечания в адрес раввина. А когда «Изкор» заканчивается, начинается массовый исход «русских» из синагоги. И хоть бы тихо выходили, а то, как стадо буйволов какое-то. И при этом переговариваются: «Боря, а к тебе сегодня гости приезжают или завтра?..» Раввину приходится временно прервать службу, дожидаясь, пока «стадо» покинет помещение.
У меня создается впечатление, что многие из «русских» приходят в синагогу в Йом-Кипур именно для того, чтобы чего-то «не упустить», чтобы отхватить то благо, которое им может предоставить синагога в этот день, – возможность почтить покойных родителей. Что-то вроде духовного варианта продуктовых пайков, которые в синагоге раздают на Песах. А «отхватив» это благо, можно и домой потопать. А ведь за «Изкором» следуют молитвы за погибших в годы Холокоста, за солдат Израиля, павших в войнах! И вообще – это Йом-Кипур, когда надо думать о своих грехах, ошибках, читать покаянные молитвы, очищать душу...
А при этом сколько в нас самодовольства! На всех других американцев свысока смотрим – куда, мол, им до нас, русскоязычных интеллигентов! Расступайтесь – мы идем!
Честное слово, не хочется быть «прокурором». Но приходится.
С уважением
Михаил Кац, Бруклин


Комментарии (Всего: 2)

Misha Kaz, you are not Russian by the way. You are Jew, please stand up near by mirrow look at yourself and repeat I am Jew.O.K. Russians do not go to Sinagoga so talk among yourselves.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Misha Kaz, you are not Russian by the way. You are Jew, please stand up near by mirrow look at yourself and repeat I am Jew.O.K. Russians do not go to Sinagoga so talk among yourselves.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *