Горячая линия и письма читателей

Почта недели
№18 (314)

Письма просят помочь...

Уважаемая редакция «Русского базара»!
Умоляю вас, помогите мне!
Мой муж болеет рассеянным склерозом, а ему всего 46 лет. На днях в программе «Время» или «Новости» он услышал, что в Америке нашли лекарство от его болезни. Он остался на Украине с детьми, а я была вынуждена уехать, чтобы помогать им. Если можно, помогите мне узнать, куда я могу обратиться, чтобы узнать, правдива ли эта информация? Ведь известно, что надежда умирает последней, а мы все надеемся, что такое лекарство появится.[!]
Заранее благодарю.
С уважением,
Колесниченко Ольга
Мой адрес:
Robert Pitt 79 H
Monsej, NY 10952, USA
Kolesnichenko Olga

Письма просят помощи...

Люди добрые!
До сегодняшних дней мы надеялись, что с нашей бедой сможем как-то справиться сами, но ситуация складывается так, что жизнь вынуждает нас обратиться к вам за помощью.
Горе нашей семьи – тяжелобольной сыночек Виталий. Мы думаем, что это вина врачей в результате их неквалифицированных действий при родах. Виталик начал отставать в развитии, а потом еще и какая-то инфекция напала на него. Пребывание в инфекционной больнице очень ослабило его физически, но в то время Виталий хотя бы еще говорил некоторые слова и с ним можно было немного общаться. Мы все радовались, ибо надеялись, что ему станет лучше. Но произошла Чернобыльская авария, и в конце того страшного 1986 г. Виталий перестал говорить совсем, был очень неспокойным, перестал выполнять простейшие просьбы. Сейчас ему 16 лет, весом и ростом выглядит где-то на 18 лет, но сам ничего самостоятельно не умеет делать, не говорит, не понимает того, что ему говорят, не может самостоятельно даже есть. Лишь недавно врачи признали (и то неофициально), что в его болезни есть их вина, но помочь они не могут.
Мы все это время надеялись и собирали, как могли, деньги, чтобы хотя бы обследовать его за границей. Но тут новая беда – мой муж, возвращаясь с работы домой, попал в автомобильную катастрофу и ему почти оторвало ногу, раздробив кости. Пока он лежал, лечился и был на инвалидности, наша семья боролась, чтобы сохранить ему ногу, на что и потратила все сбережения.
Мы пока еще на что-то надеемся, хотя все это подорвало веру в то, что мы сами сможем помочь больному сыночку. Вся наша семья просит помощи нашему сыну. Пока наши родители еще могут помогать ухаживать за сыном, мы даже мысли не допускаем, чтобы его сдать в какой-то интернат.
Мы не просим у вас ничего лишнего, а лишь самое необходимое.
1.Очная или заочная консультация у врачей за границей. Нам нужно знать, есть ли надежда на какое-либо улучшение, чтобы он был в состоянии самостоятельно есть и говорить о своих потребностях. Мы очень хотели бы узнать, что делают в таких ситуациях врачи других стран.
2.Его основное и самое важное лекарство Thioridazin 25 mg. Постоянно употребляет 6 таблеток в день, то есть 3 упаковки по 60 таблеток в месяц.
3.Мультивитамины (16 лет).
4.Лекарства, которые уменьшают аппетит без вреда для здоровья.
5.Лекарства, которые выводят из организма радионуклеиды.
6.Лекарства от диатеза, аллергии.
Очень просим извинить нас, что мы вынуждены обращаться за помощью.
Писать лучше нам по адресу родителей, так как мы большую часть времени находимся у них:
Украина 02139, Киев-139, ул.Курнатовского, 15а, кв.132
Оршаку Олегу Ивановичу (для Наташи Кисловской).

Письма благодарят...

Добрый день, уважаемая редакция!
Я давний почитатель Вашей газеты. Уже вошло в привычку каждый четверг покупать газету и прочитывать почти все материалы, хотя с некоторыми не могу согласиться, что вполне нормально.
Так как я давний поклонник шахмат и шашек, особое внимание привлекает шахматно-шашечный отдел, который ведет Роман Василевский.
Должен сказать, что отдел превосходный. Чувствуется рука профессионала, который грамотно и тактично освещает материалы. С этим все в порядке. Вопрос в другом. Случается, что за неимением места в отделе некоторые материалы шахматно шашечный жизни, как в США, так и в остальном мире, не находят отражения.
Учитывая, что этот отдел фактически единственный в русскоязычной прессе, а также большую любовь многих читателей нашей общины к шахматам и шашкам, нельзя ли увеличить отдел хотя бы на одну страничку.
Всего хорошего, с уважением
Григорий Солодухо

Письма благодарят...

Дорогая редакция «РБ»!
Газета всегда поражает меня обилием прекрасных статей, информации и разнообразием рубрик. Отсутствие непристойных фотографий облагораживает газету.
В № 16 я прочитал статью Раисы Сильвер «Мечта на седьмом канале». Статья написана высокохудожественно, проникновенно и вызывает потрясающее впечатление настолько, что невольно навертываются слезы.
Такие статьи имеют огромное воспитательное значение. Поза и выражение лица персонажа удачно вплетаются в глубокий замысел и понимание статьи. Эту статью я размножу и пошлю своим родным, близким и друзьям, живущим не только в Америке.
Приношу большую благодарность автору!
Приношу большую благодарность редакции!
Лев Сафир,
инвалид первой группы ВОВ

Письма благодарят...

Уважаемые господа Н. Шапиро и Р. Василевский!
Сердечно благодарю вас за добрые слова в адрес моих книг на страницах вашей газеты!
Знаю, что шахматно-шашечный отдел газеты «Русский базар» пользуется популярностью у русскоязычных читателей США.
Пользуясь случаем, хочу пожелать вам лично, редколлегии газеты и всем вашим читателям здоровья и благополучия, спокойствия, счастья и мира!
С уважением,
Вадим Теплицкий

Письма спрашивают...

Уважаемая редакция!
Я нелегал с большим стажем, так как проживаю в Америке уже более 11 лет. И сейчас как бы созрел для того, чтобы задать несколько вопросов профессиональным адвокатам. Поэтому и решил обратиться через Вашу газету, потому что знаю, что Вы всегда стараетесь помочь людям.
Во-первых, правда ли, что существует закон, разрешающий после 10 лет проживания в стране обратиться к властям с просьбой о легализации и, если удастся доказать, что все связи со своей бывшей страной разорваны, можно рассчитывать на получение гринкарты?
Может ли моя дочь, которая имеет грин-карту, подать документы на меня, если продлят срок действия статьи 245? Могу ли я сам подать прошение о политическом убежище, учитывая эту статью?
И еще один вопрос, но по другому поводу. Существуют ли в нашем городе медицинские офисы, которые бесплатно оказывают помощь в полном объеме, то есть обследование, консультации, и проводят операции в случае необходимости?
С большим уважением,
П. Ковалев,
Нью-Йорк

От редакции:
Редакция не могла не откликнуться на столь животрепещущую просьбу и связалась по этому поводу с адвокатом Аркадием Фрехтманом.
Вот, что он ответил.
Действительно, существует законодательная база, на основании которой нелегальный иммигрант после десятилетнего срока проживания в США имеет право официального обращения к властям с прошением о легализации своего статуса. Такого рода прошения подаются в Службу иммиграции и натурализации (INS) с оплатой услуг в размере $1000.
По второму вопросу ответ отрицательный, поскольку упоминаемая вами статья к Вашему случаю не имеет никакого отношения.
Мы занимаемся подобного рода делами и, при необходимости, Вы можете связаться с нами по телефону: (718) 331-7700.
Что же касается Вашего вопроса по поводу медицинских офисов, то для получения выверенного ответа рекомендуем обратиться в Департамент здравоохранения.

Письма не согласны...

Уважаемая редакция!
Периодически отдельные читатели «Русского базара» обращаются в редакцию с предложениями упразднить отдельные разделы и рубрики или заменить тематику.
В последнем номере «РБ» (№17) постоянный читатель Феликс Коган предлагает сократить материалы о спорте до одной страницы, так как пожилого человека не интересует данная тема и он «…даже не открывает эти страницы». Я не против читательской активности. Считаю, что деловые предложения читателей по качественному и тематическому улучшению газеты не отвергаются редакцией. Вместе с тем хочу подчеркнуть, что только главному редактору и редколлегии принадлежит инициатива и право проведения мероприятий по совершенствованию печатного издания.
Редакционная политика «РБ» всегда работает на нас, читателей, и в наших интересах. Это не орган ЦК КПСС. Издатель заинтересован «делать» газету интересной и не иметь проблем с реализацией. Думаю, что будет правильно, если отдельные читатели свои предложения в редакцию будут соизмерять с общественными интересами, а не индивидуально эгоистическими. Я тоже, как и Феликс Коган, пожилой человек, но категорически против сокращения объема спортивной информации. Именно пожилые люди наиболее активно обсуждают новости футбола, баскетбола, хоккея и других спортивных игр и состязаний. Прошу нашего редактора Наталью Петровну указывать имя журналиста, работавшего над обработкой и составлением спортивной информации. Это тяжелый труд, и мы гордимся замечательным журналистом. Нет в Америке другой газеты, как «Русский базар». И ничего менять, сокращать, изымать не следует. Редакция постоянно вводит новых авторов, творчество которых только радует.
Нам, читателям, грех жаловаться на невнимание редакции. Посмотрите, пожалуйста, внимательно на страницу «Горячая линия». Редакция дает ответы почти на все телефонные обращения. Прочитал вопрос Вадима: «Как и чем почистить сильно закоптившийся казанок, привезенный в США?», и мне стало смешно и грустно.
Сотрудники редакции нашли рекламодателей, имеющих отношение к химическим препаратам, обменялись опытом бытовых знаний и дали конкретный ответ.
Это устоявшийся стиль работы редакции газеты и прекрасных сотрудников, которых нельзя не любить. Такая газета нам нужна!
Аркадий Егоров

Письма сопереживают...

Здравствуйте, уважаемая госпожа Шапиро!
Написала «уважаемая госпожа» и поняла, что то, о чем хочу поделиться, требует иного обращения.
Дорогая Наташа! Пишу вам как мать матери.
У меня тоже двое детей, мальчик и девочка. У нас нет русского телевидения, но недавно, будучи в гостях у знакомых, увидела страшный сюжет: показали семью, приехавшую в Израиль из Украины лет шесть назад. Девочка – красавица, высокого роста, с роскошными светлыми волосами. Рост и волосы - все, что осталось от нее после взрыва. Она с друзьями беспечно веселились на дискотеке, когда там появился палестинец-самоубийца. Наташу (может, я неправильно запомнила имя) отбросило взрывной волной метров на 10, а несколько медных шариков, которыми была начинена бомба, попали бедной девочке в голову. Словом, врачи спасли ее чудом, но она осталась на всю жизнь калекой – левая сторона парализована, девочка почти не говорит, лишилась памяти. Вы бы видели ее родителей! Мать еще как-то держится, а на отца, кстати, он украинец, нельзя без содрогания смотреть. Горе буквально раздавило его и, кажется, лишило рассудка. Он говорит прямо с экрана: «Если начнется война, я пойду воевать и буду убивать всех подряд: женщин, стариков, детей, всех палестинцев». Я плакала, глядя на этого мужчину: он худой, глаза ввалившиеся… Плачу и сейчас, извините меня.
Может быть то, о чем я скажу дальше, будет звучать кощунственно, но сердце подсказывает мне эти слова. Когда перед моими глазами встают убитые горем родители Наташи, мне хочется задать им вопрос, который в жизни никогда не посмела бы задать. Потому что они сами истерзали себя этим вопросом. Зачем они приехали сюда? Зачем приехали сами и привезли несмышленую дочурку? Кто дал право так распорядиться ее единственной драгоценной жизнью? Боже, прости их, прости нас всех, за боль, причиненную нами нашим детям. Я повторяю их вопрос себе: кто дал право? Эти самоубийцы – это нелюди, взрывают себя, но своим женам, детям оставляют какие-то деньги, то есть при всей их звериной сущности они думают о детях. Родители Наташи тоже, конечно, думали о ней, когда эмигрировали в Израиль: жить будем лучше, образование девочка получит хорошее, а может, и замуж удачно выйдет.
Но разве шесть лет назад не взрывали, не стреляли? Разве не гибли ни в чем не повинные мирные жители? На что же надеялись Наташины родители? На то, что смерть случается с другими?
Обращаюсь я ко всем: опомнитесь! Мира там не будет никогда! Сколько в Израиле народу-то? Шесть миллионов? Разве Америке, Австралии, Канаде негде их обустроить? Мы все собираем деньги на медикаменты, на помощь семьям убитых израильтян. А не лучше ли собрать их, чтобы перевезти всех до единого евреев в безопасное место и помочь им начать наконец-то спокойно жить?!
Вы скажете, это – фантазии. А не фантазия случилась в начале прошлого века, когда духоборы, побросав дома, скотину, скарб, все-все, без оглядки бежали из России? Их всех бы вырезали на корню. Не в революцию, так в коллективизацию или позже. Какими же молодцами оказались «отцы нации», что весь свой народ вывезли в Канаду! А помогал им уехать, вы знаете кто – Лев Николаевич Толстой… Ну и что с того, что род духоборов зачинался где-то в России? Нам хорошо там, где хорошо нашим детям, где будет привольно нашим внукам, правнукам и уже их наследникам.
Извините, дорогая Наташа, за сумбурность письма. Возможно, с точки зрения политики я и не права, но у сердца матери свои, особые расчеты…
Раиса Белоконь

Письма вспоминают...

Уважаемая редакция!
Я ваш постоянный читатель. Мои воспоминания о встречах с видными шахматистами в прошедшие годы, включая фронт, печатались в разделе, который профессионально и интересно ведет Роман Василевский.
В этом же письме я хочу рассказать о необычной фронтовой встрече. Перед наступлением на Берлин наш бомбардировочный полк самолетов Ту-2 базировался на аэродроме Крейзинг в 4-х километрах от польского города Познань.
Где-то в начале апреля 1945 г. на наш аэродром неожиданно приземлились два американских истребителя. Это были новейшие одноместные самолеты «Мустанг», состоявшие только на вооружении ВВС США.
Когда самолеты вырулили на отведенные места стоянки, из кабин вышли летчики, оба афроамериканцы. На каждом из них был черный плащ, разрисованный картинками с эпизодами воздушных боев. Парашюты остались в кабинах самолетов. Американцы сразу оказались в окружении наших летчиков и авиационных специалистов. К сожалению, никто из личного состава полка не владел английским, и все общение проходило с помощью жестов, несложных рисунков, некоторых терминов и цифр.
Из этой «беседы» выяснилось, что их истребители сопровождали бомбардировщики, атаковавшие германские объекты. Но после выполнения задания в бензобаках их самолетов осталось слишком мало горючего, чтобы возвратиться на аэродром базирования. Наш же аэродром оказался значительно ближе.
Общение с американскими летчиками продолжилось в столовой. Еда со 100 г водки, положенными в день боевых вылетов, подвигла всех к значительному оживлению. Американцы благодарили за теплый прием. Они очень похвально отзывались о своих «Мустангах», летные характеристики которых усилили наш интерес к истребителям. Наше ознакомление с самолетами было ограниченным, так как в кабины мы доступа не получили.
Поразило обилие белых звездочек на фюзеляжах «Мустангов». А так как никто из нас понятия не имел о государственной символике США (на истребителях СССР звездочками отмечались сбитые немецкие самолеты), то большое количество звездочек вызвало всеобщее недоумение.
На следующий день истребители совершили краткий полет в зоне аэродрома без дозаправки. Важным достоинством самолетов выглядело то, что американцы, не имея рядом авиатехников, сами провели предполетную подготовку. Провели уверенно и четко. Стало очевидным, что создатели самолетов во главу углу ставили не только надежность и летно-тактические характеристики, но большое значение придавали и условиям обслуживания и эксплуатации. После посадки самолетов их кабины были опломбированы, а летчиков куда-то увезли, и в последующие дни они не появлялись.
Вскоре мы перебазировались на другой аэродром.
На аэродром Крейзинг мы возвратились в начале мая. Американских истребителей там уже не было: в наше отсутствие они улетели в расположение своих воинских частей.
В заключение хочу отметить, что среди тех истребителей, которые нам поставляла Америка по ленд-лизу, хотя и не было «Мустангов», хорошо себя зарекомендовали самолеты «Аэро-Кобра» и последующая их модификация, получившая название «Кинг-Кобра». У них были хорошие летно-тактические характеристики и мощное вооружение: подвесные бензобаки позволяли увеличить время пребывания самолета в полете. И в этом мы видели искреннюю помощь Америки.
С уважением,
Бенцион Лименис,
бывший военный инженер-механик вооружения авиации

Письма предлагают...

Здравствуйте, Наталья Шапиро!
Я – читательница вашей замечательной газеты - хочу рассказать вам об американской медицине, все прелести которой испытала на собственной шкуре, точнее, на собственном желудке. Стал он где-то полгода назад побаливать, что ни съем – не в коня корм. Пошла к гастроэнтерологу, американцу, потому что у нас, в Нью-Джерси, вся русская медицина сосредоточена на севере, в Файрлоне, до которого мне час на машине добираться. Принял меня доктор любезно, тут же назначил гастроскопию. От одного этого слова мне плохо становится. Наглоталась я этих «кишок» в Ульяновске – не дай Бог никому. В госпитале меня усыпили, так что я ничего не почувствовала. Тут надо американским докторам спасибо сказать. Установили у меня «воспаление желудка», по-нашему – гастрит. Выписывает мне тот же доктор какое-то лекарство, пить его надо 2 недели, по 8 капсул в день. А капсулы – величиной с ноготь большого пальца. Пью я их день, другой, лучше не становится, наоборот – хуже. Прошу я тогда свою невестку Олю прочитать по-английски в приложенной к лекарству инструкции: что же это такое я пью. Невестка переводит, а я расстраиваюсь все больше. Оказывается, это лекарство желудок лечит, а все остальное – калечит. Называется это «побочным эффектом». То-то у меня правый бок прямо запылал после этих лекарств. Потом уже русский доктор сказал, что это лекарство принялось травить мою печень. Прописал мне доктор русскую нашу эмульсию, маалокс называется. Я ее пью и чувствую физически, как маалокс в желудке тепло разливается и воспаление мое снимает. Лучше мне гораздо стало. Вы любите дискутировать в вашей газете на разные темы. Вот и порассуждайте на тему: какая она, американская медицина? С одной стороны, лучшая в мире, особенно хирургия и все что связано с аппаратурой, компьютерами и прочим. А с другой…
Елена Кузьмина,
город Мальборо,
Нью-Джерси.